СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Как добыча нефти Сибирью прирастала

Нефтяная производственная инфраструктура
В тайге, в условиях бездорожья и сурового климата, эвенкийские нефтяники построили производственную инфраструктуру, отвечающую самым передовым технологиям добычи нефти и положили начало для развития новой нефтегазовой провинции Восточной Сибири

Нефть — важнейшая статья российского экспорта, поставки этого ресурса за рубеж ежегодно исчисляются сотнями миллионов тонн.

Однако так было не всегда. История становления России как нефтегазовой державы прошла огромный путь, и немалая роль в этой истории у Сибири.

История Дня нефтяника уходит своими корнями в далёкие 1960-е годы, и связано его появление во многом со стартом широкомасштабного освоения нефтяных месторождений Западной Сибири.

В преддверии профессионального праздника мы предлагаем вспомнить, как начиналось великое сибирское «чёрное золото», и поздравить специалистов нефтегазовой промышленности: решительных, знающих, готовых к трудностям и наверняка романтичных.

Всё началось с «горного масла»

«Основными запасами нефти и газа обладает Западная Сибирь, где расположены сотни крупных и уникальных по запасам месторождений, таких как Самотлорское, Фёдоровское, Мамонтовское, Приобское, Стрежевое, Усть-Балыкское. Самым богатым нефтяным регионом Западной Сибири и России вообще является Ханты-Мансийский автономный округ.

Но и Восточная Сибирь обладает значительным углеводородным потенциалом. На сегодняшний день ресурсная база углеводородов Красноярского края насчитывает в общей сложности 35 газовых, газоконденсатных и нефтегазоконденсатных месторождений. Оценивая запасы нефти, можно уверенно говорить о том, что цифра 2 млрд тонн на государственном балансе весьма внушительна», — рассказывает научный сотрудник музея геологии Центральной Сибири Анна Лопушенко.

Выдача точки местоположения скважины №1 Северо-Ванкорской.
Выдача точки местоположения скважины №1 Северо-Ванкорской. Слева – направо: В.А. Кринин (заместитель генерального директора по геологии и геофизике), мастер по вышкостроению, В.В. Попов (геолог), И.В. Зборщик (генеральный директор), В.П. Полтарак (генеральный директор ОАО «Таймырнефтегаз»)

Первые предпосылки внимания к поискам углеводородов в Восточной Сибири, по-видимому, относятся к 1870 году, когда на территории Красноярского края на берегу реки Сыя обнаружили выходы так называемого горного масла, которое является природным битумоидом.

«Первую нефтепоисковую скважину пробурили уже в 1905 году в районе бассейна реки Теи Красноярского края. Однако начало целенаправленных геологоразведочных работ на нефть и газ в крае относится к 1930-м годам на территориях Хатангского и Усть-Енисейского районов Таймыра. Эти работы привели к открытию первых небольших по запасам месторождений.

В 1939 году были обнаружены нефтебитумы в Туруханском районе, и тогда началось бурение нефтепоисковой скважины в бассейне реки Сухая Тунгуска. Масштабные геологоразведочные работы на нефть и газ осуществлялись в период с 1948 по 1957 год в Минусинской котловине трестом «Минусиннефтегазразведка». В 1948 году на окраине деревни Быстрая заложили первую скважину, из которой через несколько лет был получен единственный в Минусинской котловине промышленный фонтан газа», — отмечает Анна Лопушенко.

На испытании скважины Северо-Ванкорская №1
На испытании скважины Северо-Ванкорская №1. Слева направо: А. А. Кринин, главный геолог «Ванкорнефти»; А. Ф. Жирнов, Н. А. Третьяк, инженеры по испытанию

Именно здесь, с Быстрянской нефтеразведки, в конце 1940-х годов начал свой трудовой путь помощником бурильщика Александр Васильевич Кринин, многие годы посвятивший разведке нефти и газа, один из первооткрывателей месторождений на Таймыре.

«Начав трудиться помощником бурильщика, отец постепенно «вырос» до бурового мастера, вся трудовая деятельность которого прошла на северах края. А вместе с ним этот путь прошла и его семья.

Помню, как в 1958 году семьи нефтегазоразведчиков, в том числе и наша, на колёсном пароходе приплыли в село Ермаково, бывшее место базирования 503-й стройки ГУЛАГа, возводившей железную дорогу «Игарка — Салехард» — это в Туруханском районе. Нас высадили на дикий берег Енисея, где первым делом всех облепили несметные полчища гнуса. Особенно детишки в первые же минуты были буквально изъедены мошкарой. Заселились в оставленные разрушенными стройкой бараки, в которых потом в основном женщины занимались восстановлением быта, штукатуркой, побелкой квартир, а мужчины строили первые буровые.

Естественно, с детских лет я вместо летних каникул зачастую выезжал с отцом на буровые в тундру, тайгу, вместе с буровой бригадой жил в балках, наблюдал за работой нефтегазоразведчиков, поэтому и сам впоследствии связал свою профессиональную жизнь с нефтяной отраслью, окончив в 1975 году Томский политехнический институт по специальности «геология и разведка нефтяных и газовых месторождений», — вспоминает Владимир Кринин, заслуженный геолог Российской Федерации, кандидат геолого-минералогических наук.

Слева-направо: В. А. Кринин (заместитель генерального директора),  инженеры-испытатели скважин: А. Ф. Жирнов, Н. А. Третьяк
Слева-направо: В. А. Кринин (заместитель генерального директора), инженеры-испытатели скважин: А. Ф. Жирнов, Н. А. Третьяк

В 1966 году на Таймыре получили первый промышленный фонтан газа дебитом 400 м3/сутки на Нижне-Хетской площади. Это важнейшее событие побудило приехать непосредственно на скважину Владимира Долгих, в то время директора Норильского горно-металлургического комбината им. Завенягина. В 1967 году открыли Мессояхское газовое месторождение, которое и положило начало мощному развитию газовой отрасли в Красноярском крае.

Как раз в те годы в структуре образованного в 1968 году треста «Красноярскнефтегазразведка» начали формировать новые нефтегазоразведочные и геофизические экспедиции, тогда-то и открывали новые месторождения.

Так, уже в 1972 году открыли Сузунское нефтегазоконденсатное месторождение, а в 1973 году — Куюмбинское в Эвенкии.

Первая нефть Эвенкии

«Куюмбинское нефтегазовое месторождение входит в состав Юрубчено-Тохомской зоны нефтегазонакопления и приурочено к природному резервуару в рифейских доломитовых породах-коллекторах, средний возраст которых составляет 700 млн — 1,3 млрд лет, аналогов ему в мире нет! Нефть Западной Сибири намного «моложе» — 100–200 млн лет.

В 2015 году «Славнефть-Красноярскнефтегаз» в рамках опытно-промышленной разработки Куюмбинского лицензионного участка начала реализацию проекта «Ранняя нефть», т. е. добычу нефти и её сдачу по временной схеме. В 2017 году магистральный нефтепровод «Куюмба — Тайшет» открыл путь эвенкийской нефти на Дальний Восток.

А в июле 2018 года там добыли первый миллион тонн нефти.
Геологоразведочные работы по поиску и вовлечению в добычу новых залежей не прекращаются там и по сей день. Куюмбинская нефть очень высокого качества, лёгкая и малосернистая», — отмечает Анна Лопушенко.

Буровая Нижне-Енисейской нефтегазоразведочной экспедиции
Буровая Нижне-Енисейской нефтегазоразведочной экспедиции. Слева-направо: геолог Б. А. Кузнецов, буровой мастер А. В. Кринин, главный инженер экспедиции Л. И. Цицулин, инженер-технолог

С открытием этого месторождения связана интересная история.

«Первую нефть на Куюмбе получили по результатам опробования перспективного горизонта испытателем пластов на трубах в 1973 году. В процессе испытания признаков притока нефти не отмечалось, а при подъёме бурового инструмента после отворота очередной «свечи» в одной из труб обнаружили нефть. Набрали несколько вёдер.

Сообщили по рации об этом в экспедицию, в посёлок Байкит,
от руководства сразу же поступило распоряжение приостановить работы до приезда руководства на скважину.

В то время в Байките проходило совещание, которое вёл первый секретарь Эвенкийского окружного комитета КПСС Василий Николаевич Увачан. Тут же на место скважины на одном самолёте АН-2 прилетело всё руководство экспедиции и округа, а на втором — привезли продукты, чтобы организовать митинг и праздничное застолье, ведь событие было чрезвычайно важное — первая нефть Эвенкии.

Первооткрывателями Куюмбинского месторождения были высокопрофессиональные специалисты Эвенкийской нефтегазоразведочной экспедиции: главный инженер Ефрем Абрамович Гешкарон (большое интервью со специалистом вы можете прочитать в № 2, 2019 и на сайта dprom.online), главный геолог Анатолий Александрович Бровенко, буровой мастер Сергей Георгиевич Степанов и другие. Многих я знал лично, поскольку они работали вместе с моим отцом, а несколько позже со мной», — рассказывает Владимир Кринин.

Юрубчено-Тохомское и Куюмбинское месторождения
Удаленность Юрубчено-Тохомского и Куюмбинского месторождений и отсутствие транспортной инфраструктуры долгое время были основными препятствиями

В 1975 году по распределению после института Владимиру Кринину и самому довелось поработать на Куюмбинской площади, техником-геологом в Борской геохимической партии. Позже он участвовал в поисках, разведке и открытии многих месторождений Восточной Сибири: Юрубчено-Тохомского, Пайгинского, Таначинского, Моктаконского, Тагульского, Ванкорского, Байкаловского и др.

«Работая в Туруханской нефтегазоразведочной экспедиции, которая вела поиски месторождений на Бахтинском мегавыступе, довелось совместно с буровой вахтой поднять керн в скважине № 3 — Кочумдекской, впервые вскрывшей здесь фундамент Сибирской платформы. Это было неожиданное событие, всколыхнувшее геологическую службу экспедиции и ПГО «Енисейнефтегазгеология».

По проекту кристаллический фундамент должен был быть ниже забоя скважины на 700 метров. Однако скважина, не достигнув отметки 4 000 метров, вошла в этот фундамент. Когда подняли керн, я глазам не поверил — гранит. Этот комплекс пород не является нефтегазоперспективным, но его знание очень важно для изучения геологии, для построения геологических моделей и прогнозирования перспектив нефтегазоносности.

Скважину пришлось закончить строительством раньше проектной глубины, но благодаря этому событию мы впервые скорректировали свои знания о геологическом строении Бахтинского мегавыступа, чтобы изменить методику дальнейших поисков», — пояснил Владимир Кринин.

Юрубчено-Тохомское месторождение

Ключевым событием, повлиявшим на развитие нефтяной отрасли Восточной Сибири, стало открытие Юрубчено-Тохомского месторождения в Эвенкийском районе Красноярского края. В пределах Юрубченского лицензионного участка открыли девять залежей углеводородов. Текущие извлекаемые запасы нефти категории В1+В2 огромны по сравнению с другими месторождениями территории и составляют более 350 млн тонн. Сегодня ведут активное промышленное освоение Юрубченской залежи.

По своему геологическому строению месторождение не имеет аналогов, а его запасы углеводородов являются самыми древними в мире — их возраст составляет более 1 млрд лет. Кроме того, юрубченская нефть обладает высоким качеством: она содержит мало серы и сероводорода, смолы и парафинов, считается лёгкой и малообводнённой. Благодаря такому сочетанию свойств она хорошо подходит для углублённой переработки.

Низкая температура застывания (для нефти Юрубченской залежи этот показатель равен -40 °C) позволяет транспортировать сырьё по нефтепроводам, пролегающим под землёй, без дополнительного подогрева, с минимальными гидравлическими потерями.

В целом нефть Юрубчено-Тохомского нефтегазоконденсатного месторождения по плотности сравнима с нефтью марки Brent и легче, чем нефть марки Urals, экспортируемой из России. Содержание серы даже ниже, чем в малосернистой нефти Brent, и значительно ниже, чем в высокосернистой нефти Urals.

1981 г. Первые геологоразведочные партии «Енисейгазгеология»
1981 г. Первые геологоразведочные партии «Енисейгазгеология»

История месторождения началась в 1981 году, когда после проведения сейсморазведки Юрубченского локального поднятия экспедиция геологоразведочной партии ПГО «Енисейнефтегазгеология» начала глубокое бурение, чтобы найти залежи нефти и газа.

Первая попытка была неудачной: параметрическая скважина Юр-1 оказалась «сухой». В 1982 году во время испытания скважины Юр-2 получен первый приток газа, месторождение признано газоносным.

Судьбоносным решением стало бурение скважины Юр-5, при испытании которой был получен фонтанный приток нефти. Случившееся стало настоящей победой для всех участников экспедиции: по итогам 1984 года месторождению присвоен статус нефтегазоносного и дано название «Юрубчено-Тохомское» из-за соседних рек Юрубчен и Тохомо.

Коллектив ПГО «Енисейнефтегазгеологии» продолжил разведку месторождения до 1995 года. Затем право на разработку ЮТМ получила «Восточно-Сибирская нефтегазовая компания».

«Для меня судьбоносным стал 1996 год, когда меня пригласили на работу в «Енисейнефтегаз» для участия в масштабном и значимом для нефтяной отрасли Восточной Сибири проекте по разработке и запуску нового перспективного Юрубчено-Тохомского нефтегазоконденсатного месторождения в Эвенкийском районе Красноярского края. В 2014 г. стартовало строительство производственной инфраструктуры.

Но самая интересная работа началась в 2016 г., после ввода в эксплуатацию нефтепровода Куюмба — Тайшет и запуска в промышленную эксплуатацию месторождения почти на год. Приятно осознавать, что я стоял у истоков, пройден большой путь, но уже сегодня, в мою бытность, наше предприятие является передовым во многих сферах, начиная от инноваций в бурении и геологии и заканчивая лучшей кадровой и социальной политикой, по мнению Минпрома РФ.

При этом душа предприятия осталась неизменной — мы по-прежнему команда профессионалов своего дела, идейных и инициативных нефтяников, где индивидуальность и личность имеют большое значение, совсем как тогда, в юности, когда всё только начиналось», — отмечает начальник управления геолого-разведочных работ, ресурсной базы и лицензирования АО «Востсибнефтегаз» Игорь Харченко.

 Юрубченской залежь
На основании данных разведочного бурения и сейсмической разведки геологи «ВСНК» построили крупнейший в «Роснефти» куб данных – модель для максимально эффективной разработки Юрубченской залежи и новых лицензионных участков в Эвенкии

Опытный геолог, Игорь Григорьевич точно знает, о чём говорит. После окончания Грозненского нефтяного института по специальности «горный инженер-геолог» он от ведущего геолога промысла «дорос» до начальника управления геологоразведочных работ, трудился на разных объектах и территориях, например в Казахстане, где начал свой профессиональный путь.

«Я попал в Казахстан (тогда Казахская ССР) по распределению в 1991 году. Помню, на въезде в цех по добыче нефти и газа № 2 висел агитационный плакат ЦДНГ № 2 Комсомольской бригады. Коллектив состоял на 90% из молодёжи, возраст начальника цеха был 30 лет (всего на 6 лет старше меня).

В вахтовом посёлке было чувство, что находишься в студенческом лагере. Думал, как удачно выбрано место для карьеры. Там я уже через 3 месяца стал старшим геологом цеха. Эксплуатационный фонд скважин составлял порядка 800, годовая добыча порядка 6 млн т/год. Но в 1991-м СССР распался, и на смену Казахстану пришли новые проекты», — вспоминает Игорь Харченко.

Новая эра нефтедобычи — открытие Ванкора

Немного позже Юрубчено-Тохомского месторождения — 22 апреля 1988 года — открыли ещё одно знаковое для Сибири месторождение — Ванкорское. Оно находится в 140 км от Игарки на северо-западе Красноярского края, за полярным кругом. Это месторождение является уникальным по запасам нефти в группе Ванкорского кластера, где в разработку вслед за ним вводятся Тагульское, Сузунское, Лодочное месторождения.

Месторождение открыла Игарская нефтегазоразведочная экспедиция под руководством Бориса Могилевского. На разведку ушло много лет и труда геологов, геофизиков, буровиков. Первооткрыватели месторождения: В. П. Кичигин, В. И. Мартыновский, Н. А. Третьяк, С. В. Биденко, Н. П. Кузьмин, В. А. Кринин.

В настоящее время доля нефтегаза в ВРП составляет около 20%

«Скважины № 1 и 2, которые пробурили в самом начале, показали, что в недрах есть нефть и газ. Затем пробурили скважины № 4, 5 и 6. Всё успешно. Но размеров Ванкорского месторождения никто точно не знал. В 1995 году выполнили первую оценку запасов, согласно которой извлекаемые запасы нефти составили 125 млн тонн. 2003 год стал переломным для Ванкора. В Красноярск с целью рассмотрения Ванкорского месторождения приехал президент компании «Роснефть» Сергей Михайлович Богдачиков.

Он провёл у нас в обществе «Енисейнефть» совещание по перспективам разработки Ванкорского месторождения. И когда он обратился ко мне (в то время главному геологу ЗАО «Енисейнефть») с вопросом, можно ли увеличить запасы Ванкора, я уверенно ответил: «Можно». Он мне поверил. А нужно сказать, что до этого к месторождению присматривались такие фирмы, как «Шелл» и «Тоталь», они провели некоторые исследования на месторождении, но в итоге на реализацию ванкорского проекта не решились.

И уже первая скважина, которую я вынес за пределы границ известного тогда месторождения — в излучине Большой Хиты, дала приток нефти дебитом 400 кубов в сутки. Этим результатом было заявлено объединение Ванкорского месторождения с Северо-Ванкорским перспективным блоком.

Позже к Ванкорскому месторождению удалось присоединить часть запасов Восточно-Лодочного лицензионного участка. Причём я заложил скважину Восточно-Лодочную № 1 на самой южной части Ванкорской структуры, и когда геофизики провели каротаж, они сделали заключение, что там нет продуктивных пластов.

Я не согласился с этими выводами, поскольку мой опыт и знания говорили об обратном. Вопреки отрицательному заключению мы испытали скважину и получили промышленный приток нефти.

Практически всего за шесть лет нам удалось увеличить запасы нефти Ванкорского месторождения со 125 до 492 млн тонн», — рассказывает Владимир Кринин.

«С вводом в промышленную эксплуатацию в августе 2009 года Ванкорского нефтегазового месторождения отрасль нефтегазовой промышленности Красноярского края начала играть существенную роль в экономике региона. В настоящее время доля нефтегазового комплекса в структуре промышленного производства края составляет 23,5% и обеспечивает занятость 5 тыс. человек», — отмечает Анна Лопушенко.

«С активной разработки Ванкорского месторождения в 2009 году началась новая эра в истории нефтедобычи в Красноярском крае, которая также значительно повлияла на темпы развития нефтегазовой отрасли страны. Во-первых, быстрое наращивание добычи нефти до 23 с лишним миллионов тонн стабилизировало уровень добычи во всей России, а во-вторых, вместе с последующим запуском Сузунского, Тагульского и Лодочного месторождений позволило заполнить инфраструктуру нефтепроводов
в Восточном направлении», — уверен Владимир Кринин.

Юрубчено-Тохомское месторождение
Дебиты фонтанирующих притоков нефти Юрубчено-Тохомского месторождения достигают 539 тонн в сутки. Этот показатель в несколько раз превышает среднероссийские дебиты новых скважин

Однако никакие достижения не были бы возможны без огромного вклада профессионалов, посвятивших жизнь нефтяной отрасли.

Сложные бытовые условия, оторванность от «большой земли», напряжённый график трудового дня — с чем только не приходится сталкиваться этим сильным духом людям!

«Сейчас у вахтовиков более комфортные условия: удобные общежития, сотовая связь, отличная техника, нам такое в 1970–1980-е и не снилось. Но мы и не думали о комфорте, наоборот, ехали подальше на Север, в трудные условия, жили в балках, оторванные от людей и цивилизации. Что нас вело? Романтика, стремление созидать, наверное. А ещё это своеобразная проверка на прочность, потому что природа Севера сурова и непредсказуема, бывали разные ситуации.

Помню, в 1979 году в Эвенкии мой отряд из-за непогоды застрял в тайге на полтора месяца. Мы были обуты в резиновые сапоги, одеты в простые телогрейки, жили в палатках при 40-градусных морозах. Продукты давно закончились, и нам приходилось выживать за счёт подлёдного лова хариуса и ловли в петли зайчишек, если повезёт. И ведь никто не пал духом, когда проходишь через такое, формируется прочность духовная.

Работа в таких суровых условиях накладывает свой отпечаток на характер людей, делает их более ответственными, собранными, дисциплинированными и верящими в настоящую мужскую дружбу, потому что в сложных условиях надеяться можно только на взаимопомощь и крепкое плечо товарища», — уверен Владимир Кринин.

юрубчено тохомское месторождение
Преодолеть аномально низкое пластовое давление и высокую твердость горных пород на Юрубчене позволяет инновационная технология — бурение на депрессии, с закачкой в пласт инертного газа — азота. Достигнутые притоки нефти по этим скважинам на 70% выше дебитов соседних скважин

Его поддерживает и Игорь Харченко: «Работа настоящего нефтяника — удел сильных духом людей, ведь наш путь начинается с диких мест, где редко ступает нога человека, очень труднодоступных, а в большинстве случаев и вовсе непроходимых, и приходит в итоге в красивые большие современные города, где градообразующим часто является именно нефтегазодобывающее предприятие. Это объясняет поистине уникальное сочетание нашей профессии: геология — романтика, горы, природа, и нефть — промышленное развитие и прогресс».

Текст: Людмила Шеваникова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №4, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.