СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Нефтяные реки

Россия — одна из ведущих нефтедобывающих держав. Нефть является важным энергоносителем не только для Российской Федерации, но и для всего мира. Однако добыча этого основного источника углеводородного сырья сопровождается возникновением аварийных ситуаций, широкими разливами нефти, загрязнением воды, почвы и воздуха. Попытаемся разобраться, какие вопросы возникают сегодня перед государством и владельцами нефтяных месторождений.

нефтяные реки
Фото: news-mining.ru

Фото: rusecounion.ru

Эксперты заявляют, что аварийные ситуации и инциденты с разливом нефти начинают возникать ещё на стадии транспортировки нефти к потребителю. Во время перекачки сырья происходят множественные аварии, которые приводят к огромнейшим материальным потерям, гибели людей и губительными для экологии последствиям.

Магистральные, технологические и промысловые нефтепроводы представляют собой сложные инженерные конструкции, проложенные во всех регионах России и эксплуатируемые в разнообразнейших природно-климатических условиях — от Крайнего Севера, Западной Сибири до средней полосы и пустынных южных районов.

«В России ежегодно происходит порядка 25 000 инцидентов на объектах добычи и транспортировки нефти. В результате в окружающую среду поступает около 1,5 млн тонн нефти, что в два раза превышает объём разлива нефти в Мексиканском заливе в 2010 году в результате крупнейшей аварии на платформе British Petroleum. Более чем в 80% случаев аварийных ситуаций на объектах нефтедобычи загрязнению подвергается почва, в 17% случаев — водные объекты, при этом вынос нефтепродуктов в Северный Ледовитый океан с реками измеряется сотнями тысяч тонн в год», — комментирует руководитель энергетического отдела Гринпис России Владимир Чупров.

Проще брать, чем отдавать?

Нефтедобывающие компании крайне скупо и неохотно комментируют аварии и убытки от разлива нефти. Регулирующий государственный орган Росприроднадзор располагает данными, предоставленными организациями и добывающими компаниями о таких происшествиях и об устранении их последствий.

По свидетельствам общественных экологических организаций, эти данные не являются объективными, поскольку показатели сильно занижены. Официальная статистика фиксирует только те разливы, при которых выливается более 8 тонн нефти, а разлив до 7 тонн включительно считается просто инцидентом, который не нужно декларировать и о котором можно не оповещать власти. Компании зачастую не хотят выплачивать компенсации и стремятся уменьшить цифры или же устраняют последствия разливов лишь частично, например, только в районе порыва трубы, то есть исключительно в поле зрения проверяющих организаций.

Больше всего нефти разливается при её транспортировке — перекачке по трубопроводам. В собственности государства находится более 70 000 км трубопроводов, длину остальных — межпромысловых — подсчитать крайне сложно, но можно сказать, что она существенно превышает «государственную» часть. Только в Западной Сибири длина межпромысловых трубопроводов превышает 100 000 км.

И большинство аварий происходит именно на них. Наиболее распространённой причиной (около 90% случаев) является прорыв трубы, вызванный коррозией и изношенностью.

Прокладывались трубы в первые годы после войны, потому их изношенность уже более чем высокая, так как максимальный срок эксплуатации не должен превышать 33 лет, что уже давно произошло. И теперь проблем с погрешностями работы можно ждать в любой момент и в любом месте, что приведет к масштабной катастрофе, когда, наконец, дадут о себе знать последствия коррозии металла и дефекты изготовления труб.


Кроме того, оборудование для добычи нефти работает в исключительно тяжёлых условиях, так как на механизмы действуют повышенные статистические и динамические нагрузки, а также металлы поражаются коррозией под воздействием агрессивных жидкостей с присутствием в них абразива, которые проходят внутри и снаружи труб.

Все эти факторы ещё более уменьшают срок эксплуатации и износостойкость трубопроводов, инструмента и машинного оборудования, но особое внимание обращается на устаревшие станки-качалки.

Если на нефтяных разработках наблюдается экстремально повышенное давление или при скачкообразной добыче нефти приток жидкости бывает внезапным, то существует необходимость использования многофазных насосов.

Это несколько повышает экономическую эффективность добычи сырья и экологическую безопасность, если сравнивать с обычной техникой, так как сейчас газ, полученный при добыче нефти, сжигается, хотя на самом деле — это ценное высококалорийное топливо и ценное сырьё для химических предприятий.

В силу всего вышесказанного необходимо поставить задачи по выкачке нефти из пластов посредством более совершенного и инновационного оборудования, что можно устроить благодаря современному насосному оборудованию, отвечающему всем нормам эксплуатации.

Особенно актуален этот вопрос при перекачке в ёмкости нефти-сырца, тот есть не отделённой от газовых примесей.

Кроме того, в отрасли существуют и проблемы с поиском новых месторождений, так как многие из действующих уже исчерпали себя. Но на поиск и разработку, закупку оборудования необходимы всё новые и новые средства, что не всегда можно получить из государственного бюджета или отыскать лишние миллиарды в бюджете у владельца лицензии на данную землю.

«Основная причина разливов нефти — аварии на промысловых нефтепроводах, связанные с коррозией — порядка 90% порывов. Износ основных фондов нефтедобывающих компаний составляет порядка 60-70%.

Максимальный безаварийный срок службы промысловых нефтепроводов зависит от природно-климатических условий, места размещения, транспортируемой среды, материала изготовления и составляет для наиболее благоприятных условий 20 лет. Для некоторых нефтепроводов и природно-климатических условий такой срок может составлять менее 5 лет.

Сегодня значительная часть промысловых нефтепроводов эксплуатируется с превышением гарантированного безаварийного срока службы. По данным Ростехнадзора на 2016 год, 22% от общего количества промысловых (межпромысловых) трубопроводов имели фактический срок эксплуатации от 5 до 10 лет, 57% трубопроводов — от 10 до 20 лет, а 3,1% трубопроводов — свыше 20 лет.

По данным экспертов, значительная часть нефтепроводов превысила нормативный срок службы: примерно 40% из них эксплуатируются свыше 30 лет, и еще почти столько же имеют срок эксплуатации от 20 до 30 лет»,— сообщает помощник руководителя энергетического отдела Гринпис России Веда Кошовская.

Аварии в отрасли

Как уже было сказано выше, рост числа загрязнения водных объектов и почвы нефтепродуктами прогнозируется на территории России в 2018 году из-за высокой степени износа оборудования в нефтегазовом комплексе.

Информация о разливе нефти с различных участков страны поступает регулярно. Вот последние данные о прорывах на нефтепроводе за прошедший месяц, апрель 2018 года.

В конце апреля главное управление МЧС по Оренбургской области обратилось к жителям одного из сёл с просьбой сохранять спокойствие и по возможности, не выходить из дома в связи с аварией на нефтепроводе диаметром 325 мм. При аварии в Оренбургской области жители ощутили сильный запах сероводорода. Для возможной эвакуации населения были подготовлены автобусы.

Трубопровод на восточном участке Оренбургского нефтегазоконденсатного месторождения находится в ведомстве «Газпромнефть-Оренбург».

Крупная авария на нефтепроводе «Яреганефть» произошла 15 апреля и привела к утечке топлива в реку Ярега. Стало известно, что на одном из участков нефтепровода произошла разгерметизация, вызывавшая разлив нефти. После того, как стало известно об аварии, «Лукойл Коми» принял решение о временной остановке работ на нескольких скважинах. Ситуация находится на контроле природоохранной прокуратуры Коми.

В Волгоградской области также в середине апреля из-за аварии на трубопроводе разлилась нефть у посёлка Таловка Камышинского района. Выехавшие на место специалисты установили, что лопнул нефтепровод ОА «РИТЭК». Нефть затопила земельный участок площадью 260 м2.

В районе села Маянга Балаковского района 10 апреля зафиксирована утечка нефтепродуктов. К месту выхода оперативно прибыли бригады аварийной службы Саратовского районного нефтепроводного управления АО «Транснефть – Приволга». Выход нефти был локализован. По предварительным данным, объём выхода нефти составил менее 1,9 м3. Место выхода находится на расстоянии около 1 км от ближайшей водной акватории реки Большой Иргиз, возможность попадания нефти в реку отсутствует.

Устранение загрязнения осуществлялось силами 57 единиц техники и 120 работников.

«Одной из возможных причин разлива нефти может быть попытка хищения, совершенная неустановленными лицами», — сообщает АО «Транснефть – Приволга».

ликвидация разлива нефти
Фото: rusecounion.ru

А что закон?

Относительно недавно, в конце марта 2018 года, комитет Государственной думы по экологии и охране окружающей среды рассмотрел правительственный законопроект о предупреждении и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов.

Изменения должны коснуться Федерального закона «О внесении изменений в статью 46 ФЗ «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты РФ» в части предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов.

Авторы законопроекта отмечают, что в настоящее время на уровне федеральных законов регулируется только предупреждение и ликвидация разливов нефти и нефтепродуктов в морских акваториях.

На сухопутной территории нашей страны это осуществляется только на уровне подзаконных актов.

В частности, действует порядок, установленный постановлением Правительства РФ от 21 августа 2000 г. № 613 «О неотложных мерах по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов». В соответствии с указанным порядком организации подготавливают и направляют в региональные и федеральные органы власти планы ликвидации разливов нефтепродуктов (ЛРН), рассмотрение которых, как правило, затягивается, так как отсутствует регламентация сроков их рассмотрения и утверждения.

Парламентарии в свою очередь отметили не только высокую актуальность поправок в закон «Об охране окружающей среды», но и предложили учесть серьёзные замечания к законопроекту. В частности, прописать в законе механизмы финансового обеспечения предупреждения и ликвидации нефтеразливов на суше и предусмотреть утверждение методики расчёта этого финансового обеспечения.

Не предусматривал законопроект и разработку норм, регулирующих охрану окружающей среды при проектировании, размещении и строительстве объектов нефтегазового комплекса, таких как рекультивация загрязнённых земель, снижение негативного воздействия, эффективные меры по обезвреживанию отходов производства.

В качестве ещё одного замечания, комитет предложил распространить требование наличия плана ЛРН также на геологоразведочные работы на нефть, а не только на деятельность по добыче, транспортировке, хранению и реализацию нефти и нефтепродуктов на суше.

Замечания были переданы официальному представителю Правительства по данному законопроекту — заместителю министра природных ресурсов и экологии РФ Мураду Керимову. С учётом всех замечаний законопроект был принят ко второму чтению.

Если закон примут, то для нефтяных компаний введут дополнительную ответственность, также им придётся резервировать деньги на ликвидацию последствий нефтяных разливов и создавать аварийно-спасательные бригады для их устранения.

Эксперт

руководитель
Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России

«Существующие нормативные правовые акты не содержат прямых требований в виде предельных сроков эксплуатации промысловых нефтепроводов, в связи с чем нефтяные компании экономически заинтересованы в максимальном продлении сроков эксплуатации промысловых нефтепроводов. Замена нефтепроводов часто происходит только после того, как они начинают активно течь.

Имеющиеся требования, касающиеся проведения экспертизы промышленной безопасности, ревизии нефтепроводов, перспективное ограничение сроков эксплуатации в зависимости от критической толщины стенки нефтепроводов, пока не позволяют или не гарантируют кардинального сокращения количества порывов на промысловых нефтепроводах.

В таких условиях возникает необходимость введения в законодательство прямого запрета эксплуатации нефтепроводов в зависимости от сроков их эксплуатации.

Это может быть закреплено в виде запрета эксплуатации промысловых нефтепроводов, достигших своего нормативного срока службы или запрета эксплуатации промысловых нефтепроводов, срок эксплуатации которых достиг 20 лет — срока, после которого существенно возрастает риск прорывов».

Подготовил: Виктор Хасаншин

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №2, 2018

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.