СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Нашла коса на камень: «прения» россыпной золотодобычи

По негативному прогнозу Союза старателей, при нынешних объёмах добычи россыпей в России фонд запасов может закончиться примерно через 10 лет. Казалось бы, отрасль должна биться в агонических конвульсиях, но как объяснить столь богатый на события конец 2019 года?

Авария на реке Сейба, бунт природоохранных организаций против добычи россыпей на новых месторождениях и новая эра так называемого вольного приноса, идущая вразрез с интересами экоактивистов.

Недра Сибири 2019

Всё это и не только представители отрасли успели обсудить на форуме «Недра Сибири — 2019», прошедшем в Иркутске.

«Категорически против»

Итак, В России снова хотят разрешить доступ частных лиц к добыче россыпного золота. Президент РФ Владимир Путин на ВЭФ-2019 поручил полномочному представителю в ДФО Юрию Трутневу подготовить новые предложения для законопроекта о так называемом вольном приносе, который пытались «протолкнуть» ещё в 2016 году.

«Люди индивидуально работают там, где компании не доходят, где это невыгодно, экономически нецелесообразно, где отвалы большие.

Хватать и не пущать, всё запрещать — это неправильный путь. Мы уже это проходили в своё время. Это не даст возможности людям дополнительно зарабатывать. Да и государство от этого ничего не выиграет. А вот навести порядок, конечно, нужно», — высказался Владимир Путин.

На начальном этапе нововведение планируется протестировать в Магаданской области, в случае успеха вольный принос распространят на другие регионы России. Почему бы не допустить к россыпям индивидуальных предпринимателей?

Посыл кажется позитивным: стимулирование малого бизнеса, прирост объёмов золотодобычи, снижение криминализации в отрасли.

по подсчетам союза старателей России, средняя производительность россыпной золотодобычи на одного человека составляет примерно 2кг в год

Однако Союз старателей выступил «категорически против» законопроекта, отмечая схожую позицию старателей.

На площадке «Недра Сибири — 2019» председатель организации Виктор Таракановский объяснил позицию. Во-первых, вольный принос практически не повлияет на прирост общих объёмов золотодобычи в России.

В качестве аргумента — «пилотная» Магаданская область, на территории которой есть около 40 россыпных месторождений, подпадающих под требования закона.

А именно: запасы россыпей должны составлять менее 10 кг, пески — залегать на глубине менее 5 м. Кроме того, частники смогут получить лицензию сроком на 5 лет и только на участки размерами не более 0,15 м2.

По словам г-на Таракановского, в доступных для вольноприносителей месторождениях содержится примерно по 0,5 г золота на 1 м3 песков.

«С такими ничтожными исходными данными ИП потребуется 100 дней на то, чтобы добыть 50 г драгметалла. Итого за один промывочный сезон частники смогут намыть максимум 200 г драгметалла (с учётом, что добывать золото на одном месторождении сможет только один человек, и притом вручную).

А это действительно весьма слабое подспорье для действующей «Стратегии развития отрасли драгоценных металлов России на период до 2030 года».

Одна из версий позитивного прогноза гласит, что через 10 лет производство золота в России должно вырасти до 427 тонн в год, а 200 г драгметалла вряд ли поможет в общем деле», — утверждает председатель Союза старателей.

За всю историю золотодобычи России из россыпей получено свыше 15 тысяч тонн драгметалла

Во-вторых, в организации убеждены, что вольный принос, наоборот, приведёт к росту преступности.

Сейчас, конечно, тоже «чёрных» старателей хватает, но с вступлением законопроекта в силу частным лицам создадут более «комфортные» условия для массового воровства драгметалла у старателей, поскольку только они владеют всем необходимым для разработки месторождений оборудованием.

Поспособствует нелегальным схемам непрозрачная и до конца неясная схема самого вольноприносительства: указания, кто будет принимать драгметалл и каким образом будет устанавливать его стоимость, точно не определены.

«В России уже который год проводится конкурс по промывке золота «Старательский фарт». Участники соревнований — как опытные старатели, так и обычные люди — должны за 15 минут намыть как можно больше россыпного золота, победитель получает 1 миллион рублей.

СМИ так и пестрят заголовками вроде «Как заработать миллион за 15 минут», соблазняя народ на добычу лёгких денег.

Но люди абсолютно не представляют себе, как тяжело сейчас заниматься россыпной золотодобычей», — высказал своё мнение Виктор Таракановский.

С первого взгляда позиция ясна и логично аргументирована, но в массах муссируются слухи о том, что бывалые россыпники, душа на корню поползновения частников, преследуют собственные интересы — сохранить за собой право обогащаться на «золотой жиле».

Круги бюрократического ада

От «острых углов» участники форума «Недра Сибири — 2019» плавно перешли к обсуждению долгоиграющих проблем. Уже в который раз россыпники высказывают недовольство бюрократизацией лицензирования и долгими сроками согласования проектной документации.

Напомним, что входит в обязанности предприятия, пожелавшего получить лицензию на участок. Для этого нужно пройти: согласование технического проекта разработки россыпного месторождения (срок — до 30 рабочих дней), согласование и утверждение проектной документации лесного участка (до 30 рабочих дней), государственную регистрацию прав на лесные участки (до 7 рабочих дней).

Ещё до 30 рабочих дней выделяется на согласование планов и схем развития горных работ, столько же — на разрешение на проведение взрывных работ, а также переоформление лицензии на право производства маркшейдерских работ. Увы, но список на этом не заканчивается, чтобы получить желанный участок, нужно пройти массу бюрократических проволочек.

«Путём нехитрых вычислений получается, что на все согласования требуется практически год, ведь по правилам процедуры проводятся не параллельно, а последовательно. И это только в том случае, если вся проектная документация в порядке — при отрицательном заключении проект отправляется на повторное рассмотрение.

При этом объём работы всё увеличивается. К примеру, раньше в проектной документации недропользователю достаточно было указать только район действия, сейчас же приходится в точности указывать местонахождение каждого участка даже с небольшими запасами, уточняя, на каком расстоянии он находится от ближайшего населённого пункта.

Ещё пример: в связи с аварией на прииске ООО «Сисим» в ГКЗ готовят новое требование вносить в российский регистр каждое гидротехническое сооружение, параллельно начались масштабные проверки Росприроднадзора.

Такими темпами процедура согласований может растянуться на годы», — объяснил Виктор Таракановский.

Ведущий инженер АО «Иргиредмет» Владимир Сержанин также отметил, что из-за увеличения сроков согласований сейчас на подготовку к разработке россыпного месторождения может уйти несколько лет, хотя в 1990-е годы старатели спокойно приступали к добыче уже спустя месяц после получения лицензии.

Строгая регламентация сроков согласования, по его словам, обернулась для золотодобытчиков сплошным кошмаром. Тем паче, что многие надзорные органы не отрицают, что могли бы утверждать проектную документацию и за 5–6 дней, но опасаются быть заподозренными в коррупции.

Поэтому срок «до 30 рабочих дней» золотодобытчики привыкли воспринимать без предлога «до», без шансов завершить процесс раньше.

С криком души касательно получения лицензий на разработку россыпных месторождений на сцену вышел начальник группы геологического проектирования, моделирования и подсчёта запасов ЗАО ГРК «Западная» Виталий Бенедюк. Правда, затронул проблему другого плана.

«Сколько ещё терпеть аукционный анахронизм, когда на участок недр должно претендовать как минимум два предприятия? Россыпникам до сих пор приходится открывать дочернюю компанию «для галочки». Почему нельзя сделать так, чтобы один участник, за неимением конкурентов, мог спокойно получить лицензию?

И второй момент: для того чтобы получить доступ к участию в торгах, недропользователям приходится собирать целую кипу документов.

Я не верю, что чиновники полностью просматривают каждый документ, они лишь отмечают его наличие. Кроме того, каждый раз мы вынуждены доказывать свои технические и кадровые возможности для разработки россыпей, будь то даже участок с очень небольшими запасами».

Также представитель горнорудной компании предложил изменить условия актуализации лицензий, лично столкнувшись с изъянами механизма. Речь идёт о дочернем предприятии «Артель старателей Западная», которая с 1996 года эксплуатирует золотой рудник Кедровка на северо-востоке Бурятии.

Изначально, согласно полученной лицензии, запасы золота были сосредоточены на одном участке с определёнными границами. После актуализации предприятие решило слегка расширить нижнюю границу разрабатываемого участка в связи с обнаружением малого объёма запасов — порядка 600 кг.

Но, как оказалось, права добывать россыпи там артель не имеет — нужно снова получать лицензию на участок и оформлять всю проектную документацию.

В случае с Кедровкой вопрос с утверждением новых запасов решился, о чём не преминул упомянуть Виктор Таракановский, но шах и мат поставил аргумент г-на Бенедюка: «Это единичный случай, а таких, как мы, в России много. Нам продлили лицензию только из-за наличия запасов. Этот вопрос нужно решать».

Тормозит добычу, по мнению г-на Бенедюка, государственная экспертиза запасов полезных ископаемых ГКЗ.

Во-первых, сам процесс длится 3 месяца и никак не меньше, по известным причинам.

Во-вторых, по опыту представителя ГРК «Западная», решение комиссии по экспертизе зачастую не подлежит обсуждению. Для борьбы с безапелляционностью решений ГКЗ спикер считает необходимым организовать конфликтную комиссию. И ещё — упразднить «передаточные звенья».

«Вы все в курсе, что деятельность многих региональных филиалов передали в Красноярское ФБУ «ГКЗ». Читинский, Бурятский и другие подразделения сегодня продолжают существовать как структура, но по существу практически не имеют силы. На их уровне экспертизы нередко утверждаются, но когда доходят до Красноярска — отклоняются. Я считаю, что необходимо оптимизировать данный процесс».

Ещё одна проблема появилась у недропользователей после создания нового отдела формирования банка данных первичной и интерпретированной геологической информации ФГБУ «Росгеолфонд». Спикер рассказал, что ГРК «Западная» пытается сдать первичную документацию уже с 2016 года. Всё это время, уже почти 4 года, подразделение «Росгеолфонда» каждый раз находит в данных разные замечания, компания исправляет их и снова ждёт утверждения, которое длится по 3–4 месяца.

В конце пламенной речи

Виктор Бенедюк обратился к председателю Союза старателей России с инициативой создать рабочую группу, разослать добывающим предприятиям письмо с просьбой высказать свои претензии. Затем — обобщить поступившие предложения для оптимизации процесса документооборота в сфере россыпной добычи и направить их в Совет Федерации.

Хоть проблемы сугубо «привычного» характера и остались нерешёнными, события 2019 года однозначно вывели из равновесия отрасль россыпной золотодобычи. Текущий год тоже обещает быть насыщенным: во-первых, до 1 марта должны быть сформированы предложения по законодательному урегулированию деятельности вольноприносителей, во-вторых, на практике прояснится изменение механизма проверок надзорных органов.

Текст: Валентина Лескина

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №1, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.