СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Сырьевое стечение обстоятельств

Крупнейшие игроки на угольном рынке наращивают объёмы добычи, делая ставку на рост потребления внутри собственных холдингов и надеясь на развитие экспортного направления.

Но эксперты оценивают дальнейшие перспективы рынка со скепсисом: спрос на уголь со стороны российских потребителей неизбежно будет снижаться, а Китай и другие экспортные партнеры всерьез задумались об экологии и не намерены увеличивать потребление угля.

Выходом может стать глубокая переработка угля, продукты которой востребованы, но российская углехимия переживает не лучшие времена: проекты единичны. Инженерные кадры в дефиците, средств господдержки не хватает.

шахта

Угольные итоги

По данным Центрального диспетчерского управления ТЭК, российская угледобывающая отрасль завершила год с плюсом — объём добычи за год увеличился на 5,7% — до 408,8 млн тонн. Больше других увеличил добычу ХК «Якутуголь» (входит в «Мечел») — на 16% до 8,3 млн тонн. УК «Южный Кузбасс» (входит в «Мечел») прибавил 10,6% до 8 млн тонн, «Востсибуголь» — 5,1% до 13,8 млн тонн, УК «Кузбассразрезуголь» (входит в УГМК) — 4,8% до 46,5 млн тонн. Крупнейший игрок, СУЭК добавил за год 2,2% до 107,7 млн тонн угля, ХК «СДС-Уголь» сохранил прежний уровень, добавив 0,5% до 24,7 млн тонн.

Ближайший год серьёзно усилить свои позиции на угольном рынке может Evraz, который победил в тендере ВЭБа на покупку одного из своих самых крупных среди проблемных активов — Сибуглемета. Сейчас объём годовой добычи последней составляет около 5 млн тонн коксующегося угля, ранее запасы компании ранее оценивались в 300 млн тонн. Объединённая компания опередила бы по производству концентрата коксующегося угля занимающий второе место «Мечел» в 2,5 раза.

В Кузбассе, на который приходится около 70% всей российской добычи, ближайшие годы появления крупных проектов ждать не приходится — такой вывод можно сделать из декабрьского заявления уже бывшего губернатора региона Амана Тулеева. В конце года он сообщил о намерении сократить выдачу новых угольных лицензий — из-за «проблем с экологией». Тулеев планировал сократить совокупный объём годовой добычи предприятий региона до 200 млн тонн.

Стоит отметить, что губернатор не был последователен в своём стремлении улучшить экологию Кузбасса: он то настаивал на сокращении добычи, то говорил о необходимости сохранить объёмы, чтобы не сокращать рабочие места. Тем не менее, за последний год по его инициативе были отменены пять аукционов Роснедр на разработку новых участков.

Если не проводить аукционы на разработку новых участков, то ресурсная база Кузбасса будет постепенно истощаться и объёмы добычи будут снижаться. На освобождающуюся нишу уже нацелились предприятия Дальнего Востока. Шахты Колымы только за первый квартал этого года увеличили добычу в 1,8 раза — до 223,3 тыс. т. Львиную долю или 70% объёма обеспечила «Колымская угольная компания», разрабатывающее Верхне-Аркагалинское каменноугольное месторождение.

Нынешний лидер отрасли ПАО «Мечел» осваивает Эльгинское месторождение в Якутии, где уже создало разрез, железнодорожную ветку, две обогатительных фабрики и вахтовый посёлок. Запланированный объём добычи — 27 млн тонн угля и около 23 млн т концентрата ежегодно. «Колмар» строит в Якутии ГОК «Денисовский», включающий шахту и обогатительную фабрику, ГОК «Инаглинский» ввел в эксплуатацию три шахты и строит две обогатительные фабрики.

Интересуются отраслью и новые инвесторы. Так, новый игрок на угольном рынке — владелец «Нефтегазхолдинга» и экс-президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов. Структуры подконтрольной ему компании «Коулстар» намерены освоить ряд участков крупного Бейского месторождения энергоуглей.
Государственный интерес в увеличении добычи связан с Арктикой, об этом неоднократно заявлял замруководителя Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) Сергей Аксенов.

Драх нах остен

Увеличение объёмов производства немыслимо без решения проблемы сбыта. Надеждам на рост внутрироссийского потребления не суждено сбыться как минимум ближайшие лет двадцать, отмечают эксперты — из-за низких темпов экономического роста, а также из-за топливной конкуренции с газом. Уголь останется востребованным в районах, близких к угледобыче в силу дешёвой логистики и для поселений за Полярным кругом.

Надежды угольщиков связаны с юго-восточной Азией. В условиях, когда внутренний спрос стагнирует, экспорт остаётся единственной возможностью для расширения сбыта. По данным Центрального диспетчерского управления ТЭК, за прошедший год экспорт вырос на 15,2% — до 186,9 млн тонн. Главным образом за счёт поставок в Китай и Южной Корею.

Серьёзным препятствием для дальнейшего роста экспорта является не конкуренция на внешних рынках и не межгосударственные барьеры, как это могло показаться, а недостаточная пропускная способность Транссиба на восточном направлении. К слову, низкая пропускная способность стала бичом не только для угольщиков, но и зернопроизводителей. Угольная отрасль смогла отстоять свои интересы — по итогам 2017 года впервые в истории погрузка угля на экспорт превысила погрузку во внутреннем сообщении (192,2 млн т против 168,9 млн т).

Амбициозные планы по расширению бизнеса «Восточной горнорудной компании» связаны именно с увеличением поставок в юго-восточную Азию. ВГК намерена не просто увеличить объём отгрузки, но и увеличить маржинальность бизнеса. В цене угля значительную долю играет логистика, и ВГК намерена построить 28-километровый конвейер, по которому уголь будет поставляться в один из реконструированных портов на Дальнем Востоке.

Именно порты являются тем бутылочным горлом, которое сдерживает поставки российского угля на юго-восток. По словам президента «Байкал-Угля» Олега Мисевры, если инфраструктурные вопросы будут в комплексе решены, то компания готова увеличить портовые мощности ещё на 10-15 млн тонн в год. Рыночная конъюнктура благоприятна, объяснял он. Основными конкурентами российских предприятий в странах юго-восточной Азии являются индонезийские шахты, которые последние годы сокращают объёмы поставок.

Транспортное плечо от расположенных на Сахалине шахт до основных потребителей в Китае, Корее, Японии короче, чем из Индонезии. Важно то, что у нас нет железнодорожной составляющей, которая занимает большую долю в себестоимости угля, поставляемого в Азию через российские порты Дальнего Востока, но портов «катастрофически не хватает».

К слову, именно из-за логистических ограничений в восточном направлении «Распадская» (угольное подразделение Evraz Group) пересмотрела сбытовую политику на ближайшие годы, сделав упор на поставки на меткомбинаты Евраза.

Углехимия как шанс

Но при всей привлекательности внешние рынки для угольщиков не панацея. Одна из причин — грядущее снижение спроса на уголь в Китае, а также в Европе и США. Китай сокращает потребление угля, что объясняется борьбой со смогом. Сократился спрос на уголь в США — благодаря замещению угольной генерации газовой.

Потребление сократилось и в Европе, прежде всего в Британии. Крупным потребителем угля является Индия, но страна в рамках снижения зависимости от импорта с 2013 года уже увеличила добычу угля на порядок.

Стимулом к использованию угля могут стать технологии, которые снизят вред от его сжигания и решат вопросы с использованием образующихся отходов, считает ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов. Кроме того, по его словам, сфера применения угля может быть шире.

Например, превращение его в жидкое топливо, газификация. Возможно, что по мере развития технологий может появиться и какое-то другое его применение.

Но с глубокой переработкой дело обстоит печально. По данным Института углехимии и химического материаловедения Федерального исследовательского центра угля и углехимии СО РАН, номенклатура наименований химродукции по сравнению с советским временем снизилась в разы — с 20 тысяч до нескольких сотен. Одна из проблем — большие затраты на создание новых производств, дефицит квалифицированных кадров.

Тем не менее отдельные проекты уже реализуют. Так, в апреле правительство одобрило субсидию ОАО «Ургалуголь» (входит в СУЭК) более чем в 300 млн руб. Деньги пойдут на создание инфраструктуры, в том числе на строительство обогатительной фабрики Чегдомын на Ургальском каменноугольном месторождении.

В Амурской области российские компании совместно с китайскими партнёрами прорабатывают вопросы комплексного освоения Ерковецкого месторождения и разработки Огоджинской площади. Окончательные параметры проектов и доля в них китайской стороны находятся на стадии обсуждения.

.

ведущий эксперт
Дмитрий Баранов, ведущий эксперт УК «Финам менеджмент»

«Поскольку уголь является одним из основных топливных ресурсов, то Россия как одна из крупнейших стран по объёму запасов, обязана уделять достаточное внимание развитию этой отрасли.

Необходимо не только создавать новые центры угледобычи в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, но и развивать глубокую переработку сырья. К слову, все эти моменты предусмотрены в Программе развития отрасли до 2030 года, принятой Правительством РФ.

Создание новых центров угледобычи в восточной части страны и развитие транспортной инфраструктуры поможет увеличить объемы экспорта в Азиатско-Тихоокеанский регион, что важно при стагнирующем спросе на внутреннем рынке.

Хотя уголь сохраняет свои позиции как основного топливного ресурса для таких энергоемких отраслей, как генерации, котельные жилищно-коммунальной сферы, металлургические производства, но вместе с этим необходимо развивать проекты глубокой переработки.

Необходимо инвестировать в технологии, которые снизят вред от его сжигания, внедрять технологии газификации, превращения в жидкое топливо, выводить на рынок новую высокомаржинальную продукцию. Возможно, что по мере развития технологий может появиться и какое-то другое применение угольного сырья.

Хотя конечный продукт новых технологий глубокой переработки может в разы превышать стоимость сырья, инвесторов перспективных проектов в углехимии сдерживают высокая капиталоемкость и долгие сроки окупаемости.

Есть и другие, менее критичные, но также значимые моменты. В частности, нехватка высококвалифицированных кадров. Но именно развитие углехимии — тот ключ, который поможет отечественным компаниям в дальнейшем сохранить лидирующие позиции на мировом рынке».

Текст: Яна Янушкевич

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №2, 2018

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.