День шахтёра 2020
отмечаем здесь

Маркшейдер смотрит свысока

Наши съёмки на разрезе «Распадский» (подробный репортаж об этом — в № 4, 2019) получились очень насыщенными: мы увидели работу не только тяжёлой, но и «крылатой» техники. Геодезическую съёмку на объекте здесь производят, в том числе и с использованием квадрокоптера — этот процесс нам продемонстрировали специалисты предприятия.

Закономерно, что у нас возникло много вопросов о тандеме людей и современного оборудования. Задали мы их главному маркшейдеру предприятия Валентине Тарасенко.

Валентина Тарасенко,
главный маркшейдер разреза «Распадский»

 Валентина Тарасенко,
главный маркшейдер разреза «Распадский»
Валентина Тарасенко,
главный маркшейдер разреза «Распадский»

— Производители БПЛА говорят об огромном перечне возможностей техники. Какие эффекты ощутили на себе специалисты разреза «Распадский»?

— Это очень существенная экономия времени и человеческих ресурсов. Один маркшейдер вместе с горнорабочим за 2–3 часа может отснять весь разрез. Потом он возвращается в офис, обрабатывает информацию. Условно говоря, за день у нас всё готово. Если использовать традиционные технологии, то маркшейдер отснимет только отдельный фрагмент разреза, потратив на это то же время. Чтобы получить данные обо всём объекте целиком без квадрокоптера, понадобится несколько дней, а за сутки на предприятии уже многое изменится.

— Мы неоднократно видели квадрокоптеры на отраслевых выставках, но в реальной работе сегодня наблюдали оборудование впервые. Получается, что БПЛА в горной добыче — это уже не будущее, а настоящее?

— Я бы не сказала. Сегодня на рынке много оборудования, которое может облегчить работу маркшейдера: тот же квадрокоптер, 3D-сканер, электронный тахеометр. Но далеко не все специалисты торопятся внедрять эту технику. Всё-таки это машина. А если данные будут неточными? А если она просто сломается? Получается, что внедрение техники — это ответственность. И маркшейдерам нередко проще «по старинке» снять отдельный забой с помощью тахеометра, чем поднимать в воздух квадрокоптер и проводить съёмку.

— Есть ли задачи, которые вы сегодня не доверяете квадрокоптеру? И допускаете ли, что техника сможет заменить человека?

— Съёмки складов мы продолжаем проводить тахеометром: не рискуем работать с БПЛА, поскольку здесь нужна максимальная точность. Вообще же, система ещё только в стадии становления, ещё есть к чему стремиться.

 БПЛА в горной добыче

Мы сейчас присматриваемся к 3D-сканеру, я полагаю, что эта техника сможет существенно облегчить труд маркшейдеров, таким образом, у них появится больше времени на детальное изучение инструкций,
саморазвитие.

Но я не думаю, что техника в обозримом будущем сможет заменить человека. Допустим, с 3D-сканером мы теоретически можем уменьшить количество горнорабочих на объекте. Но без знаний маркшейдеров нам точно не обойтись.

— Есть ли у вас пожелания к производителям БПЛА? Отметили для себя, что какие-то функции стоило бы добавить?

— Если бы квадрокоптер умел передавать данные по Wi-Fi, это бы очень упростило нашу работу. Смотрите, как получается.

Маркшейдер едет на разрез, производит съёмку, потом возвращается сюда, скидывает данные на компьютер, его коллега их обрабатывает, а маркшейдер с квадрокоптером едет на съёмки на другой разрез.

 БПЛА в горной добыче

Представьте, сколько времени мы бы сэкономили, если бы данные не пришлось передавать вручную. Например, у электронного тахеометра такая функция есть. Специалист может на горе получить информацию, тут же передать её в офис, а там оперативно составят паспорт объекта. Мы сейчас как раз запускаем беспроводную сеть доступа в интернет на добывающем объекте.

— А в современную программу обучения маркшейдеров такие «чудеса техники» уже входят?

— Мои маркшейдеры — это выпускники техникума, и в их программе такой дисциплины точно нет. Кстати, я очень рада, что трое из них сейчас получают высшее образование: всем моим сотрудникам меньше 30 лет, им просто необходимо расти и развиваться — чтобы идти в ногу со временем. В целом же в регионе в образовательных учреждениях сегодня работает старое демонстрационное оборудование, увидеть и оценить возможности современной техники фактически негде. В этом деле мало посмотреть видео в интернете и прочитать инструкцию — нужно оценить возможности оборудования «вживую».

Правда, рынок подобного оборудования становится всё более конкурентным, поэтому представители компаний несколько раз сами приезжали к нам на предприятие и проводили презентации.

 БПЛА в горной добыче

Например, мы более детально узнали о возможностях 3D-сканера
и георадара. Я и сама с интересом посещаю такие презентации. Сейчас моя работа по большей части связана с управлением, но, если возникнет необходимость работы «в полях», я возьмусь за неё, причём с удовольствием — мне это очень интересно.

А что касается обучения, то мы с коллегами стараемся обмениваться информацией. К нам, например, уже несколько раз приезжали специалисты других добывающих предприятий — посмотреть на работу квадрокоптера, послушать отзывы.

— Кстати, как обстоит в вашей отрасли ситуация с кадрами?

— Тут всё неоднозначно. Когда я пришла в горную отрасль, тут в основном работали опытные специалисты, которых наше поколение и сменило — а они ушли на заслуженный отдых. Сейчас, наоборот, время, когда работают молодые люди. Поэтому современным выпускникам нужно очень хорошо себя проявить, чтобы получить работу.

То есть у нас даже профицит кадров. Но если говорить о городе Междуреченске, то здешние специалисты — это обычно выпускники техникума. А техникум и университет — это всё-таки очень разный уровень. И вот маркшейдеров с высшим образованием как раз и не хватает: талантливых студентов «разбирают» уже на старших курсах.

— Признаться, мы никак не ожидали увидеть в кресле главного маркшейдера молодую женщину. Неужели маркшейдерия сегодня — это больше женская профессия?

— В последнее время мне кажется, что это именно так. Даже в шахте — а я 12 лет отработала в «Распадской» — больше половины маркшейдеров — это девушки. И сейчас на предприятие приходят практиканты: если из пятерых один-два парня — это успех. Хотя изначально это была именно мужская профессия — женщин на эти должности не брали.

— Какими талантами должен обладать маркшейдер? Они имеют гендерную специфику?

— Не думаю. В первую очередь важно пространственное мышление, знание геометрии. Чтобы человек, сидя в кабинете, мог по имеющимся данным смоделировать в своём воображении картинку, да ещё и коллегам объяснить.

Беседовала Анна Кучумова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №5, 2019

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.