СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

ЗА и ПРОТИВ новой классификации ТПИ

Действующая классификация ТПИ регулирует распределение месторождений по сложности геологического строения, промышленному значению запасов и степени геологической изученности.  Новую классификацию планировали ввести ещё в 2017 году, но Ростехнадзор не согласовал этот документ из-за многочисленных разногласий, возникших на слушаниях.

карьер

Многие горнопромышленники тоже сомневаются в необходимости нововведения, о чём высказывались на форуме «МИНГЕО Сибирь».

Основным отличием новой классификации от действующей стало выделение трёх категорий геологических запасов, введение понятия «извлекаемые ресурсы» и ужесточение требований к запасам категории С2 для соответствия международным стандартам.

Часть этих запасов будут переводить к ресурсам категории Р1, которые перейдут в систему отчётности ГКЗ, где будут проходить утверждение, а не апробацию.

В разработанной классификации ТПИ также появились извлекаемые запасы категории R1 и R2 и новая стадия ТЭО-кондиций, которые вдобавок ко всему не будут делиться на временные и постоянные — их можно будет делать на любом этапе геологического изучения, если есть материалы для подтверждения запасов категории Р1 и С2.

Изменилась и схема формирования извлекаемых запасов новой классификации ТПИ.

Раньше были балансовые и забалансовые запасы, теперь в планах ввести забалансовые и идеологические балансовые запасы, согласно которым государство будет формировать и учитывать извлекаемые запасы.

«Мы попытались дать компаниям возможность методом аналогии быстро ставить геологические запасы на баланс и продавать добывающим предприятиям без затратных технологических исследований», — сообщил начальник управления Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых (ФБУ ГКЗ) РФ Александр Лазарев.

Не все согласны, что это сможет помочь.

шахтный транспорт

Горнопромышленники уверены, что потом начнётся требование технико-экономического обоснования на стадиях поисковых работ, и в итоге появится ещё четыре тома со всякими документами только для того, чтобы оставить категорию С2. Начальник управления ГКЗ ответил, что сама классификация включает в себя только основные принципы подсчёта и учёта запасов для всех видов полезных ископаемых, а основное содержание должно быть прописано в требованиях ТЭО и методических рекомендациях.

«Планируется отказаться от категории В, оставить только С1 и С2, но почему-то горнопромышленники сказали, что она нужна как воздух.

Тогда мы пошли на компромисс: категорию А убрали, а D оставили. Наша задача — показать, что, если есть хотя бы С2, уже можно делать проекты извлекаемых запасов и успешно работать.

Вообще, это сложный полемический вопрос.

Мы не знаем, примут ли эти изменения, но всё равно настаиваем на их введении. Обновления необходимы, потому что существующие нормы устарели. Сегодня параллельно действуют две системы: это российская классификация 2016 года и кодекс НАЭН, признанный международным.

Я ни разу не слышал, чтобы кто-то делал отчёты по этому кодексу. Он существует, признан, но не работает в нашей стране.

Не секрет, что многие компании ведут двойной учёт для привлечения инвестиций. Банки и биржи не принимают отчётную систему ГКЗ, хотя она заложена во всех классификациях.

Без запасов ГКЗ вы не сможете разработать проект отработки и, соответственно, иметь извлекаемые запасы», — сообщил начальник управления ГКЗ.

В ответ игроки рынка выразили небезосновательное предположение, что любая принятая классификация всё равно потребует ведения двойной бухгалтерии, если компания работает на международных и фондовых рынках.

Один из участников форума и вовсе назвал кодекс НАЭН «мертворождённым», потому что он сам по себе борется с любыми другими нормативными документами и больше помогает не геологам, а инвесторам: «Учитывая современную геополитическую обстановку, не считаете ли вы целесообразным разработать эффективный межнациональный кодекс и классификации, которые могли бы использовать другие страны, а не только мы?».

Александр Лазарев довёл до сведения, что западная классификация как раз-таки и работает на инвесторов, а в России этот кодекс не востребован, потому что он негосударственный.

При этом в нашей стране недра принадлежат государству, а на Западе можно получить участок и делать на нём всё, что угодно. Аудитория высказала мнение, что главное отличие российской классификации от западных стандартов состоит в использовании кондиций на Западе их можно регулярно менять без какого-либо подтверждения, а в России это целая проблема.

«Да, у них нет кондиционных показателей в нашем понимании. Но тот же JORC за последние годы очень сильно сдрейфовал в сторону ужесточения требований как раз по нашему транзакционному образцу. Новая классификация прочно коррелируется с шаблоном комитета CRIRSCO, за исключением того, что он не выделяет прогнозные ресурсы. Планируется, что она будет гармонизирована и с рамочной классификацией ООН. Пока я не могу сказать, как именно мы будем это делать, так как у нас просто нет базы, от которой мы могли бы оттолкнуться», — прокомментировал г-н Лазарев.

Поэтому с нововведением планируется значительно изменить структуру госбаланса и правовую базу – в частности, переделать порядка 120 норм, а также разработать и утвердить на согласование ещё 8 новых документов.

На вопрос о том, как недропользователи будут отчитываться за оценку уже поставленного баланса, начальник управления ГКЗ ответил, что никакого давления на недропользователя не планируется — на переход со старой классификации на новую даётся 6 лет: «Никто не говорит переходить на неё за 1 день. Но надо помнить, что любая корректировка проекта будет обязана сопровождаться переоценкой запасов, в том числе извлекаемых».

Но непонятно, как в таком случае взаимодействовать с налоговыми органами.

Участники форума ясно дали понять, что различным службам совершенно безразлично, в какой категории стоят запасы.

«Условно говоря, налоговые органы говорят: у вас числилось 100 кг, а вы добыли 99,5. Где еще полкилограмма? Мы пытаемся объяснить, но без толку. Они не могут учесть издержки, потому что просто не понимают этого», — горячо объяснял один из участников форума МинГео. И предложил привести в порядок в соответствии с горной промышленностью все надзорные органы. Вопрос в том, как это собирается делать ГКЗ.

«Полкилограмма издержек — это многовато. К тому же, вы прекрасно знаете, что любой проект утверждается вместе с потерями. Если у вас заложено извлечение 90%, а вы извлекли 89% запасов, то вы всё равно за 1% потерь заплатите НДФЛ сверхнормативных суточных», — сказал представитель госкомиссии и, как бы между прочим, добавил, что ещё непонятно, как это будет решаться.

Затем дискуссия перешла на очень наболевший вопрос об оценке техногенных образований — особенно остро он стоит среди россыпников.

Многих интересовало, рассматривает ли ГКЗ упрощённый порядок подсчёта. Александр Лазарев в ответ напомнил, что в России законодательно нигде не прописано понятие техногенных месторождений.

«В прошлом году было подписано всем известное письмо Сергея Аксенова о техногенных объектах россыпного золота, в котором говорилось об ускоренном порядке постановки запасов техногенных месторождений на баланс.

Проблема в том, что данный механизм действует до 31 декабря 2018 года.

Такие сроки установили в надежде, что уже осенью будут получены первые результаты.

Возможно, письмо ещё будут корректировать, но, если оно сработает, срок будет продлён», — пояснил начальник управления ФБУ «ГКЗ».

экскаватор

Действовать классификация начнёт с 1 января 2021 года. С одной стороны, она сформирует новое поле возможностей для недропользователей и государства с точки зрения инвестиционных возможностей проектов, открывая путь к источникам финансирования и покажет государству реальную картину экономической значимости запасов полезных ископаемых.

Но с другой стороны, даже после утверждения классификация долгое время будет вызывать много сложностей и споров.

После официального слушания управление ГКЗ РФ вышло с протоколом разногласий на вице-премьера Александра Хлопонина.

Не вдаваясь в подробности дискуссии, тот сказал: «Убирайте разногласия и приходите снова».

На сегодняшний день никто не может точно сказать, когда будет утверждена новая классификация ТПИ, так как ни Хлопонина, ни министра сейчас нет на месте.

«Но не это главное, а то, что в предлагаемом документе заложены принципиально новые основы, разработанные в соответствии с международными стандартами. Возможно, в результате обсуждения мы внесём какие-нибудь поправки, ведь именно в дискуссиях рождается истина», — резюмировал г-н Лазарев.

.

Текст: Валентина Лескина

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №3, 2018

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.