День шахтёра 2020
отмечаем здесь

MiningWorld Russia: конкурентно ли российское горнорудное оборудование?

Парадоксально, но эксперты угледобывающей отрасли фиксируют рост импортозависимости в своей области. Неожиданно звучат такие заключения в ситуации, когда страна, вроде бы, встала на путь импортозамещения, а добывающая промышленность является одной из самых активно развивающихся направлений российской индустрии.

MiningWorld Russia

Выступая на Третьем Международном инновационном горном симпозиуме в Кемерове, ведущий научный сотрудник Института угля Федерального исследовательского центра угля и углехимии СО РАН, директор Ассоциации машиностроителей Кузбасса Сергей Никитенко совершенно недвусмысленно дал понять, что доля импортной продукции за последние годы выросла.

Причём на всех этапах: добычи, транспортировки и переработки угля. В большей степени это коснулось открытых горных работ, однако в шахтах объём импорта также растёт.

Однако это мнение представителя науки. А что думают по этому поводу производители оборудования? Проще всего оценить подобные вещи, находясь на профильной выставке, и в апреле как раз прошли два крупных для добывающей отрасли мероприятия.

Специалисты по добыче твёрдых полезных ископаемых собрались на MiningWorld Russia.

Большие машины у нас получаются лучше

Уже не раз — как правило, в формате шутки, — звучало мнение о том, что ракеты и танки российскому производству даются лучше, чем смартфоны. А востребованы ли такие точные технологии в добыче? Интересная беседа на эту тему у нас состоялась с директором компании Absolute Precision Артуром Шамсутдиновым.

Эта российская компания представляет на нашем рынке шведскую Inertial Sensing, производящую гироскопические и магнитометрические системы для исследования скважин, а также канадское оборудование Mazac Geoservices — системы ориентирования буровых установок, применяемые в геологоразведке и горном деле.

«Телеметрия скважин существует уже ни одно десятилетие, и едва ли можно назвать это решение новым. Вопрос только в точности результатов, и сегодня требования заказчиков всё выше.

Мы работаем на очень конкурентном рынке, но российских производителей среди его участников нет. В основном конкурируют компании из Швеции, Канады и Австралии.

MiningWorld Russia

В России существует завод «Физоптика», занимающийся разработкой волоконно-оптических гироскопических датчиков. Продукция этого завода востребована в том числе и у зарубежных компаний.

Но эти датчики не могут работать на рынке добывающей промышленности, поскольку массогабаритные размеры не позволяют поместить их в тело прибора необходимого диаметра. Мы же работаем с аппаратурой, где используется микроэлекромеханика (МЭМС).

Массогабаритные размеры датчиков, основанных на МЭМС, позволяют конструировать оборудование с необходимыми типоразмерами и точностью», — отметил г-н Шамсутдинов.

Поскольку наш собеседник постоянно работает с буровыми установками, мы попросили его поделиться видением и этого рынка.

Артур Шамсутдинов подтвердил общее мнение: большую часть рынка занимают иностранные производители.

«Но тут есть хороший задел. Я думаю, в скором времени расстановка сил изменится. Что же касается приборов на основе МЭМС, то мне неизвестны перспективные российские проекты в этой отрасли», — комментирует директор Absolute Precision.

Буровое оборудование

Площадь выставки, по сравнению с прошлым годом, увеличилась на 50%

С производителями бурового оборудования мы также встретились на выставке. С генеральным директором Завода бурового оборудования Александром Медведевым мы обсудили ситуацию на рынке техники для геологоразведочных работ.

Он подтвердил: здесь, в основном, работают иностранные компании, российская техника в меньшинстве. Да, конечно, в Советском Союзе таковая была — с задачами своими справлялась, и наш собеседник оценил её как «неплохую».

Но с уходом плановой экономики оказалось, что наши установки что они низкоэффективные, низкопроизводительные, да и просто некрасивые. За то время, пока наша промышленность поднималась на ноги, существующий технический фонд пришёл в негодность и место на рынке заняли иностранные предприятия. Так что российские производители теперь непопулярны.

У нас совершенно нет цели создать 100-процентно российское оборудование — я просто не вижу в этом смысла, это ура-патриотизм.

«Наше предприятие на рынке работает давно, мы недавно отметили своё 60-летие. Изначально оно специализировалось на НИОКР для министерства геологии СССР: занимались разработкой и испытанием оборудования для твёрдых полезных ископаемых.

Сегодня мы работаем в той же отрасли, но особенности работы здорово изменились, и сегодня завод производит буровые установки.

Muki FF

Порядка 40% комплектующих нашего оборудования — импортные, хотя эта процентовка весьма условная. Немецкая гидравлика, американский двигатель. Этими системами пользуется весь мир, соответственно, у этих компаний огромные объёмы производства и есть ресурсы для развития.

Пока я не вижу, чтобы у российских производителей появлялась продукция аналогичного качества. Да и незачем: это ведь буровая установка, а не танк, давайте использовать лучший мировой опыт!», — высказался Александр Медведев.

Нужно отметить, что «Завод бурового оборудования» сегодня сосредоточился на том, чтобы выпустить установку совершенно в русле мировых тенденций: производитель последовательно снабжает свои машины искусственным интеллектом. Процесс автоматизации специалисты поделили на несколько этапов.

Первый уже реализован: с помощью различных датчиков организован контроль работы различных систем техники. Диспетчер может удалённо отследить расход топлива, объём выполненных работ и так далее. Наш собеседник отмечает, что заказчикам нововведение пришлось по вкусу.

В  MiningWorld Russia 2019 принялои участие 420 компаний из 29 стран

Второй этап — это оснащение буровой установки собственным «мозгом». Машина самостоятельно будет реагировать на опасные ситуации и купировать их. Скажем, остановилась подача бурового раствора. Если ничего не предпринять, коронка сгорит.

И машина самостоятельно останавливается и коронку поднимает. Аварии удастся избежать. Человек на этом этапе ещё присутствует, но вмешивается только по мере необходимости.

И следующий шаг – это настоящие безлюдные технологии. Установку привели на место работ, запустили, а весь необходимый контроль — удалённо, из диспетчерского пункта.

Задачи автоматизации — классические: повышение безопасности и производительности работ.

Комментируя ситуацию на рынке проходческих буровых установок, президент компании Balum Inc. (США) Виталий Ушин отметил, что на территории России, да и всех стран бывшего СССР, также представлена, по преимуществу, импортная техника.

Машины местного производства есть, но назвать их конкурентоспособными пока не получается. А вот место для новых игроков здесь найдётся. И на выставку Balum привёз технику относительно нового для России бренда — Resemin.

«Это перуанский производитель, в его линейке представлен полный спектр буровых установок, анкероустановщиков, установок веерного бурения, а также вспомогательная техника. Южная Америка — регион с активно развивающейся отраслью горной добычи, поэтому закономерно, что здесь появляется профильная техника.

Resemin — довольно крупный производитель, основанный в 1982 года и в настоящее время выпускающий порядка 200 единиц техники в год.

Конечно же, перед тем, как формировать партнёрские отношения с новой компаний, мы изучаем рынок. На подземных рудниках в Латинской Америке, Канаде, Африке, Австралии, Мексике и других странах уже работают на этих машинах, и отзывы очень хорошие.

При высоких эксплуатационных характеристиках техника отличается более низкой стоимостью, по сравнению с конкурентными моделями. Здесь очень многое зависит от производителя, в частности, от региона, где он работает.

В Перу дешёвая рабочая сила, отличный климат — средняя температура воздуха 21 градус, а значит, уменьшаются энергозатраты на производство. Плюс хорошо организованная логистика.

Буровая установка MUKI FF, которую мы представляем на выставке, отличается очень компактными размерами. Её ширина — 1,05 м, это, пожалуй, самая маленькая буровая установка, она может работать в выработке малого сечения.

Думаю, что в России новинка приживётся. Сегодня в эксплуатации по странам Таможенного союза порядка 14 единиц: у кого-то на испытаниях, где они уже завершены и машины выкуплены. Выставочный образец, кстати, тоже поедет к новому владельцу по окончании мероприятия — будет работать на Камчатке», — поделился г-н Ушин.

На конвейере

Что ж, давайте посмотрим на ситуацию на рынке машин и оборудования для горной промышленности. Стендов производителей конвейерного оборудования и комплектующих для него на выставке было достаточно. Причём, производителей российских.

Мы обратились к экспертам с вопросом: так ли всё патриотично, как выглядит со стороны?

«Доля российского оборудования на рынке достаточно высока. Цены импортного и отечественного оборудования находятся примерно на одном уровне, хотя в последнее время за счёт валютных колебаний цена стала нашим конкурентным преимуществом.

Конечно, главный наш плюс — это возможно оперативного реагирования: у нас есть возможность быстро решать все возникающие вопросы», — говорит ведущий инженер-конструктор АО «НПО «Аконит» Сергей Мелентьев.

Специалист, правда, отмечает большое количество импортных комплектующих в производимом компанией оборудовании: в приводной технике это порядка 40%.

Причина — длительные сроки поставки, которые выставляют российские производители: редуктор из-за границы до нас добирается быстрее.

«Импорта на российском рынке конвейерного оборудования очень много, и конкурировать с иностранными компаниями иногда бывает непросто. Да, зачастую мы можем предложить более конкурентную цену, но это не единственный критерий выбора для заказчика.

Что касается качественных характеристик, то производимое нами конвейерное оборудование вполне конкурентоспособно, по некоторым параметрам не уступает, а по многим и превосходит зарубежные аналоги, применительно к суровым условиям эксплуатации в России», — делится мнением руководитель отдела логистики ООО «СТАКЕР» Алексей Игнатов.

Оба наших эксперта представляли опытные компании. А вот специалисты юного Рязанского завода конвейерного оборудования, которые лишь год назад занялись производством (до этого специализировались на сервисе), смотрят на рынок куда более оптимистично.

«Российский рынок конвейеров голодает. Производители гиганты закрывают потребности таких же крупных заказчиков, но сегодня активно развивается мелкий и средний бизнес, и в этом сегменте просто лакуна. Скажем, вот пример из нашего опыта. Копании понадобился небольшой конвейер, чтобы перемещать глину и камни.

Они обратились к крупному производителю, но те ориентированы на масштабы рудников и шахт — а там другие задачи и другие деньги. В общем, мы смогли предложить цену в несколько раз ниже, и эта небольшая компания стала нашим клиентом.

Да, иностранное оборудование на российском рынке представлено, его много. Но импортная техника вместе с логистикой обходится очень дорого. Хорошую цену может предложить Китай, но там нестабильное качество, ответственность, в конечном итоге, ложится на дилера. Многие российские предприятия приобретают импортные линии в сборе, и там уже установлено конвейерное оборудование.

Только вот по вопросам сервисного обслуживания эти заказчики обращаются к нам — заграничные предложения очень дороги. А по качеству наша продукция вполне может составить конкуренцию западной. Мы ведь получали свой опыт на ремонте конвейеров, и вот однажды решили, что можем создать свою систему, но уже без типовых ошибок», — рассказывает технический директор «Рязанский конвейерный завод» Игорь Карасёв.

Кстати, к этому стенду мы ели пробились — специалисты всё время вели переговоры. Мероприятие ещё не закончилось, а они уже заключили несколько выгодных договоров и назначили встречи на будущее.

Завод ПИРС представлял на выставке комплектующие конвейерного оборудования: ролики, роликоопоры, барабаны. По словам специалистов, на этом рынке также представлены, по большей части, российские компании.

«Многие иностранные компании вынуждены были уйти с рынка после кризиса 2014 года, потому что их продукция стала неконкурентоспособной по цене. Кроме того, у российских производителей есть очевидные преимущества: срок и качество поставки. Мы сами разрабатываем свою продукцию, опираясь на европейский опыт. Отличный маркер в данном случае — срок службы, и западным аналогам наши ролики нисколько не уступают.

На нашем заводе работает большой штат инженеров-конструкторов, и практически вся продукция специализирована под заказчика. Мы создаём опросные листы и стараемся практиковать индивидуальный подход», — комментирует юрисконсульт АО «Завод ПИРС» Эдуард Савосин.

Золотые истории

«Наша компания занимается поставками российского горно-шахтного, дробильно-размольного, бурового и обогатительного оборудования», — с ходу заявили на стенде «Горных машин».

Заинтересовавшись такой патриотичной политикой, мы попросили рассказать о компании подробнее. Оказалось, что здесь не только продают отечественную технику, но и создают собственную.

«Наш партнёр, компания АО «Голд майн технолоджи», сегодня работает над созданием собственного промывочно-сортировочного комплекса (ПСК) на базе грохота ГИТ-62МЕ для добычи труднообогатимого золота. Эта установка предназначена для улавливания мелкого золота, огромное количество которого теряется в техногенных отвалах. С помощью ПСК удастся достичь максимального извлечения оставшегося там драгоценного металла.

На нашем стенде представлен макет будущего комплекса. Монтаж реального оборудования происходит сейчас в Амурской области», — поделилась маркетолог АО «Горные машины» Полина Дорохова.

А на стенде компании «Итомак» нам и вовсе рассказали поучительную историю о плодотворности союза науки и производства. В прошлом основатели предприятия были сотрудниками СО РАН и занимались физикой быстро протекающих процессов.

«В 1990-х годах мы стали осваивать новые для себя направления и создали центрифугу, которую предложили золотодобытчикам для улавливания золотой пыли. Отходы для испытаний нам предоставила ближайшая артель, и за день работы мы вытащили 1,5 кг чистого золота. Видя потребности предприятий, мы разработали целый комплекс машин, сегодня они работают в разных странах мира.

Наша основная специализация — это центробежные концентраторы, и здесь нашими конкурентами являются в основном канадские фирмы. С точки зрения качества, наша продукция ничем не уступает импортным аналогам, только цена у неё в три раза ниже.

Мы ведь исторически работаем с компаниями оборонного комплекса, а там контроль качества жёсткий, поэтому сегодня мало кто может с нами соревноваться.

Что касается российских производителей такого оборудования, то они на рынке также представлены, правда, производительность их техники меньшая, чем нашей», — рассказал генеральный директор компании «Итомак» Сергей Афанасенко.

Импортозамещение в действии

Отдельная история, когда российское оборудование не только конкурирует с импортным, но и норовит вытеснить его с рынка. Такие прецеденты на выставке также нашлись.

«Ещё недавно понятие импортозамещения было только идеей, сегодня это реальность.

Большинство наших заказчиков — это обогатительные фабрики. В 1990-х годах они закупили иностранное оборудование — тогда странное было время, денег не считали. Но сегодня содержание и обслуживание импортного оборудования — удовольствие недешёвое. НПО «СОМЭКС» же предоставляет необходимые запчасти и заменяет импортные элементы деталями собственного производства, по качеству не уступающими аналогу. Безусловно, речь идёт не только о запасных частях. В рамках программы импортозамещения мы поставляем на горно-обогатительные комбинаты оборудование для всех стадий обогащения.

Помимо этого, мы осуществляем запуск импортного оборудования. Фабрики закупают его, приглашают специалистов для шеф-монтажа, и оказывается, что стоимость этих работ сопоставима с ценой самого оборудования. Мы берёмся за такие проекты и несем полную ответственность за них, чтобы доказать компетенции российских компаний.

Конечно, мы не одни на горнопромышленном рынке среди российских производителей, но здоровая конкуренция — это дополнительная мотивация для нас», — считает глава СЗФ НПО «СОМЭКС» Алексей Собачкин.

на WorldMining Russia были представлены 9 национальных стендов

Эксперт также поделился оригинальным мнением о причинах распространённости иностранного оборудования на российском рынке. Ещё несколько лет назад крупные холдинги плотно заняли эту нишу, начав сотрудничество с проектными институтами.

И сегодня те по инерции вставляют в проекты именно эти решения. Изменение проектной документации — дело непростое, поэтому зарубежные системы пользуются спросом. При этом, безусловно, распространённое мнение, что зарубежные товары качественнее, никто не отменял.

«НПО «СОМЭКС» использует в своей продукции износостойкие материалы, которые заметно повышают эффективность технологических процессов на ГОКах, это, в свою очередь, позволяет говорить об уже подтвержденном высоком качестве, которое даёт сегодня российский производитель», — объясняет секрет компании г-н Собачкин.

Новое решение

Мы поставили перед собой задачу найти на выставке образец уникального российского оборудования, притом высокотехнологичнго. Признаться, таких предложений немного. Но интересное достижение российского производства мы всё же нашли.

«Сегодня мы продвигаем одно из новых наших направлений — оборудование для механизированной проходки вертикальных шахтных стволов.

Аналогичная горизонтальная проходка используется давно и показывает очень хорошие результаты», — демонстрирует оборудование производства Скуратовского опытно-экспериментального завода его директор Виктор Антипов.

В деловой программе приняли участие 60 спикеров

Сегодня завод изготовил уже четвёртую такую машину. Причём именно изготовил, а не собрал: СОЭЗ имеет замкнутый цикл производства — от разработки документации до изготовления продукции.

Последний из созданных нами комбайнов сегодня проходит эксплуатацию на калийном месторождении в Пермском крае. Это направление ново не только для России, но и для всего мира: сегодня аналогичные работы ведёт немецкий производитель, его техника проходит испытания в Беларуси одновременно с российской.

По словам г-на Антипова, цена немецкого аналога выше в несколько раз.

«Основное преимущество машины — это скорость её работы, что очень важно для заказчика. Освоение месторождение в любом случае начинается с проходки ствола. Пока вы под землю не спустились, всё, что там лежит, вам не принадлежит.

Соответственно, весь этот этап — это только инвестиции, прибыли никакой. И объём этих вложений напрямую связан с темпами строительства рудника. Наше оборудование представляет собой двухуровневый комбайн.

На первом уровне идёт разрушение породы — работает фреза со специальными породными резцами, а на втором параллельно монтируется крепь ствола. Если буровзрывной забой движется со скоростью до 30-45 м в месяц, то механизированная проходка даёт до 60-75 м в сутки.

Мы уверены, что за этой техникой будущее, хотя новое оборудование на рынке продвигать всегда сложно. Наши заказчики говорят так: «Второй комбайн мы у вас купим, а вот с первым сложнее». Что ж, лиха беда начало», — говорит Виктор Антипов.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ


На MiningWorld Russia мы познакомились с интересными экспонентами — специалистами чилийской компании EDM. Она только выходит на российский рынок и впервые участвует в выставке. Мы попросили гостей из Южной Америки поделиться впечатлениями.

«Мы впервые в России, и пока нам только предстоит оценить отличия в ведении бизнеса в России по сравнению с нашими традиционными рынками. Делать какие-то выводы, пожалуй, преждевременно.

Описывать перспективы и конкурентную среду российского рынка исходя из впечатлений одной выставки, было бы неправильно. Но судя по тому, какие компании представлены в сегменте геологоразведочного оборудования, мы видим что российский рынок является достаточно привлекательным для ведущих мировых производителей горного и геологоразведочного оборудования.

Естественно, наши впечатления от первого визита субъективны, но мир геологоразведки и разведочного бурового оборудования достаточно тесен, даже в мировом масштабе.

Каждый производитель знает сильные и слабые стороны конкурентов, в чём преимущества и недостатки конкретной модели бурового станка, кто и в каком сегменте доминирует.

В свою очередь, многие российские буровые компании сегодня работают за рубежом и имеют возможность сравнить уровень оборудования и технической поддержки разных производителей. Так что профессионалы рынка наше оборудование знают.

На выставке мы представляем буровые установки EDM для геологоразведки, в основе производства которых лежит глубокое понимание процессов бурения, исполнение каждой машины согласно техническому заданию заказчика.

В результате все наши буровые установки полностью адаптированы для работы в специфических климатических зонах по желанию заказчика, включая работу в тяжёлых (в том числе арктических) условиях со всеми известными стандартами буровых труби типами бурового инструмента.

Рынок геологоразведочного оборудования, в том числе и российский, по своей природе динамичен. Постоянно появляются технологические новинки, совершенствуется технология бурения, буровой инструмент.

Приходят новые компании с новыми продуктами, которые становятся более востребованными, удовлетворяющими растущие потребности профессионалов геологоразведочной отрасли.

Я вижу, что у нашей компании есть хороший шанс составить здоровую конкуренцию сегодняшним лидерам на рынке России и СНГ и успешно развивать взаимовыгодное сотрудничество с горнодобывающими и геологоразведочными компаниями», — говорит директор по развитию EDM Елена Квесада.


Текст: Анна Кучумова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №3, 2019

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.