ООО «РудХим»
Узнать больше Свернуть
Развернуть

ООО «РудХим» специализируется на производстве эмульгаторов, обратных эмульсий для горнорудной, нефтегазодобывающей промышленности и предприятий ведущих обработку металла.

Реклама. ООО «РудХим», ИНН 3121001572
erid: 4CQwVszH9pWxnpW9r62

Подробнее Свернуть
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl + Enter

Отдадим буровзрывные работы на аутсорсинг?

20.12.2023

Сегодня в России к запуску готовятся сразу несколько новых крупных объектов добычи. К делу владельцы объектов всё чаще привлекают аутсорсинговые компании, передавая им одну или несколько технологических операций. В первую очередь специализированные предприятия привлекают для ведения буровзрывных работ: кто-то делегирует только взрыв, а кто-то передаёт на аутсорс процесс целиком — от найма персонала до поддержания склада ВВ.

Отдадим буровзрывные работы на аутсорсинг?
Фото: zemtek.com

По той же схеме уже работают многие функционирующие добывающие предприятия. В свою очередь, производители профильной техники, в частности СЗМ, активно наращивают компетенции, превращаясь из поставщиков оборудования в поставщиков услуг. Почему же БВР сегодня фактически становится отдельным бизнесом?

Аутсорсинг БВР: спрос растёт

Опрошенные нами специалисты объясняют: для добывающих компаний буровзрывные работы, по сути, и являются непрофильным видом деятельности, потому что эта операция требует специфической техники и особых компетенций. К тому же успех взрыва зависит от многих факторов: от того, как забурили блок, какие компоненты использовали для приготовления ВВ, как их смешали, как зарядили скважину и так далее. И, когда каждый из этих этапов выполняют разные подрядчики, непонятно, кто несёт ответственность за конечный результат.

По оценке специалистов АО «НИТРО-СИБИРЬ», примерно 50% горнорудных компаний в России передают БВР на аутсорсинг, причём в данном случае объёмы производства не играют решающей роли. Ещё 45% добытчиков делегируют специализированным предприятиям именно взрывные работы, а из этих 45% около 20% запрашивают только поставки готовых взрывчатых веществ, осуществляя буровые и взрывные работы самостоятельно. И только порядка 5% компаний полностью освоили переделы буровых работ, производство взрывчатых веществ и ведение взрывных работ хозяйственным способом.

«Переход от полного аутсорсинга к автономной работе или наоборот, как правило, происходит в случае пересмотра руководством горнодобывающей компании политики горных работ в результате технико-экономической оценки успешности того или опыта работы», — уточняет руководитель отдела БВР АО «НИТРО-СИБИРЬ» Пётр Ефремовцев.

«На сегодняшний день осталось совсем немного компаний, которые производят буровзрывные, а тем более взрывные работы самостоятельно. Чаще эти задачи передают на аутсорс. Спрос на эти услуги постоянно растёт, так как появляются новые объекты, а действующие развиваются и увеличивают объёмы добычи.

Или же предприятия просто приходят к тому, чтобы передать объёмы специализированным компаниям, ведь, как известно, чем лучше масса и взрыв, тем меньше изнашивается техника и тем быстрее проходит этап выемки», — говорит директор
ООО «Уралвзрывпром» (ГК «НИПИГОРМАШ») Данил Богачев.

Генеральный директор «Земтек БВР» Дмитрий Качановский считает, что сложившаяся на рынке ситуация (сложности с приобретением техники, увеличение себестоимости работ) является одной из причин роста спроса на аутсорсинговые услуги.

«В текущих условиях важно уметь правильно диверсифицировать риски и эффективно управлять затратами, поэтому как крупный, так и малый бизнес всё больше доверяет производственные процессы подрядчикам, у которых есть отраслевая экспертиза. В основном спрос растёт по двум причинам: первая — отсутствие профильных специалистов и техники, вторая — внешнеэкономические условия, нарастающее санкционное давление. Поэтому часто выгоднее передать буровзрывные работы исполнителю, у которого уже есть опыт и конкретные решения для каждого случая, а также профессиональная команда и парк специальной техники», — рассуждает эксперт.

Дмитрий Качановский также считает, что основным бизнесом горнорудных компаний в первую очередь является переработка рудной массы.

Директор по стратегическому развитию ГК «ЭВОБЛАСТ» Сергей Мозер полагает, что рынок аутсорсинговых услуг БВР будут «драйверить» преимущественно новые проекты, а, как мы говорили, процесс освоения месторождений сегодня активизировался. Одной из причин динамичного развития горной отрасли в последнее время стало стремление России к технологическому суверенитету: начинается освоение объектов, например месторождений батарейных металлов, которые долгие годы пребывали в резерве. То есть, опять же, можно говорить, что геополитические события косвенно двигают рынок аутсорсинговых услуг.

Фото: zemtek.com

Кому выгодно

И всё-таки, как уже говорили наши эксперты, не все горнорудные компании в России прибегают к услугам подрядчиков. От чего же зависит выбор?

Пётр Ефремовцев обращает внимание на то, что привлечение специализированной компании может быть особенно эффективным на ранних этапах освоения месторождения.

«На решение передать на аутсорсинг буровзрывные работы оказывает влияние совокупность технических и экономических факторов. Так, некоторые горнодобывающие компании небезосновательно считают, что следует делегировать сложные и ответственные переделы буровых и взрывных работ сервисным буровзрывным компаниям, которые имеют обученный персонал, отработанную технологию производства работ, способны компетентно оптимизировать свои затраты и оказывать качественные услуги, отвечающие высоким стандартам промышленной безопасности.

Такие горнодобывающие компании, как правило, лично контролируют только конечный передел производства и продажи продукции. Данная стратегия часто оправдывает себя на первых этапах работы горнодобывающего предприятия, позволяя до минимума сократить собственные инвестиции в специфические переделы горных работ», — рассуждает Петр Никитич.

В дальнейшем, продолжает специалист, многие крупные и средние добывающие компании начинают вести буровзрывные работы самостоятельно — частично или полностью.
Кроме того, наши эксперты отмечают: если месторождение находится в удалённом регионе, чаще всего выгоднее бывает привлечь к работе подрядчиков. Правда, месторождений на промышленно освоенных территориях сегодня становится всё меньше.

«В горной промышленности большинство рудников находятся в труднодоступной местности, а для своевременного запуска проекта нужно провести большой спектр подготовительных работ», — говорит Дмитрий Качановский.

Опыт НАО «НИПИГОРМАШ» этот факт подтверждает. Один из первых проектов, где компания выступила как комплексный поставщик услуг, территориально находится на севере Красноярского края. Логистика здесь непростая, и поддержание склада ВВ, обслуживание буровой и смесительно-зарядной техники, работа с персоналом легла бы на добытчика дополнительным бременем.

И компания передала все эти задачи на аутсорсинг, заключив долгосрочный контракт.
Сергей Мозер, в свою очередь, обратил внимание на такой фактор, как размер добывающей компании. По его наблюдениям, для небольших предприятий выгоды привлечения аутсорсинговых компаний наиболее очевидны.

«Например, в Ленинградской области у нас есть свой завод, и мы обслуживаем порядка 25 щебёночных карьеров. Это небольшие предприятия, и аутсорс помогает им сделать прозрачными расходы на весь цикл БВР. Здесь может быть реализован даже такой подход: компания приобретает лицензию на отработку месторождения щебня, привлекает подрядчика на БВР (в этом случае самому добытчику не нужно получать лицензию на данный вид работ) и подрядчика, который будет осуществлять транспортировку горной массы. В этом случае компания может с помощью минимального управленческого аппарата руководить предприятием, используя силы специализированных компаний и обходясь без каких-либо инвестиций в стационарное и мобильное оборудование», — объясняет Сергей Мозер.

С этим согласен и Данил Богачёв. Малым предприятиям, говорит специалист, невыгодно содержать штат специалистов, технику, оборудование, склад взрывчатых материалов.

«Очевидно, что при этом возникают операционные расходы, и если объём добычи маленький, то они просто не окупаются. Ведь чтобы вести БВР, компании нужно получить лицензию, организовать склад взрывчатых материалов. Кроме того, речь идёт о внушительных капзатратах на покупку буровых станков, линии производства компонентов ЭВВ и патронированных ВМ, смесительно-зарядных, доставочных машин и другой сопутствующей техники. Причём, чем дальше находится месторождение от цивилизации, тем сложнее и дороже бывает организовать участок БВР», — комментирует г-н Богачёв.

А вот если речь идёт о крупной компании, то стратегически важным становится формирование собственного участка БВР, продолжает специалист. Такой подход позволяет добывающему предприятию не зависеть от внешних факторов.

«В ходу также такая практика, когда на одном объекте работают несколько компаний, специализирующихся на БВР. Для клиента это выгодно потому, что в таком случае он всегда будет контролировать себестоимость. Аутсорсинговые компании конкурируют друг с другом, а заказчик получает возможность держать их в приемлемых ценовых рамках», — поясняет Сергей Мозер.

Фото: ГК «НИПИГОРМАШ»

Делим ответственность

Говоря о ситуации, когда на одном объекте работают несколько подрядных организаций, Сергей Мозер подразумевал сосуществование конкурирующих компаний. Но известен и другой подход: можно разделить буровзрывные работы на этапы и распределить обязанности между двумя или более поставщиками услуг. Однако, как мы говорили в самом начале, успех взрыва зависит от совокупности факторов, и сегодня на рынке работают несколько компаний, которые сосредоточили в одних руках весь комплекс работ: от производства ВВ до его заряжания в скважину и взрыва.

«Сервисная буровзрывная компания может взять на себя производство буровых работ, производство взрывчатых веществ (если владеет технологиями), оказывать качественные услуги по проектированию массовых взрывов, поставке взрывчатых веществ и средств взрывания, заряжанию взрывных блоков, монтажу взрывной сети, а также отвечать за качество взорванной горной массы. При этом сервисные компании зачастую берут на себя ответственность за привлечение и обучение персонала, а также соблюдение требований промышленной безопасности», — комментирует практику Пётр Ефремовцев.

Специалист «НИПОГОРМАШ», рассказывая о проектах, реализованных компанией, добавляет, что ей доводилось создавать на объекте заказчика полноценное подразделение со всей необходимой инфраструктурой: вахтовым посёлком, складами, зданиями для обслуживания техники и так далее.
Конечно же, пакет «Всё включено» не является обязательным условием, решение всегда принимает заказчик. О том, на каких условиях может быть заключён контракт между аутсорсинговой компанией и добывающим предприятием, рассказал Сергей Мозер на примере работы «ЭВОБЛАСТ».

Итак, компания может просто поставлять на объект взрывчатые материалы. Здесь очевидны границы ответственности каждой из сторон.

Поставщик оборудования и услуг — работать на франко-скважине, когда добывающая компания сама проектирует взрывные работы. В этом случае предприятие-партнёр фактически отвечает только за качество ВВ.

И, наконец, аутсорсинговая компания может полностью взять проект под свой контроль, и в этом случае именно она несёт ответственность за конечный результат. Необходимые параметры прописываются в контракте: это может быть не только объём работ, но и размеры куска горной массы, выход негабарита и многое другое.

«Клиент отслеживает показатели, и, если поставщик услуг их не соблюдает, на него налагают санкции. Последние имеют двустороннее действие: например, если заказчик не даёт компании-партнёру необходимый объём, то можно пересмотреть стоимость, потому как парк техники, а также персонал на объекте всё равно находятся», — уточняет г-н Мозер.

Как в таком случае ведётся расчёт? Самой понятной для обеих сторон формой все наши эксперты назвали фиксированную оплату за куб взорванной горной массы. В эту цифру поставщик услуг уже включает затраты на все необходимые подготовительные мероприятия, включая строительство инфраструктуры.

«Когда буровзрывная компания заходит на объект, перед ней стоит только одна задача: выполнить план по взорванной горной массе, согласованный с заказчиком, качественно, в установленные сроки и в полном объёме. Объём выполненных работ принято считать в кубических метрах в плотном теле, то есть до производства массового взрыва», — уточняет Данил Богачёв.

При этом, говорит Сергей Мозер, в отрасли идёт дискуссия: справедливо ли, когда компания выставляет для разных клиентов разные цены? Специалист считает, что по-другому быть просто не может, потому что трудоёмкость работ может отличаться в разы.

«Есть объекты с высокой обводнённостью, что существенно усложняет процесс заряжания скважин. Обычно СЗМ приезжает на блок, заряжает его за два часа и уезжает. Но если обводнённость высокая, скважину после бурения интенсивно замывает. Её необходимо зарядить в течение нескольких минут, иначе приходится перебуривать.

И если обычно СЗМ у нас загружает 36 тонн ВВ за смену, то на таких сложных объектах мы вынуждены держать машину круглосуточно, и порой за две смены по 12 часов она загружает всего 8 тонн. Конечно же, это должно отражаться на цене», — объясняет Сергей Мозер.

Финансовый вопрос

Отсюда закономерно вытекает главный вопрос. Какую выгоду получает заказчик, передавая этап БВР сторонней организации? И при каких условиях овчинка действительно стоит выделки?

Если взять для сравнения сухие цифры, то станет очевидно, что БВР, выполненные своими силами, обойдутся для добывающей компании дешевле. И поэтому, говорит Пётр Ефремовцев, некоторые крупные и средние предприятия приглашают аутсорсера на начальном этапе освоения месторождения, а после приобретают собственный парк техники и ведут буровые или буровзрывные работы своими силами.

Однако в практике «ЭВОБЛАСТ» случаются и обратные переходы: заказчик начинает ведение БВР самостоятельно, а затем передаёт проект на аутсорс.

«Если добывающая компания хочет повысить прозрачность расходов на различные технологические этапы, то переход на аутсорс полностью решает эту задачу: стоимость кубометра взорванной горной массы фиксируется в контракте. Расходы, таким образом, становятся предсказуемыми. Иногда выгода складывается из  затрат на персонал: если это сотрудники аутсорсинговой компании, без проблем можно организовать работу вахтами.

Оптимизация затрат при привлечении подрядной организации становится очевидной в периоды пикового увеличения объёмов отгрузки. Даже если у компании есть свой участок БВР, он может выполнить какой-то определённый объём работ. А дополнительные объёмы лучше передать аутсорсинговому предприятию, чтобы избежать дополнительных инвестиций и издержек.

К тому же спрос на добываемые ресурсы цикличен, и я считаю, что аутсорсинг даёт многим компаниям возможность сохранять на приемлемом уровне себестоимость БВР и избежать долгосрочных инвестиций, которые могут не окупиться из-за спада спроса на конкретное сырьё», — рассуждает Сергей Мозер.

Дмитрий Качановский делает акцент на том, что главный эффект привлечения аутсорсинговых компаний — это гарантия результата и уверенность, что работа будет завершена в срок, даже если проект реализуется в сложных климатических или логистических условиях.

«Мы, например, часто сталкиваемся с резкой сменой температуры и территориальными особенностями: большинство наших клиентов находятся в удалённых регионах. В разных горно-геологических условиях нужно задействовать сочленённые самосвалы, экскаваторы и буровые станки, а, главное, ещё уметь на них работать.

Мы научились оперативно обслуживать наш автопарк, поэтому у нас есть опыт решения в числе прочего нестандартных ситуаций. Мы умеем снижать зависимость от внешних факторов, работать автономно, поэтому экономически это выгодно: мы забираем всю сложную работу в  одготовке на себя, подбираем решения для конкретных ситуаций», — объясняет г-н Качановский.

«Сегодня передача БВР на аутсорс может быть выгодна как маленьким предприятиям, так и крупным. Они избавляются от капитальных и операционных затрат, работы с документами и разрешениями. Это позволяет горнодобывающему предприятию сконцентрироваться на основной цели своей деятельности – получении готовой продукции», — уверен Данил Богачёв.

Мнения экспертов

Дмитрий Качановский, генеральный директор «Земтек БВР»
Дмитрий Качановский, генеральный директор «Земтек БВР»

Дмитрий Качановский, генеральный директор «Земтек БВР»

«Успех любого горнорудного проекта зависит от своевременного запуска, который напрямую влияет на эффективность дальнейшей добычи. Поэтому перед компанией всегда стоит выбор — привлечь одного подрядчика или нескольких. Мы по опыту можем сказать, что между этими подходами большая разница.

Например, привлекая одну аутсорсинговую компанию, заказчик решает важные проблемы: сокращает избыточный документооборот и экономит временной ресурс на постоянном мониторинге результатов сразу нескольких исполнителей, а также снижает риск увеличения сроков, если кто-то из подрядчиков выбился из графика и не даёт возможности следующему продолжать работы.

Один исполнитель может этот риск значительно уменьшить, перераспределив работы внутри. Поэтому мы стремимся реализовывать комплекс работ, куда входят: исследование и подготовка территории, промышленное строительство, БВР и ОГР, возведение и обслуживание вахтовых городков, организация ремонтных баз для техники, перевозка рудной массы своим собственным транспортом.

Уже сейчас мы видим потребность в мобильном заводе для производства собственных взрывчатых веществ. На рынке мало компаний, предоставляющих такие услуги, поэтому мы хотели бы разработать собственную рецептуру, опираясь на наше представление о качестве и цене. Рассчитываем, что наш список услуг может быть расширен уже в следующем году».

Сергей Мозер, директор по стратегическому развитию ГК «ЭВОБЛАСТ»
Сергей Мозер, директор по стратегическому развитию ГК «ЭВОБЛАСТ»

Сергей Мозер, директор по стратегическому развитию ГК «ЭВОБЛАСТ»

«Спрос на БВР в формате аутсорсинга растёт и будет расти. Даже у крупных игроков горного рынка нет возможности оперативно выстроить свою инфраструктуру, чтобы покрывать растущие потребности БВР.

Поэтому для пиковых потребностей добытчика проще привлекать для решения этой задачи специализированные компании. Перспектива и динамика этого процесса налицо».

.

Данил Богачев, директор ООО «Уралвзрывпром» (ГК «НИПИГОРМАШ»)
Данил Богачев, директор ООО «Уралвзрывпром» (ГК «НИПИГОРМАШ»)

Данил Богачев, директор ООО «Уралвзрывпром» (ГК «НИПИГОРМАШ»)

«Сегодня наша компания продолжает реализовывать масштабный проект на Эльгинском месторождении — самом большом месторождении угля в России. Главная сложность здесь заключалась в удалённости объекта от цивилизации и отсутствии прямого сухопутного сообщения. Ближайший населённый пункт находится в 300 км от месторождения. Кроме того, реализовать проект нам нужно было в короткие сроки.

На объект мы поставили технику: СЗМ, буровые станки, вахтовки, краны, ПАРМ, фургоны для перевозки ВМ и многую другую. Для наших сотрудников мы построили два общежития, две производственные площадки с ангарами и складами. В настоящее время мы взрываем около 3 млн м3 в месяц, а самый большой единоразовый массовый взрыв был более 800 000 м3. В ближайшее время мы планируем увеличить объём выполняемых работ в несколько раз».

Пётр Ефремовцев, руководитель отдела БВР АО «НИТРО-СИБИРЬ»
Пётр Ефремовцев, руководитель отдела БВР АО «НИТРО-СИБИРЬ»

Пётр Ефремовцев, руководитель отдела БВР АО «НИТРО-СИБИРЬ»

«Привлечение сторонней организации может оправдывать себя в случае, если себестоимость конечной продукции удовлетворяет собственника горнодобывающего предприятия. Зачастую экономическая выгода складывается из оптимизации инвестиционных затрат за счёт привлечения на аутсорсинг компаний с профильными компетенциями.

Однако в первую очередь привлечение на аутсорсинг — это возможность исключить капитальные затраты на создание собственного передела в текущий период».


Текст: Анна Кучумова


Поделиться:
Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №6, 2023
Еще по теме

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спецпроекты
Mining World Russia 2024
23–25 апреля в Москве пройдёт одно из главных отраслевых событий — MiningWorld Russia. В этом году выставка выросла вдвое, а это значит, что...
Рудник. Урал 2023 | Обзор выставки
Главные события выставки «Рудник. Урал — 2023» в рамках спецпроекта dprom.online. Представляем «живые» материалы об участниках и о новых решениях:...
В помощь шахтёру | Путеводитель по технике и технологиям 2023
Путеводитель для шахтёра: актуальные решения для добывающих и перерабатывающих предприятий в одном месте. Рассказываем про современные технологии в...
Уголь России и Майнинг 2023 | Обзор выставки
«Уголь России и Майнинг 2023» - международная выставка техники и оборудования для добычи и обогащения полезных ископаемых. Главный интернет-партнёр...
MiningWorld Russia 2023
25 апреля 2023 года в Москве стартует одна из главных выставок в добывающей отрасли – MiningWorld Russia.

Спецпроект «MWR-2023: Обзор выставки» –...

Уголь России и Майнинг 2022 | Обзор выставки
Проект «Уголь России и Майнинг – 2022» глазами dprom.online. Обзор XXX Международной специализированной выставки в Новокузнецке: обзоры техники,...
MiningWorld Russia 2022 | Обзор выставки
Обзор технических решений для добычи, обогащения и транспортировки полезных ископаемых, представленных на площадке МВЦ «Крокус Экспо» в Москве....
Рудник Урала | Обзор выставки
Главные события выставки «Рудник Урала» в рамках спецпроекта dprom.online. Полный обзор мероприятия: «живые» материалы об участниках и их решениях -...
В помощь шахтёру | Путеводитель по технике и технологиям
Путеводитель по технике и технологиям, которые делают работу предприятий эффективной и безопасной.
Уголь России и Майнинг 2021 | Обзор выставки
Спецпроект dprom.online, посвящённый международной выставке «Уголь России и Майнинг 2021» в Новокузнецке. Репортажи со стендов компаний-участников,...
Mining World Russia 2021 | Обзор выставки
Спецпроект MiningWorld Russia 2021: в прямом контакте. Читайте уникальные материалы с крупной отраслевой выставки международного уровня, прошедшей...
День Шахтёра 2020 | Взгляд изнутри
В последнее воскресенье августа свой праздник отмечают люди, занятые в горной добыче. В День шахтёра 2020 принимают поздравления профессионалы своего...
Уголь России и Майнинг 2019 | Обзор выставки
Спецпроект dprom.online: следите за выставкой в режиме реального времени.

Ежедневно: репортажи, фотоотчеты, обзоры стендов участников и релизы с...

COVID-2019 | Добывающая отрасль в режиме карантина
Спецпроект DPROM-НОНСТОП. Актуальные задачи и современные решения. Достижения и рекорды. Мнения и прогнозы. Работа отрасли в условиях новой...
Mining World Russia 2020 | Репортаж и обзор участников выставки
Международная выставка в Москве Mining World Russia 2020 – теперь в онлайн-режиме. Показываем весь ассортимент машин и оборудования для добычи,...
популярное на сайте
Обзор выставки Mining World Russia 2024. Анонсы участников, репортажи с места событий. Читайте по ссылке Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.