Можно листать вниз
Проектирование предприятий
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Геологоразведка: комплекс поисковых и разведочных работ, бурение скважин, эксплуатационная разведка

Проектирование: предпроектные проработки, проектно-изыскательские работы, авторский надзор

Строительство: технический заказчик, генеральный подрядчик, строительный контроль

Аудит горного предприятия

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали
Спонсор статьи

ОФ «СУЭК-Хакасия». Сквозь тяжёлые среды

03.03.2021

На обогатительную фабрику «СУЭК-Хакасия» мы приезжаем как раз в момент запуска — предприятие возобновляет работу после плановой остановки. «С хвоста» по цепочке запускаются около 300 агрегатов: большинство в автоматическом режиме, а некоторые единицы — силами машиниста.

Сквозь тяжёлые среды

Мы стоим возле щековой дробилки, когда она со звуком взлетающего самолета — разве что приглушённым — возвращается в работу. Начинают движение конвейеры, входят в ритм грохоты и аспирационные установки, фабрика оживает, наполняется привычным рабочим гулом.

Игорь Пивоваров, главный инженер обогатительной фабрики «СУЭК-Хакасия»
Нам помогал Игорь Пивоваров, главный инженер обогатительной фабрики «СУЭК-Хакасия»

Знакомство с обогатительным предприятием мы начинаем, как и положено, с углеприёма: тот самый уголь, с которым мы недавно расстались на разрезе, приехал на фабрику в кузовах 130-тонных БЕЛАЗов, его калорийность пока 4700-4900 ккал/кг. Покинет фабрику уже концентрат 5150-5700 ккал/кг в зависимости от фракции.

В 1975-ом, когда молодые обогатители из Кузбасса приехали сюда, чтобы запускать новую фабрику, её проектная мощность составляла 2,5 млн тонн в год по горной массе. Сейчас те девчонки и мальчишки уже стали пенсионерами, а фабрика «подросла»: теперь плановые показатели здесь 8,5 млн тонн. Это план, но не «потолок»: в 2017-м реальные объёмы были 8,9 млн т «с копейками».

Главный инженер обогатительной фабрики «СУЭК-Хакасия» Игорь Пивоваров, который сопровождает нас на объекте, говорит, что установленное оборудование позволит предприятию перерабатывать и 10,5 млн тонн.

Сквозь тяжёлые среды

«Видите ли, не всё зависит от фабрики и её мощностей. Конечно же, объёмы регулирует рынок. Наши потребители — это не только российские теплостанции и частный сектор, но и энергетический сектор Прибалтики, Польши.

А прошлая зима в Европе была тёплая, поэтому последние несколько снизили объёмы. В том числе в связи с этим предприятия региона частично переориентировались на восточные поставки.

В 2020-м свою роль сыграла пандемия. Мы, конечно, не останавливались, но и сверхплановых заданий не было.

Железная дорога свои коррективы вносит. Мы местным потребителям отправляем автотранспортом, но большая часть концентрата уходит в вагонах — за сутки можем до 250 единиц загрузить. И порядка 1,5 тыс. часов в год фабрика вынужденно простаивает, потому что нет вагонов. Да и вообще, переработка угля — это командная работа», — рассуждает наш провожатый.

За 45 лет изменились не только мощности. Большие события произошли в 2012-м, когда на ОФ началась переработка мелких классов угля, для чего появился и новый корпус — до этого класс 0-13 отсеивался без обогащения. Крупный и мелкий уголь идёт разным потребителям, поэтому на фабрике тщательно следят за тем, чтобы классы не смешивались.

Сквозь тяжёлые среды

Вообще, рынок диктует производству свои условия. Интересный факт: в последние годы фабрика скорректировала сами классы, перераспределив уголь. Если раньше, скажем, были классы 13-50, 50-100, 100-200, то сегодня это 6-25, 25-60 и 60-130. Сделано это для того, чтобы внутри одного класса был более однородный по грансоставу продукт и были менее заметны фракционные различия.

И лабораторный анализ во многом направлен именно на то, чтобы тщательно разделить уголь. Хотя, тут спектр задач более широкий, но в целом контроль качества — это опять же требование рынка. Свойства исходного сырья и выпускаемой продукции фабрика отслеживает как силами собственного ОТК (интересно, что он подчиняется не фабрике, а головному офису — для объективности), так и силами лаборатории «СЖС-Восток».

«СЖС — лаборатория независимая, достаточно авторитетная. Их специалисты постоянно у нас на фабрике работают, параллельно с нашим ОТК отбирают пробы — каждый для себя. Работают, получается, параллельно: СЖС анализы делают, фракционный, и ситовый, и отчёты составляют, и арбитражные пробы в своих архивах сохраняют.

В последнее время у них стало больше задач по ситовому анализу: требования изменились. Если советские ГОСТы допускали 18-20% содержания одного класса в другом, то теперь ТУ требует только 10%. Это и нам как производству, и лаборатории дополнительная ответственность», — поясняет Игорь Пивоваров.

Сквозь тяжёлые среды

Классовое деление

Пойдём по старшинству и начнём с корпуса обогащения угля 25-200  мм, то есть крупных фракций. Этот цех работает с запуска фабрики «СУЭК-Хакасия», и изначально корпус именовался главным — теперь титул у него попроще. Как нам объясняют, технологическая схема за прошедшее время существенно не изменилась, а вот оборудование, да и сам интерьер корпуса — очень даже.

Взять хотя бы помещение на нулевой отметке, где расположились насосы. Совсем недавно здесь прошёл ремонт — расширили проходы. Производительности фабрике это не добавило, но сделало этот сложный производственный объект более безопасным для работников.

Сквозь тяжёлые среды

«Мы с вами, когда были наверху, видели пластинчатый питатель, оттуда уголь и подаётся. Сначала надо отделить крупные куски — иногда более 400 мм попадаются: -200 идёт на конвейер без дробления, а +200 — в дробилку. Дробилка у нас отличная, считай, уникальная. Это оборудование американской компании Telsmith, со сложным качанием щеки.

Такая технология даёт значительное увеличение производительности: до 2009  года у нас тут стояла российская дробилка производительностью 300 т/час, Telsmith же даёт 780 т/час при тех же габаритах. Модель 50х60, которая у нас работает, — это почти самый большой их типоразмер, 50х60 — это размер приёмного отверстия в дюймах — 1250х1500 см», — рассказывает Игорь Владимирович, демонстрируя работу дробилки.

Дальше в работу вступает первая пара грохотов, их задача — методом сухой классификации отделить «мелочь» 0-25, так как обогащение этой фракции пойдёт уже по другому сценарию. На классификации, дальнейшей мокрой дешламации и отмыве магнетита от концентрата работают грохоты AURY (на фабрике в общей сложности шесть единиц техники этого производителя) — оборудование прямо-таки исполинских размеров.

На его фоне удобно фотографироваться: получается что-то вроде карточек начала века «Группа летчиков на фоне дирижабля». Игорь Пивоваров говорит, что грохоты здесь — максимального типоразмера, который позволяет помещение, 4×8 м. ООО «Открытые Технологии» изготовило их специально для черногорской фабрики.

Сквозь тяжёлые среды

Масса каждого грохота 50 тонн. Любопытно, что в цехе рядом с такими гигантами людям вполне комфортно — специализированные рамы позволили устранить вибрацию.

Наш собеседник с улыбкой добавляет, что на фабрике работает «сборная команда» — оборудование со всего мира, в том числе и российское из разных регионов нашей большой страны. Вот грохоты AURY — китайские, этот опыт сотрудничества специалист называет успешным, хотя и уточняет, что Китай Китаю рознь.

«В 2019 году нам эти грохоты поставили, я считаю, ребята хорошо сработали. Тут ведь вот какое дело: если оборудование серийное, понятно, что оно обкатано, проверено и прочее. А вот если оно нестандартное, то всегда будут какие-то шероховатости. Но ведь и фабрики все разные, уголь у всех разный, вот и техника будет отличаться.

И когда нам эти грохоты установили, оказалось, что не хватает жёсткости борта в загрузке. Так «сервисники» к нам приехали, тут на месте всё усилили, а позже и в конструкцию внесли изменения, и эти борта нам заменили. Я думаю, это ответственный подход», — делится главный инженер фабрики.

Уголь, прошедший классификацию, отправляется на следующую ступень — дешламацию. Здесь уголь обмывается водой. Таким образом отделяется фракция 0-3, а шлам также отправляется на обогащение в другой корпус.

Сквозь тяжёлые среды

Назад в будущее

Крупные же классы идут в сепаратор, который наш собеседник называет главным обогатительным аппаратом. Обязательный участник процесса  — тяжёлосредная суспензия, и, кстати, мы находится на единственной в Хакасии фабрике, которая ведёт обогащение в тяжёлых средах.

Последняя представляет собой смесь железорудного концентрата, воды и шлама. В основе работы сепаратора принцип разделения продуктов по плотности: уголь как более лёгкий материал поднимается наверх, а отходы обогащения осаждаются. Технология в целом классическая, а вот история работающих на фабрике сепараторов достойна приключенческого романа.

Сквозь тяжёлые среды

Сепаратор тяжёлосредный колёсный СТК-4000 уникален в первую очередь своими габаритами — изделия такого типоразмера в нашей стране никогда не производили. Но зато придумали: в 1970-х годах советские конструкторы разработали это оборудование, только в серию оно тогда не пошло.

«Но в Институте обогащения твёрдого топлива сохранились чертежи. Об этих конструкторских разработках узнал наш директор Николай Николаевич Антошин, и он решил довести советский проект до готового изделия.

Чертежи нашли, мы их выкупили. Конечно, пришлось поработать: внесли около 20 крупных правок — это не считая всякой мелочи. Помогал нам завод «АО «Тяжмаш» — наше российское предприятие, находится в Сызрани, оно изготовило это экспериментальное оборудование.

Три года назад мы поставили первый сепаратор с заводским номером 1, единственный такой в мире. А в прошлом году у нас появился и агрегат с заводским номером 2», — рассказывает Игорь Пивоваров.

Сепаратор покидают два продукта: концентрат и отходы, которые обмывают водой на последующих грохотах. Воду после обмыва собирают, из неё извлекают железорудный концентрат, который отделяют с помощью магнитных сепараторов. После этого вода снова идёт в оборот, получается замкнутый цикл.

На этом этапе угольный концентрат в целом уже готов, но есть ещё стадия дробления: самый крупный класс на фабрике 130 мм, так что более крупные куски необходимо измельчить, чтобы продукт получился однородным.

Сквозь тяжёлые среды

Уже на выходе из корпуса 25-200 мы обращаем внимание на новые грохоты уже знакомой фирмы AURY, они пришли совсем недавно и ждут установки. Оборудование такой конструкции производитель освоил не так давно. Игорь Владимирович объясняет: особенность здесь в том, что при вращении возбудителя в движение приходит не только короб грохота, но и сита.

Такая конструкция позволяет эффективно производить рассев, в том числе и мокрого угля. Грохоты аналогичной конструкции хорошо зарекомендовали себя также на Тугнуйской обогатительной фабрике.

Сита здесь полиуретановые, а ячейки необычной формы — продолговатые: 4×20 и 6×20. Игорь Владимирович объясняет, что это решение опять же позволяет повысить эффективность рассева мокрого угля. Что же касается материала сит, то на фабрике в ходу и металл, и резина, и полиуретан — последний ходит порядка полугода, на отдельных процессах более года.

Сквозь тяжёлые среды

Мелкий уголь

Работа в бывшем главном корпусе продолжается — фабрика «СУЭК-Хакасия» ведь функционирует непрерывно, в две смены по 12 часов. Мы же, увидев основные элементы производственной цепочки, просим проводить нас во второй, более новый корпус, где обогащается уголь до 25 мм — тот самый, за отделением которого мы недавно наблюдали. В цехе 0-25 работает оборудование для обогащения и обезвоживания мелкого класса.

«В этом корпусе принцип примерно такой же. Опять работают грохоты, отделяется класс до 6 мм, он идёт без обогащения. Класс более 6мм обогащается, только вместо сепараторов теперь будут тяжёлосредные гидроциклоны. Ну и плюс к тому, поскольку тут у нас уголь мелкий, его нужно обезвоживать, а это ещё группа оборудования», — комментирует Игорь Пивоваров.

Сквозь тяжёлые среды

Вода как ресурс

«Все процессы обогащения связаны с водой. Она используется и как транспорт, и как сырьё для изготовления суспензии, и как материал для обмыва. Мы с вами были на нулевой отметке, где работают насосы. Такой же блок есть и в этом корпусе. В час фабрике нужно примерно 2000 кубов воды.

Объёмы большие, и замкнутый водооборот — самый оптимальный вариант. Так что воду мы никуда не сливаем, а собираем и снова пускаем в оборот. Перекачивают её насосы Warman, они и ориентированы на такие тяжёлые условия», — продолжает наш собеседник.

Классический спутник мокрого обогащения — радиальный сгуститель. С виду кажется, что этот «искусственный водоём» (на фабрике в Черногорске баки на 3,5 тыс. «кубов», 22 м в диаметре) наполнен водой — разве что не прозрачной. Но здесь, как нам объясняют, тоже есть частички угля 0-0,5 мм.

Собрать такую мелкую фракцию помогают флокулянты, установка для их изготовления расположилась тут же. Любопытно, что для двух видов флокулянтов: катионных и анионных — предназначены четыре ёмкости по 40 «кубов». В двух располагаются рабочие жидкости, в двух других же идёт приготовление. Когда рабочие сосуды пустеют, их пополняют, и так по кругу.

Сквозь тяжёлые среды

Увидев в чаше сгустителя уточку, мы уже готовы были сослаться на обман зрения, но работники фабрики успокоили: утка имеет место быть. С помощью игрушечной птицы можно визуально отследить, работает ли граблина.

Если утка плавает, то всё в порядке. Вращаясь, граблина двигает сгущённый шлам к центру, осветлённая вода же — порядка 1100-1200 «кубов» в час — сливается и снова идёт в производственный процесс. Угольная мелочь отправляется на фильтр-пресс.

Демонстрируя нам фильтр-прессы, специалист говорит, что в данном случае товарным продуктом, скорее, следует считать воду, нежели уголь. Дело в том, что полученный таким образом концентрат имеет очень высокую зольность, и покупатель для него не всегда находится.

«Фильтр-прессы у нас российские, «ДАКТ-Инжиниринг». Давно с ними работаем, с 2012 года, сначала два фильтра поставили, потом ещё два приобрели. Не могу сказать, что мы сразу идеально сработались: были нюансы, но производитель их учёл.

Они вообще в постоянном поиске: если наши более старые и новые фильтры сравнить, то видно, что конструкция немного изменилась, где-то что-то усовершенствовали. Для нас важно, что фильтры большие, трёхметровые, а это большая площадь фильтрации. Производительность у них заявлена 24-28 тонн/час, столько они примерно и делают», — комментирует Игорь Пивоваров.

Выходя с фабрики, мы видим отъезжающий 130-тонный БЕЛАЗ. В его кузове отходы обогащения, пустая порода. Она отправляется в отвал разреза «Черногорский» — никаких жидких шламоотстойников.
Что же касается угля, то теперь и мелкие классы готовы к отгрузке. Теперь концентрат ещё раз просеивают, два грохота делят продукт на три класса: 6-25, 25-60, 60-130. Вагоны с углём, готовые к отправке, станут последними нашими фабричными кадрами.

Сквозь тяжёлые среды

Профессия обогатитель

Напоследок мы заходим в диспетчерскую — всегда интересно, как огромная гудящая фабрика обращается графиками на мониторах. Диспетчеры — женщины, картина привычная. Поскольку заходим мы в сопровождении главного инженера, работницы рапортуют: фабрика после остановки запущена, работает в штатном режиме.

Девушки рассказывают, что на окружающих их мониторах отражена работа обоих корпусов: характеристики оборудования, текущие параметры, производительность отдельных элементов. Часть мониторов отданы под видео с погрузок: диспетчеры следят за чистотой вагонов и контролируют полноту загрузки.

Сквозь тяжёлые среды

«Сюда стекается информация обо всей жизни фабрики. Диспетчер, во-первых, контролирует параметры, от которых зависит качество готовой продукции. Это, например, плотность рабочей суспензии, расход флокулянтов, железнорудного концентрата. Он же следит за работоспособностью оборудования, среднечасовой нагрузкой.

Во-вторых, не забывайте, что фабрика — это опасный производственный объект, и за оборудованием нужно следить из соображений безопасности. Состояние оборудования отображается иконками на экране. Если что-то остановится, появится сигнал «Стоп», в этом случае диспетчер свяжется с нужным специалистом.

Ну а если, не дай бог, авария, то диспетчер должен действовать по инструкции: там прописаны все действия по ликвидации», — объясняет обязанности сотрудников Игорь Владимирович.

Женщины-обогатители — картина для сегодняшней добывающей промышленности, можно сказать, классическая. На фабрике «СУЭК-Хакасия» мужчин и женщин примерно поровну. Как говорит наш собеседник, на работах по обслуживаю чаще можно увидеть женщину, а вот на ремонте — мужчину.

В целом же растёт фабрика — растёт и коллектив. И вот старенький АБК уже не вмещает всех сотрудников: если в 1975-м, когда его строили, здесь работали человек 150-160, то теперь это уже 260 сотрудников. Да и в целом корпус за столько лет обветшал, и сейчас готовится к строительству новый — проект уже готов.

Сквозь тяжёлые среды

Нельзя сказать, что кадровый вопрос на фабрике стоит очень уж остро. Текучка, говорит наш провожатый, есть, но небольшая, процентов 10%. Конечно, пенсионеры уходят, а молодые люди не всегда имеют правильное представление о фабричном быте. Разумеется, это не курорт.

Но опытные работники подмечают то, на что сразу не обращают внимание новички: стабильность, налаженные бытовые условия, руководство, открытое к новшествам, решения для сплочения коллектива. А ещё возможность для саморазвития: можно учиться, можно расти в профессии.

Сам Игорь Пивоваров пришёл в компанию даже не на фабрику — на «Черногорский» разрез, механиком. А дальше, говорит, было бы желание: и коллеги что-то объяснили, и спецобучение проходил. Так и остался на фабрике — тому уже 20 лет.

Сквозь тяжёлые среды

На разрезе побывали: Анна Кучумова (текст), Евгений Ошкин (фото)


Поделиться:
Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №1, 2021

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали
Еще по теме
Оптимизированная транспортная система. Возможность повысить эффективность перевозки людей и материалов и снизить эксплуатационные затраты
Как снизить затраты и повысить эффективность работы шахты
Горная промышленность
ФНПЦ «Алтай»: выпущено в наукограде!
Универсальные решения
Кадфем си ай эс
На XVII Конференции CADFEM/Ansys обсудили роль численного...
Универсальные решения
Рисунок 1. Инструмент для измерения напряжений Sigra IST
Sigra: Важность измерения напряжений в горных породах
Горная промышленность
Горнорудная компания воспользовалась преимуществами...
Горная промышленность
инженерные изыскания
Инженерные изыскания — must have для удачного проекта
Горная промышленность
крановая техника
Краны TADANO: более 100 лет уверенного подъёма
Универсальные решения
футеровка Element
Как экономить до $4000 в год на перефутеровке одного...
Универсальные решения
обсерватор для вахтовиков
Обсервация вахтовиков. Опыт «Сава Сервис»
Универсальные решения
конвейерная лента
Три проблемы, которые решает правильная лента для...
Универсальные решения
грохоты Kroosh
Многочастотные грохоты Kroosh в обогащении отходов флотации...
Угольная промышленность
Возможно всё и даже больше
Черногорский РМЗ. Возможно всё и даже больше
Угольная промышленность
Познай разницу с буровым станком Levent 2002 RX-4
Горная промышленность
Schneider Electric
От производителя до потребителя — один шаг
Универсальные решения
бульдозер CAT D11
Главная премьера будущего сезона: первые бульдозеры Cat®...
Горная промышленность
Применение полиуретана в горнодобывающей промышленности
Горная промышленность
экскаватор Hyundai R260LS-9S
Экскаватор Hyundai R260LC-9S
Горная промышленность
Полный цикл управления технологическим процессом на ЗИФ...
Драгметаллы
бульдозер Shantui
Гидростатическое движение Shantui в России
Горная промышленность
НПО Аконит
Делай, как предписано в матрице, и получишь отличный барабан
Универсальные решения
спектрометр Гранд СВЧ
Анализ моторных масел. Возможности спектрометра «Гранд-СВЧ»
Универсальные решения
промышленное пылеподавление
Не туманный эффект: новое слово в пылеподавлении
Универсальные решения

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спецпроекты
Mining World Russia 2021 | Обзор выставки
Спецпроект MiningWorld Russia 2021: в прямом контакте. Следите в режиме online за происходящим на площадке крупной международной отраслевой выставки....
День Шахтёра 2020
В последнее воскресенье августа свой праздник отмечают люди, занятые в горной добыче. В День шахтёра 2020 принимают поздравления профессионалы своего...
Уголь России и Майнинг 2019
Спецпроект dprom.online: следите за выставкой в режиме реального времени.

Ежедневно: репортажи, фотоотчеты, обзоры стендов участников и релизы с...

COVID-2019
Спецпроект DPROM-НОНСТОП. Актуальные задачи и современные решения. Достижения и рекорды. Мнения и прогнозы. Работа отрасли в условиях новой...
Mining World Russia 2020 | Репортаж и обзор участников выставки
Международная выставка в Москве Mining World Russia 2020 – теперь в онлайн-режиме. Показываем весь ассортимент машин и оборудования для добычи,...
популярное на сайте
Mining World Russia 2021. Читайте онлайн Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.