Закупки по-русски

Про особенности российского бизнеса байки ходят по всему миру. Отдельной главой в этих историях всегда называют систему закупок оборудования или выбор поставщика услуг. В прошлом десятилетии правительство страны даже решило пойти по пути цивилизованного мира и внедрило систему тендеров. Казалось бы, вот она — прозрачность. Конкурируй ценой, предлагай лучшее качество исходя из условий, и получай заказ. Но хотели, как лучше, а получилось, как всегда…

С 1 января 2016 года вместо старой «доски объявлений», коей по большому счёту и воспринимался сайт zakupki.gov.ru, появилась Единая информационная система (ЕИС) в сфере закупок. Действует она по тому же адресу в Интернете. По задумке, ЕИС должна быть прозрачнее и дружелюбнее к пользователям. В неё включили библиотеки типовых контрактов для составления проектов необходимых документов, информацию о действующих запретах на допуск иностранных товаров, сведения о складывающихся на товарных рынках ценах и возможность формировать отчётность о результатах исполнения контрактов в автоматизированном режиме. Правда, единый каталог товаров, работ, услуг для организаторов тендеров при формулировании объекта закупки запустить не успели. Обещают реализовать к 1 января 2017 года.

Но, что при старой системе, что при новой, не проходит и месяца, чтобы в региональные управления федеральной антимонопольной службы не поступила жалоба на организацию тендера. То не допустили к участию, то условия составлены под конкретного поставщика, то ещё какая-то беда. ФАС, естественно, возбуждается и начинает разбираться. По большей части дел результаты тендеров отменяют. Причём, нарушителей не спасает даже собственный масштаб и близость к президенту. Примером тому служит скандал с тендером «Газпрома» на строительство трубопровода «Сила Сибири», разразившийся в конце 2015 года. Напомним, тогда Федеральная антимонопольная служба остро отреагировала на условия закупок.

«Там нарушено всё законодательство, которое только можно представить — о конкуренции, 223-й закон и положение о тендерах», — комментировал журналистам глава ФАС Игорь Артемьев.

После этого газовый гигант решил последовать рекомендации надзорного органа и изменил систему закупок. В частности, в феврале прошёл первый аукцион «Газпрома» по выбору поставщиков труб большого диаметра. Правда, ФАС и тут осталась недовольна.

«Результат ужасен, на мой взгляд. Падения цены практически нет, посредник (имеется в виду трейдинговая компания «Трубные инновационные технологии») получил опять 30%. «Газпром» купил трубы значительно дороже, чем мог. У меня уже даже слов нет. Мы видим просто потрясающую неэффективность этой компании. Понимаете, электронный аукцион — это форма, а если за этим стоят сговоры, менеджеры с соответствующими поставщиками или с какими-то посредниками как ТИТ, то это другая история совершенно», — заявил тогда г-н Артемьев.

Фото: news.pn

Сговорились вы что ли?

Попыток представителей российского малого и среднего бизнеса стать поставщиками для крупных предприятий или для государственных организаций история знает много. В редких случаях происходит чудо. Но в основной массе даже после встречи и оценки перспектив новичкам предлагают участвовать в тендерах. Вот только выясняется, что по условиям закупок выиграть или не получится, или экономически невыгодно, так как предлагать цену ниже рынка смысла нет. Ведь надо учесть себестоимость, затраты, налоги и заложить стоимость на развитие компании. А выигрывает иногда «родственный» участник (когда организации, допустим, связаны теневыми отношениями в финансах). В итоге получается, что новички выполняли роль статистов в тендере, чтобы тот прошёл формально без нарушений.

Нередки и случаи, когда компании просто не допускали к тендеру, отказывая по разным поводам, а то и вовсе без объяснения причин. Представитель одного из предприятий в приватной беседе рассказал, что для обеспечения победы нужного подрядчика в документах участников искали любые возможности для отказа. Отсеяли почти всех, кроме одного реального конкурента нужной организатору компании. И вроде как не за что. Но всё-таки нашли опечатку в одном из документов, и сняли с дистанции чуть ли не за пять минут до проведения тендера.

«Тендеры содержат сговор. Действительно, он бывает и очень часто. Без него даже зачастую никак. Это уловка, причём не столько для организации откатов (это отдельная тема), сколько для обеспечения самой возможности проведения тендера. Как это так — «для обеспечения возможности»? Да вот просто: тендер — это бюрократическая нахлобучка, которую и без того не слишком одарённые люди в аппаратах вынуждены исполнять. В смысле работы до заключения договора с желанным исполнителем это адов ад: около двух месяцев подготовки всяких справок, бумаг и обоснований внутри организации — всё для отчётности в случае чего, что исполнили по ФЗ. Представьте, что принятые в организацию юристы, бухгалтеры, функциональные заказчики очень слабо и наспех обучены, если вообще не поставлены перед фактом «прочитай ФЗ и делай, как там написано», и их обычная работа теперь дополнена целым ворохом дополнительных процессов, отчётности и документооборота. Естественно, что качество исполнения тут хромает — нет умелых исполнителей.
Соответственно, люди не парятся и аутсорсят в скрытом виде эту работу у потенциальных исполнителей. Вот вам причина «сговора» №1», — поделился на ресурсе habrahabr.ru пользователь Дмитрий Кудрявцев, служащий одного из государственных учреждений.

Казалось бы, у коммерческих структур условия, регламентирующиеся 135-ФЗ, немного проще. Они вольны сами устанавливать способы и порядок проведения закупок, требования к участникам, принципы оценки заявок и выбирать любые электронные площадки для проведения торгов. На деле же, многие действуют по тому же принципу, что и организаторы государственных тендеров.

Более того, известны случаи настоящего конфликта интересов. Правда, не из-за прямого сговора с какой-либо компанией, а опять же из-за банальной неподготовленности ответственного за проведение тендеров сотрудника. Он вроде бы выбрал более-менее подходящий продукт, но так как времени на его детальное изучение и подготовку всех документов не остаётся, то идёт на поклон в эту компанию и просит написать конкурсную документацию. Понятно, что обещать победу сотрудник не может, но никто не мешает потенциальному победителю внести в документы обязательные условия, присущие только его товару. Тем самым отсеивая конкурентов.

«За каждым сектором экономики всегда назначен «пасущий» — навещает, интересуется потребностями, чтобы схватить заказ. Потом тема развивается: фактически, ты его позвал. Никаких обязательств это не несёт, но если таких «верных» не прикармливать — их не останется. Раз позвал, то надо хотя бы выйти на решение — пускаешь его на скрытый пресейл и предпроектное обследование. Фактически документацию под тендер уже начинает готовить в этот момент сам исполнитель — ответивший на звонок приходит, уточняет детали и проектирует решение на своих технологиях или на доступных от субподрядчиков. Со стороны потенциального исполнителя это трудозатраты, которые понесены и должны быть потом оплачены. Они закладываются в цену услуг, хотя в смете потом фигурируют редко.
Решение выбрано — пора объявлять тендер. Это значит, собрать тучу бумажек вокруг проекта, договора и ТЗ, чтобы его опубликовали. Также объяснить дремучему составу согласующих, что ты в пределах лимитов бюджета реализуешь вот эту «хотелку», заказчику «хотелки» показываешь, что получилось, и добиваешься его согласования. В любом месте процесса могут начаться зацикливания (люди ленятся, тупят, отстаивают свои интересы). В результате тендер вывесить в срок — практически нереально, если он не твой, а общехозяйственный. Отсюда практически у всех тендеров срок исполнения — последние дни декабря. Отсюда же растут белые нитки «под исполнителя» в критериях оценки и т. п.», — разъясняет Дмитрий Кудрявцев.

Правда, у коммерческих структур, в отличие от государственных организаций, есть возможность отказаться от сделки. Если, к примеру, выяснилось, что готовивший ТЗ не учёл какие-то особенности или «хотелки» заказчика. Но обычно всё происходит по-другому.

«Если при начале внедрения заказчик из коммерческой структуры вдруг понял, что ему нужно иное (а может и совсем иное), то он вправе переформулировать исходные требования вплоть до полной их переделки. Нет проблем — если нужно формально оформляется дополнительное соглашение к договору — и вот новый план график и скоп работ. Возможно, конечно, попросят доплатить. А может и нет», — рассказывает один из связанных с тендерами источников, 5 лет руководивший разработкой нормативно правовых и нормативно-технических актов в сфере «Электронного Правительства РФ».

СКАЗАНО

Андрей Подлегаев, директор ООО «Сибгеоресурс»: «Тендеры — тормоз развития геологоразведки и эффективного недропользования»

Андрей Подлегаев«В настоящее время современная система проведения тендерных закупок недропользователем в области геологоразведочных работ невольно губит всю отрасль геологоразведки, не оставляя шансов на выживание и развитие.
Начнём с того, что основной задачей тендерной (конкурсной) процедуры является отбор лучшего предложения на оказание услуг или выполнение работ, представленных участниками, максимально соответствующее требованиям и целям заказчика. Если рассматривать данное определение с точки зрения теории, то понятно, что система конкурсного отбора, основанная на состязательности поставщиков услуг, способствует развитию здоровой конкуренции, но практика показывает, что это не всегда так. Дело в том, что основными требованием к проведению геологоразведочных работ, предъявляемых недропользователем являются срок выполнения, качество и стоимость. Основная цель конкурсной процедуры, — отбор претендента, готового выполнить работы за минимальный срок и минимальную стоимость. Зачастую качество работ становится на последнее место в критериях отбора либо вообще не интересует заказчика. Считаю, что причина этого, — стремление финансовых служб к экономии и превалировании экономических задач над производственными. В итоге основным критерием отбора поставщика услуг становится стоимость работ. Замечу, что известная среднерыночная стоимость работ и обоснованное ценообразование участниками тендерной процедуры не влияет на принятие решения конкурсной комиссией. Приведу пример. Средняя стоимость работ по подготовке проекта на геологоразведочные работы (ГРР) в Кузбассе колеблется от 700 000 до 1 300 000 рублей. Срок подготовки проекта на ГРР без учёта согласования — от трёх месяцев до полугода. В таблице 1 представлены результаты конкурсных торгов на подготовку проекта геологоразведочных работ по одному из участков каменного угля в Кемеровской области.

Результатом данного конкурса стал выбор «Компании 2» в качестве исполнителя, предложившего минимальный срок выполнения работ и стоимость. «Компания 1» выбыла на этапе приведения предложений к минимальной предложенной стартовой стоимости. В данном случае понятно, что «Компания 2» и «Компания 3» значительно занизили реальную стоимость работ, а также срок их выполнения.

Впоследствии такой опрометчивый шаг отразится на финансовом благополучии и возможности развиваться не только вышеназванных компаний, но и на благополучии «Компании 1», а также других участниках рынка. Поясню почему. Проект геологоразведочных работ является основой для геологического изучения участка и требует от специалистов проведения серьёзной аналитической работы. Если, конечно, мы говорим о качественном проекте, целью которого является оптимальный подход к ГРР, решающий поставленные задачи недропользователем. В этом случае работу выполняет не один человек, а команда, состоящая из геолога, гидрогеолога, технолога по бурению, геофизика и экономиста. Даже если принять в расчёт среднемесячную заработную плату специалиста в такой команде равную 30 000 рублей, то понятно, что при стоимости проекта 260 000 рублей работа становится убыточной. Заказчик при таком результате конкурса должен понять, чем обусловлена такая низкая цена, в противном случае есть вероятность получить некачественный результат. Порассуждаем о том, чем может быть обусловлена такая ценовая политика. Основной причиной, безусловно, является стремление участников тендерной процедуры выиграть. Самое интересное в этом соревновании то, с каким бравым видом представители геологоразведочных организаций сами себя топят. К сожалению, практически никто этого не осознаёт. Другими причинами такого снижения могут быть: наличие эксклюзивных технологий, дешёвых специалистов, снижение качества работ, сокращение объёма и др. На самом деле это мелочь по сравнению с тендерами на полный комплекс геологоразведочных работ. Они включают в себя проект ГРР, буровые работы, полевые, геофизические и лабораторные исследования скважин, а также подготовку ТЭО постоянных кондиций и геологического отчета. Приведу пример по одному из конкурсов, проводимых одной из крупнейших угледобывающих компаний в Таблице 2.

Из Таблицы 2 видно, что в результате торгов стоимость работ уменьшилась приблизительно на 30%. Минимальная стоимости данных работ (на грани рентабельности), по нашим расчётам, составляла 105 000 000 рублей. В результате недропользователь сделал выбор в пользу наименьшей цены, которая отличается от минимальной стоимости работ в меньшую сторону более чем на 27%. В данном случае у геологоразведочного предприятия снова нет возможности модернизировать технический парк, вести исследовательские работы и выполнять социальные обязательства перед работниками. Заказчик в свою очередь рискует получить результат, не отвечающий заявленным требованиям. Ни для кого не секрет, что подрядчик будет искать пути выполнить проект без убытка для себя. Вопрос в том, какими способами это будет достигаться? На чём будут сэкономлены деньги?

Еще одной проблемой, присущей конкурсным процедурам являются требования к подрядным организациям в части менеджмента качества, экологического менеджмента и др. Суть проблемы в том, что заказчик хочет получить хороший результат за минимальную стоимость, но при этом требует от подрядчика наличия различного вида сертификации (международные), а также планы мероприятий по обучению персонала, наличия формы одежды с товарным знаком компании. Это всё в свою очередь ложится в накладные расходы при расчёте смет на выполнение работ. Подрядчик встаёт перед дилеммой: каким образом обеспечить все требования заказчика при стоимости, недостаточной для оплаты работ непосредственных исполнителей проекта?

Делая вывод, можно сказать, что в сложившейся ситуации негативную роль играют обе стороны, а именно недропользователи и геологоразведчики. Пока не будут установлены нормы, регулирующие взаимодействие добывающих и геологоразведочных предприятий. Только в этом случае геологоразведочная отрасль сможет значительно усилить свой технический и научный потенциал, обеспечив недропользователя эффективными, качественными результатами геологической разведки».

Роман Лабурцев, генеральный директор АО «ПромТяжМаш»:

Роман Лабурцев

Роман Лабурцев, генеральный директор АО «ПромТяжМаш»

«На сегодняшний день большинство крупных российских компаний проводят закупки различной продукции для своих нужд на многочисленных электронных площадках путём розыгрыша тендеров, где основным критерием выступает низкая закупочная стоимость, позволяющая, по мнению заказчика, экономить денежные средства. Но не все выглядит столь оптимистично.

АО «ПромТяжМаш» уже более 10 лет занимается проектированием и производством конвейерного оборудования для предприятий горнодобывающей, металлургической и химической промышленности и о тендерах знает не понаслышке. Но в обсуждении сложившейся ситуации хочется выразить своё мнение не только от лица производителей конвейерного оборудования, но и от предприятий, работающих в других отраслях промышленности. У каждой стороны есть свои взгляды на проведение закупок путём розыгрыша тендеров. Большинство компаний-производителей в России скажут, что тендеры — это утопия, которая сильно затормаживает развитие промышленности России из-за сокращения инвестиций в НИОКР. Потребители же, наоборот, любят проводить закупки через электронные площадки, считая, что это может помочь сократить расходы и приобрести товар по меньшей стоимости за счёт создания жесткой конкуренции между компаниями, принимающими участие в процедуре торгов. Однако потребители не видят всей полноты ситуации, которая лежит в основе «снижения» стоимости продукции. Поэтому необходимо анализировать сильные и слабые стороны подобных закупок, делать выводы, на основе которых и регулировать данный процесс.

К сильным сторонам тендерных площадок можно отнести следующее. Если речь идёт о государственных контрактах, то все зарегистрированные поставщики внесены в единый реестр, а данные об организациях проверяются государственными структурами. В результате — минимальные риски заказчика, связанные с заключением договора. Наличие определённых гарантий получить купленный товар и не попасть на фирму «однодневку». Однако у компаний, которые используют негосударственные торговые площадки, возможности быстрой проверки поставщика нет. Поэтому приходится держать в штате сотрудника, который бы проверял организации на надёжность.

Обеспечение сделки путём предоставления банковских гарантий. В прошлом многие поставщики предоставляли поддельные банковские гарантии. С появлением и совершенствованием тендерной системы эта проблема была устранена. Все данные вносятся в единый реестр, и заказчик может без труда проверить их подлинность.

Наличие реестра недобросовестных поставщиков. Все организации, которые нарушили условия сделки по договору, вносятся в единый реестр, позволяющий заказчику узнать, были ли нарушения условий договора у того или иного поставщика.

С позиции заказчика тендер выглядит очень привлекательно, но как было отмечено ранее, в тендерной системе есть и минусы, самым существенным из которых, на наш взгляд, является приобретение товара ненадлежащего качества. Руководствуясь только лишь минимальной закупочной ценой, заказчик рискует приобрести товар низкого качества. Очевидным следствием является удорожание стоимости владения, в нашем случае, конвейерным оборудованием, а именно:
• использование низкокачественных материалов при изготовлении товаров, что приводит к частому выходу из строя оборудования. Ни для кого не секрет, что производители вынуждены экономить на производстве с целью поддержания конкурентоспособности своей продукции. Экономия может быть разной, начиная от технологических процессов и заканчивая более дешёвыми материалами. Даже несмотря на строгое техническое задание, многие производители при снижении стоимости товара ставят отличные от технического задания материалы и комплектующие. Так, например, вместо хорошего подшипника некоторые компании могут использовать китайский аналог или же использовать вторсырье при формировании обечайки или става. Это опять же оказывает отрицательное влияние на стабильность работы оборудования.
• увеличивается износ важных узлов конвейера и появляется необходимость чаще менять комплектующие;
• заказчик несёт большие потери на сервисное обслуживание, ремонт, замену, проведение процедуры закупки и логистические издержки необходимых комплектующих.

Многие производители не могут на своём производстве изготовить продукцию с низкой стоимостью и вынуждены привлекать сторонних изготовителей, которые зачастую являются небольшими предприятиями, производящими продукцию «на коленке» с отвратительным качеством.

В результате к наименьшей стоимости добавляется весьма крупная сумма издержек, которая в большинстве случаев значительно выше первоначальной стоимости покупки. Не говоря уже о простоях вышедшего из строя оборудования, влекущих за собой срывы сроков производства и поставки производимой заказчиком продукции и, как следствие, подрыв репутации компании. Это очень серьёзная проблема, требующая глубокого анализа самим заказчиком.

На рынке сейчас господствуют производители, которые используют некачественные материалы, китайские комплектующие, экономят на всём, чтобы снизить конечную цену своей продукции. Именно потребители создали такую неблагоприятную атмосферу для производителей России. Те немногие российские предприятия, которые хотят выпускать инновационную продукцию, инвестируют в модернизацию процессов производства, в НИОКР и радеют за качество, не могут конкурировать с недобросовестными поставщиками дешёвого, но некачественного товара. При проведении процедуры многоуровневых торгов производители вынуждены снижать цену до низкокачественной продукции для сохранения своего присутствия на рынке и в результате работать «в ноль», а иногда и «в минус», что приводит либо к банкротству организации, либо вынуждает находить способы удешевления производства для повышения своей конкурентоспособности. В результате, рынок заполоняет некачественный товар, а заказчик продолжает нести огромные потери, связанные с обслуживанием конвейерного оборудования. Поэтому наша компания пытается донести до своих потенциальных заказчиков, что руководствуясь только низкой стоимостью покупки, они несознательно гасят потенциал отечественных производителей и останавливают оставшихся производителей в перевооружении своих производств и создании современных высокоэффективных конвейерных систем.

На примере одного из наших постоянных заказчиков мы можем сказать, что применение качественных конвейерных роликов производства нашего предприятия при обслуживании конвейеров позволило снизить объём закупок более чем в три раза в течение 5 лет.

В конце хотелось бы обратиться к заказчикам от лица АО «ПромТяжМаш». Если вы хотите построить хорошие и долгосрочные отношения с производителем качественных товаров, проводите процедуру закупки с умом, не руководствуясь только низкой первоначальной стоимостью. Калькулируйте все издержки, связанные с эксплуатацией, суммируйте все расходы, и Вы поймете, что лучше переплатить за первоначальную стоимость и снизить эксплуатационные расходы в разы, чем терпеть постоянные издержки, связанные с эксплуатацией низкокачественного товара. Тем самым вы поспособствуете как своему благополучию, так и всей отрасли в целом».

Материал опубликован в журнале «Добывающая промышленность» №2 2016 г.

тортик

Новости по теме

Идём на Восток!

Никто точно не знает, сколько в земных недрах осталось нефти. Время от времени аналитики публикуют пугающие прогнозы с датами и цифрами. Вот, ...

Читать...