Мировой рынок нефти: цены и события

цистерна с нефтью

Рынок нефти перестал реагировать на военные действия и теракты. Однако только за одну зимнюю неделю цена на чёрное золото опустилась почти на 10%. Видимая причина — паника вокруг китайского коронавируса. Насколько это соответствует действительности, разбирались специалисты Института развития технологий ТЭК.

К удивлению участников рынка и аналитиков, цены на нефть на мировых рынках перестали активно реагировать на события, которые, казалось бы, должны его взбудоражить. На графике 1 показаны изменения цены Brent за последние полтора года.

Наибольшее влияние на цены вроде бы оказало ослабление американских санкций против Ирана в октябре 2018 года — цена Brent упала за два месяца с $82 до $54 за баррель к декабрю. При этом с рынком нефти ничего не происходило, поставки из стран OPEC стали сокращаться только в декабре.

Единственное событие, которое хоть как-то потрясло рынок в последнее время, — атака беспилотников на саудовский нефтяной завод в Абкайке 13 сентября 2019 года. Цены выросли на 20% (почти $12 за баррель), но только на три дня, хотя рынок на несколько недель реально лишился 12,5% мировой торговли нефтью.

цена нефти на Brent график

Попытки связать цену нефти с реальными событиями порой выглядят неубедительно. Например, падение цен на нефть на $3–4 доллара с 20 по 23 января 2019 года все СМИ дружно объявили следствием вспышки нового коронавируса в Китае.

Агентство Рейтер со ссылкой на Goldman Sachs сообщило, что причиной является риск цснижения спроса на авиакеросин на 260 тыс. баррелей в день. То есть потери 1 мбд в Ливии рынок не заметил, а сокращение, впрочем, пока потенциальное, спроса на 0,3% мирового объёма нефтепродуктов потрясло его до основания.

Переизбыток нефти

ИРТТЭК собрал мнения экспертов о том, как отражаются и отразятся на рынке мировые события. Большинство опрошенных признали, что рынок сегодня избыточен: реальное предложение нефти очень велико, и именно это является одной из главных причин падения.

«Главная причина слабой реакции рынка нефти на рост напряжённости (что грозит сокращением предложения нефти) и сильной реакции на эпидемию в Китае (что грозит падением спроса) в том, что реальный избыток предложения нефти очень велик. Скорее всего, он заметно больше официальной оценки IEA. Эпидемия в Китае влияет на нефть довольно опосредованно.

Основной фактор — чисто психологический. И, скорее всего, его влияние со временем снизится. Вероятно, ОПЕК+ будет вынуждена сокращать добычу и дальше. Сокращение добычи — меньшее зло, чем сильное падение цен», — считает советник гендиректора «Открытие Брокер» по макроэкономике Сергей Хестанов.

«Мир переполнен нефтью. Трейдеры зарабатывают на разнице цен покупателя и продавца. Все перечисленные выше события (Иран, Ливия, Китай) помогли им обосновать рост цены у покупателя, но совершенно не сказались на избыточных запасах производителей, которые были рады сбыть свою нефть по минимальной цене.

Эту ситуацию прекрасно подтверждает остановка экспорта ливийской нефти в конце января текущего года. Мир лишился миллиона баррель в день, а цены пошли вниз якобы по причине эпидемии коронавируса в Китае, которая пока сказалась лишь на потреблении несколько тысяч тонн авиакеросина из-за отмены рейсов в Поднебесную — нуль в мировых масштабах. Огромные доходы энерготрейдеров указывают на избыток сырья, и нефти, и газа, и, соответственно, в пользу серьёзного падения цены нефти в 2020 году», — согласен директор Института развития технологий ТЭК Сергей Воробьёв.

«Цены на нефть (фактически цены фьючерсных контрактов на финансовых рынках) слабо реагируют на сообщения о падении или сокращении добычи по военно-политическим причинам, поскольку предложение — в том числе долгосрочные прогнозы предложения — превышают спрос. Дефицита нефти нет и не предвидится. А вот возможность сильного сокращения спроса, тем более в крупнейшем потребителе нефти Китае, — это мощный фактор для беспокойства», — поддерживает партнёр консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.

В снижении цен на нефть виноват вирус?

Неужели дело действительно в коронавирусе? Начальник аналитического отдела ИК «РИКОМ-ТРАСТ» видит прямую связь между китайской эпидемией и снижением цены на нефть, поскольку «морские, авиационные, железнодорожные компании сокращают свои поездки в Китай», и отказ вести транспортное сообщение с Китаем рождает больший риск, «чем тот же риск недопоставки, недоэкпорта нефти из-за событий в Ираке или Ливии».

«Развитие эпидемии приведёт к существенному изменению экономического поведения стран — потребителей нефти! И спрос на нефть резко сократится, так как экономическая деятельность стран, подвергнувшихся эпидемии, резко снизится, и рынок спроса на нефть начнёт сокращаться», — не сомневается специалист Экспертного центра ПОРА Александр Воротников.

Леонид Хазанов даже уверен, что продолжение китайской эпидемии стимулирует падение цен на чёрное золото и в дальнейшем.

«Учитывая, что в прошлом году Китай увеличил импорт нефти на 9,5%, до 506 млн тонн, а его доля в структуре потребления превышает 70%, то сокращение спроса, обусловленное приостановкой функционирования нефтеперерабатывающих заводов, может вызвать сокращение ввоза чёрного золота в КНР. Поставщикам придётся «распихивать» его в другие страны, которые могут и не купить «выпадающую» с китайского рынка нефть. Соответственно, цены на нефть будут дальше идти под уклон. Зато если коронавирус доберётся до крупных нефтедобывающих стран, вызвав там пандемию, то они будут снижать отгрузки чёрного золота, приведя к его подорожанию».

Однако ряд экспертов склонны искать более глубинные причины сложившейся ситуации.

«Я не думаю, что причиной падения цен на нефть является китайская эпидемия. Да, зависимость нефтяных цен от перспектив роста мировой экономики (а следовательно, от экономики Китая) присутствует, но в данном случае логическая цепочка очень длинная для такой быстрой реакции… Одним из базовых факторов игры на понижение является «сланцевый манёвр» США, который создал колоссальные излишки на мировом рынке, а Саудовская Аравия долгое время блокировала сокращение добычи в рамках ОПЕК, что привело к обвалу цен», — полагает доцент Финансового университета при Правительстве России Леонид Крутаков.

нефтяное месторождение

«На мой взгляд, прямой корреляции тут нет. Если мы взглянем на последние широко освещаемые медиа эпидемии: атипичная пневмония в 2002-м, птичий грипп в 20030-м, свиной грипп в 2009-м, то увидим, что падения цен на нефть либо не наблюдалось вообще, либо оно было связано с другими факторами, например, финансовыми кризисами и военными операциями на Ближнем Востоке. Даже 20%-е падение, вызванное вспышкой атипичной пневмонии, было скорректировано очень быстро.

Некоторые эксперты связывают текущее падение со снижением туристического трафика, причиной чему истерия вокруг коронавируса, но не стоит забывать о том, что главным потребителем продуктов нефтепереработки является автомобильный транспорт, а не воздушный или морской.

Влияние коронавируса на нефтяные цены скорее опосредованное. Вызывая спад на внутреннем рынке Китая, являющимся крупнейшим потребителем углеводородного сырья, он способен воздействовать на сырьевые рынки», — поделился мнением независимый эксперт в области ТЭК Антон Соколов.

Что скажет ОПЕК

Виновен вирус или нет, однако, если тренд не изменится, ОПЕК может пойти на новое сокращение добычи. Реальна ли такая перспектива?

Исполнительный директор ООО «НААНС-МЕДИА» Тамара Сафонова полагает, что страны ОПЕК+ заинтересованы в поддержании достигнутых результатов вводимых ранее ограничений. «В этой связи любые существенные события, влияющие на значимые колебания в сторону снижения нефтяных цен, являются сигналом для очередного усиления позиций организации стран-экспортёров нефти».

По мнению начальника аналитического отдела ИК «РИКОМ-ТРАСТ» Олега Абелева, ОПЕК вполне может пойти на такой шаг.

«Тем более несколько дней назад я слышал заявление председателя ОПЕК о том, что возможно даже экстренное заседание картелей или даже ОПЕК+ до конца 1-го квартала 20 года, если ситуация будет выходить из-под контроля и среднее дневное значение цены уйдёт ниже уровня 50, по-моему, долларов в баррель. По крайней мере, раз такие заявления уже были, то очевидно, что картель готов к этому, ну и, собственно говоря, жизненно важно, эта история не только для стран картеля, но и для США, для которых уход цен на нефть Brent ниже 50, это угроза сланцевым проектам Америки».

Но далеко не все эксперты считают, что текущая ситуация обернётся столь серьёзными последствиями. Михаил Крутихин называет возможность нового сокращения добычи стран ОПЕК+ маловероятной: «Если оно и будет объявлено, то в незначительных масштабах, которые не компенсируют «китайский фактор».

«…Договорится ли ОПЕК о новом ограничении? Не уверен. На изначально дефицитном рынке создаётся искусственное изобилие, чтобы сбить все устоявшиеся настройки. Механизмом этого процесса является не нефть или коронавирус, а СПГ-индустрия. Дисбаланс достигается через экстренное (я бы сказал, форс-мажорное) наращивание объёмов поставок СПГ на мировой рынок. Что за этим стоит? Обычно такой механизм используется, когда идёт глубинное переформатирование механизмов ценообразования и смена ключевых игроков. Взгляните на события 1971–1973 гг. на нефтяном рынке, и происходящее сегодня моментально прояснится», — рассуждает Леонид Куртаков.

Александр Воротников считает, что в ближайшее время от ОПЕК не стоит ждать решительных действий, однако не исключает, что в дальнейшем всё же можно ожидать дополнительного сокращения добычи.

«Аналитики ОПЕК будут исходить из того, какая тенденция будет превалировать на рынке, как будет развиваться эпидемия и какие страны в зоне риска. Россия уже закрыла границы с Китаем.

Посмотрим, что будет происходить в других странах», — отмечает г-н Воротников.

По материалам ИРТТЭК

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №2, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.