СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Золотодобыча в России: нам нужны новые ресурсы

Россия занимает второе место в мире по распределению запасов золота. Мы имеем 17 ведущих золотодобывающих регионов, которые в целом дают 99,4% этого драгоценного металла.

Основу базы составляют собственно золоторудные месторождения, их доля традиционно высока по сравнению с основными мировыми продуцентами россыпей золота.

обогатительная фабрика

Из 5895 месторождений золота 391 собственно коренных золоторудных (67% запасов) и 173 комплексных месторождений (24,6% запасов).

Остальные месторождения — россыпные, в них сконцентрировано 8,2% запасов. Существенный объём запасов сосредоточен в Сибирском Федеральном округе — в нём находится 46% запасов.

Добыча растёт, запасы беднеют

В 2017 году Россия увеличила общую добычу золота на 280,7 тысяч тонн, то есть более чем на 7%. Производство рудных и россыпных месторождений увеличилось на 6%, а концентратов — на 13%.

Добыча попутного золота при разработке комплексных месторождений стала на 12% выше.

За последние три года зоотодобывающих предприятий запасы рудного золота увеличились на 14,5%, из которых запасы собственно золоторудных месторождений — на 17,9%. В россыпных месторождениях их доля снизились на 6%. Всего сейчас насчитывается около 14,5 тысяч тонн запасов.

Динамика изменения количества запасов с 2005 по 2016 года показала, что рост произошёл в основном за счёт запасов категории С2.

Увеличиваются экономические показатели предприятий.

За 5 лет средний коэффициент вскрыши на открытых горных работах увеличился с 3 до 9,9 т/м3, процессы бурения скважин выросли в 4 раза.

По сведениям Росгеологии, в 2017 году на объектах госзаказа планировался прирост 2197 тонн ресурсов.

Прирост ресурсов категории P1 составил 833 тонны, из них кондиционных — 545 тонн. Таким образом, прирост, получаемый за счёт увеличения полученных горнодобываемых руд в результате эксплуатационной разведки, стал одним из главных источников восполнения запасов на добывающих предприятиях. Они остаются на балансе и повышаются в течение одного года, поэтому пока неизвестно, что из них будет переведено в запасы.

Заместитель председателя Союза золотопромышленников Владимир Суренков напомнил, что в основном все объекты открыты и разведаны ещё в советские времена, при этом доля труднообогатимых и менее надёжных запасов по достоверности руд растёт, в том числе это касается запасов категории Р3.

Соответственно, увеличивается количество переходов на подземный способ добычи. Тем не менее, среднее содержание запасов снижается.

О недостатках минерально-сырьевой базы свидетельствует минимальное количество аукционов. Помимо Сухого Лога, состоялся только один аукцион на биологическое изучение добычи рудного золота в Башкортостане. Дефицит ресурсов запасов золота налицо: фронт развития работ ограничен, и сегодня нечего представлять на аукционе.

Чтобы увеличивать объёмы производства, сейчас используются усовершенствованные технологии переработки запасов. Они стали возможными благодаря заметному увеличению цены на золото. Это нас спасает», — сообщил г-н Суренков.

Тем не менее, до сих пор остаются залежи с большой долей неактивных запасов, например, Константиновское и Ольховское месторождения.

В этом году к ним добавилось ещё и Васильевское месторождение, у которого уже отозвали лицензию на право пользования.

Работать на Васильевском руднике было сложно — из запасов категории С2 на месторождении оказалось 17 тонн запасов жильного типа, а тратить миллиарды рублей без понимания, что там есть на самом деле, посчитали нецелесообразным.

До сих пор не отработан механизм апробации прогонов ресурсов.

«Я недавно пытался уточнить, как ЦНИГРИ сейчас проводят апробацию. Оказалось, они до сих пор используют нормативную базу 2002 года», — сказал зампред Союза золотопромышленников.

По его мнению, нужно решать эту проблему. В частности, некоторые месторождения стоит убрать из перечня участков федерального значения. Он требует пересмотра, поскольку устарел и не отвечает современным требованиям.

обогатительная фабрика

«Все месторождения должны проверяться на наличие инфраструктуры, доступность, уровень технологической базы и прочее.

Возьмём для примера Дарасунское месторождение — объект федерального значения. Оно сейчас на грани вымирания.

Недропользователи с лицензиями хотят работать, но им мешают чёрные копатели. Некоторые из них при проникновении в закрытые шахты погибают.

Предприятия пытаются отозвать лицензию у месторождения из-за невыполнения условий лицензионного соглашения прежних недропользователей — предприятия «ЮГК». Я много раз бывал там во времена, когда оно принадлежало компании «Забайкалзолото». Тогда месторождение нормально функционировало, золото стабильно добывали», — заявил Владимир Суренков.

Он отметил, что эту проблему нужно решать на самом высоком уровне вплоть до введения Росгвардии, которая «выкурит» оттуда чёрных копателей.

Процесс воспроизводства запасов на ранней стадии изучения недр будут осуществлять частные инвесторы и юниорные компании.

В 2016 году выдали 457 лицензий по заявительному принципу, сейчас эта цифра сократилась до 277.

«Роснедра представили структуру затрат на проведение геологоразведочных работ в 2017 году. Основные идут на благородные металлы. В планах затрат стоит около 50 млрд рублей, хотя по факту их намного больше.

Проблема в том, что на следующий год Роснедра прогнозируют снижение бюджетных средств до 2,2 млрд рублей. Совершенно непонятно, что происходит с проектом постановления о юниорах, который был разработан и передан в правительство ещё в прошлом году.

У юниорных компаний до сих пор нет нормативной базы. Я думаю, что для стабильной работы отрасли нужно объединить усилия как государства, так и бизнес-структур», — сказал г-н Суренков.

Внедрить новые методики

В 2017 году прирост запасов золота на воспроизводство составил 130%. Прирост шёл в основном в Чульбаткане (32 т), Эльгинском (79 т) и Кочковском (42 т) месторождениях.

Эпохальным событием стал запуск Наталкинского и Быстринского месторождений, в общем на них добыли 1,8 тонн золота.

Активно развивается и вносит значительный вклад в добычу металла месторождение Павлик. Существенный вклад внесли комплексные месторождения Песчанка, Малмыж, Добринское.

 карьер

Введение заявительного принципа получения лицензии на геологическое изучение недр тоже сыграло свою роль — благодаря нему прирост запасов по коренному золоту в 2017 году составил 4 тонны.

Однако по общей статистике среднее содержание золота на протяжении последних лет незначительно, но стабильно падает. В частности, количество запасов россыпного золота ежегодно снижается примерно на 2%.

«Несомненно, суммарный объём прогнозных ресурсов очень значительный — он составляет около 44 000 тонн. Но в основном это ресурсы категории Р3, они дают лишь потенциальную возможность выявления промышленных месторождений. Примерно половина ресурсов высоких категорий находится в распределённом фонде.

Запасов А, В и С1 примерно 8,5 тысяч тонн — по сравнению с другими ведущими мировыми державами это весьма хорошие показатели.

Но опять же около 87% золота находится в распределённом фонде недр, в то время как в нераспределённом фонде практически нет объектов, которые бы заинтересовали недропользователей. Десятки компаний разного уровня обращаются в ЦНИГРИ с одним и тем же вопросом: «Скажите, есть ли в нераспределённом фонде месторождения, на которых мы через год-два будем хотя бы что-то получать?».

Проблема в том, что таких объектов нет, поэтому и официальных обращений насчёт прогнозных ресурсов последние полтора года тоже нет», — сообщил заместитель директора Центрального научно-исследовательского геолоразведочного института цветных и благородных металлов Александр Черных.

На снижение спроса повлияло несколько факторов. С 2009 года стоимость прироста одной тонны ресурсов уменьшилась примерно в 2,5 раза. Объём прироста по отношению к плановым показателям тоже упал в 2-2,5 раза. Сейчас прирост ресурсов от заявленных в заданиях федерального бюджета обычно составляет 20-30%.

Ресурсов Р1 и Р2 достаточно, а тех, которые требует прироста, всё меньше и меньше. Вдобавок к этому ухудшается качество минерально-сырьевой базы как в собственно золоторудных, так и в комплексных месторождениях — прирост запасов в основном идёт только за счёт запасов С2, а категории А, В и С1 остаются примерно на одном уровне, причём эти запасы распределяются только к ведущим компаниям по добыче золота.

Поисковых участков, которые бы заинтересовали недропользователей, тоже практически не осталось. Чтобы они появились, необходимо проводить прогнозы, ревизии, замерки и локализации поисковых участков.

Где искать «свежие» ресурсы? Многие объекты с запасами золота были найдены именно благодаря геолого-разведочным работам недропользователей. И сейчас, как никогда, нужны новые территории с большим потенциалом.

«Да, их осталось немного, но они всё равно появляются.

В основном, это удалённые территории без какой-либо инфраструктуры — например, районы Чукотки, Якутии, Колымы, Енисейского кряжа. Для восполнения минерально-сырьевой базы нужно увеличивать объём финансирования золотодобычи.

Сейчас он составляет порядка 70-72% от всех ископаемых России и всего лишь 4% от мировых объёмов — это ниже, чем в Китае, США, Канаде и Австралии.

Если взять ещё и удельные затраты на площадь золоторудных регионов, показатель будет ещё меньше», — пояснил Александр Черных.

Недостаточное финансирование — не единственная проблема золотодобывающей промышленности. «Благодаря» технологиям, которые используют при добыче, в среднем теряется примерно 25% драгоценного металла, на комплексных месторождениях эти показатели ещё выше.

«Честно говоря, чаще всего работы проводят по типовой методике, типовым приборам и в типовых условиях. Ярче всего это видно на примере алмазной геологии, где уже наступил кризис в виде различных геофизических аномалий. Это доказывает, что используемая стратегия поисков не даёт результатов, причём уже последние 15 лет.

В прошлом году прошло несколько совещаний, посвящённых этой проблеме. Нам нужны новые идеи решения проблемы, пока то же самое не случилось и в золоторудной геологии»,  — сказал замдиректора ЦНИГРИ.

Конечно, с новыми методиками поиск территорий усложнится, однако в существующих условиях эффективность поисков будет нулевая, особенно это касается вторичных ареалов без учёта ландшафтных геоморфологических условий.

Например, для прогнозных ресурсов новые методические руководства и инструкции не разрабатывались уже около 15 лет. Нужно признать, что их просто необходимо внедрить в практику геологоразведочных работ. Александр Черных сообщил, что в рамках госзадания ЦНИРИ займётся разработкой новых методик, но отметил, что этого всё равно недостаточно для реальных результатов.

Как бы ни была развита золотодобыча в России, становится очевидно, что в перспективе мы столкнёмся с глобальным истощением ресурсов. Недофинансирование, снижение интереса к поисковым участкам, устаревшая нормативная база и неэффективные методики — все эти проблемы нужно решать уже сейчас, иначе наша страна может сдать свои позиции в мировом сообществе.

Текст: Валентина Лескина

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №3, 2018

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.