#dprom_нонстоп

О том как компании переживают карантин, читайте в нашем спецпроекте ⇾ "Коронакризис в пролёте"

Без смс и дезинфекции

Участок «Коксовый». Второе рождение

Аккуратной спиралью уходит вниз дорога к добычному участку. Мы стоим на борту и, преодолевая страх, смотрим вниз: выработка на участке «Коксовый» достигает 360 м в глубину. Земная твердь так сжала горизонтальные пласты, что они превратились в крутонаклонные, так что добыть ценный коксующийся уголь оказывается непросто. Самое же интересное то, что ещё несколько лет назад здесь была не открытая добыча, а шахта — уголь добывали подземным способом.

помощник директора по общим вопросам ООО «Участок «Коксовый»
Юрий Калачев
помощник директора по общим вопросам ООО «Участок «Коксовый»

«Наша история и давняя, и короткая одновременно. Участок «Коксовый» как предприятие открытых горных работ запустили в 2002 году.

Ещё с 1940-х годов работала шахта им. Вахрушева, здесь добывали угли марок К и ОС. Это был один из важнейших поставщиков угля премиального качества, необходимого для нужд коксования.

А в конце 1990-х по небезызвестной программе реструктуризации угольных шахт решено было прекратить подземную добычу угля. Шахту закрыли, началась добыча открытым способом», — рассказывает нам предысторию сегодняшней угледобычи управляющий директор ООО «Участок «Коксовый» Владимир Перекрёстов.

Сейчас выполняются работы по модернизации производства, разработан проект отработки, который даёт возможность добывать уголь вплоть до 2040 года. Для решения задачи продолжения ведения горных работ в 2014 году горно-металлургическая компания ПМХ, в структуру которой и входит участок «Коксовый», приобрела новую лицензию — «Коксовый Глубокий». Поэтому сегодняшний этап развития предприятия его руководитель определил как второе рождение.

Участок «Коксовый» ждут великие дела. Настало время расширять границы: скоро здесь будет большая перестройка, и даже офис, где мы беседуем с Владимиром Вадимовичем, предстоит снести — на его месте будут вестись горные работы. Ещё одна насущная задача — техническое перевооружение предприятия. Мы приехали аккурат во время обновления парка — застали смену эпох.

Железные новобранцы

34 новых 90-тонных БЕЛАЗа — вот главное на момент нашего визита приобретение компании. Впереди и другие «обновки», но пока важнейшая задача — встретить «белорусов». Все их нужно ввести в эксплуатацию, для всех подготовить экипаж.

Последняя задача, впрочем, выполнена: в день нашего приезда два новых водителя самосвала заняли последние вакансии. Специалисты участка «Коксовый» отмечают, что кадровой проблемы сейчас нет: на новых машинах люди работают с удовольствием. Даже так: желающих больше, чем рабочих мест.

«Конечно, это очень серьёзное приобретение, машины мы выбираем тщательно. Изначально мы приобрели три новых БЕЛАЗа — необходимо было оценить их работу в условиях нашего горно-выемочного поля.

Наши машинисты и технологи следили за работой всех узлов, давали свои заключения. Только после таких работ мы докупили ещё 31 единицу. Эти машины заменят наши старые самосвалы — они уже выходили свой ресурс, к тому же имели меньшую грузоподъёмность. Также новая техника позволит нам отказаться от услуг подряда», — говорит начальник автотранспортного участка ООО «Участок «Коксовый» Алексей Серов.

На технологической площадке собирают новенькие самосвалы.

Ежегодный объем добычи угля на предприятии составляет около 1 миллиона тонн

У Алексея Николаевича сейчас много работы: на нём главная ответственность за выпуск машин на линию. Правда, по его словам, совсем скоро можно будет «выдохнуть»: большая часть машин уже в работе.

Сегодня он активно взаимодействует со специалистами ООО «БЕЛАЗ-24» — официальными дилерами завода, с которым у угледобывающей компании заключён сервисный контракт. Они же принимают участие в запуске новых машин. «Сервисников» БЕЛАЗа Алексей Николаевич, кстати, хвалит: все работы выполняются качественно и в срок, и на «Коксовом» надеются, что и в дальнейшем сотрудничество сложится.

Рядом с 90-тонным БЕЛАЗом на площадке стоит 90-тонный самосвал Komatsu — уже довольно «немолодой». Сегодня на разрезе работают пять единиц такой техники. По очертаниям машины — как близнецы-братья: всё-таки задачи у них одни.

«У БЕЛАЗов всё-таки наилучшее соотношение цены и качества. Считаю, что сравнивать БЕЛАЗ и тот же Komatsu — это не совсем корректно.

По одним параметрам выигрывают одни, по другим — вторые. Пожалуй, через несколько лет Komatsu становится дороже в эксплуатации — когда требуется крупноузловой ремонт.

Но в целом я скажу, что это очень хорошая машина: наши самосвалы Komatsu прошли более 1 млн км. Не каждая «легковушка» столько выдерживает, а я напомню, что карьерная техника перемещается не по шоссе, а по технологическим дорогам. А они бывают и неровные, и мокрые, и заледеневшие, и с крутыми поворотами», — делится отзывом Алексей Серов.

Чистокровные БЕЛАЗы

Поскольку БЕЛАЗы на «Участке «Коксовом» ещё совсем новые и блестящие, мы имеем возможность увидеть машину именно в том состоянии, в котором её собирают на заводе.

И если кто-то вдруг считает, что в Беларуси выпускают оборудование по старым советским чертежам, откроем правду: наши соседи из «братской республики» создают по-настоящему современную технику.

«Здесь всё для людей!», — говорят сотрудники угледобывающей компании, открывая дверь в кабину БЕЛАЗа.

Первое, что мы отмечаем, — она очень просторная и удобная: локти и колени в стены не упираются, а элементы управления под рукой. Ну и второе: кабина прямо-таки напичкана электроникой: бормочет рация, переливаются датчики и индикаторы, работают камеры. Космический корабль — да и только!

Оператор Евгений — он, кстати, один из новых сотрудников предприятия — с удовольствием показывает нам свои владения.

«Смотрите: тут на мониторе отражается давление в шинах — на самих колёсах установлены датчики. Я могу этот параметр контролировать, если что-то пойдёт не так, система подаст сигнал.

Здесь одометр: можно увидеть и расстояние за рейс, и общее пройденное. Есть система пожаротушения — моторного отсека и задних мостов.

Четыре камеры — спереди, сзади и по бокам. Даже стабилизация есть: нажал кнопку — скорость зафиксирована», — демонстрирует Евгений.

День выдался жаркий, но в кабине работает кондиционер. По словам оператора, в машине и зимой комфортно — не холодно, можно работать в лёгкой одежде. Это очень важно, поскольку смена оператора БЕЛАЗа — 12 часов. Нам такой график работы кажется тяжёлым, хотя Евгений говорит, что это — дело привычное.

Самосвал Белаз и самосвал Komatsu, участок "Коксовый"

«Управлять БЕЛАЗом не так сложно, как может показаться. Многие процессы автоматизированы, работает гидравлика, так что руль крутится без усилий — руки совсем не устают. Немногим сложнее, чем управление легковым автомобилем. Разве что к габаритам нужно привыкнуть», — отмечает наш машинист.

Нас очень веселит, когда Евгений называет свой 90-тонный БЕЛАЗ «маленьким» — речь идёт о машине размером с небольшой деревенский дом. «То ли дело 130-тонный: он идёт намного мягче», — рассказывает наш собеседник, подчёркивая плавность хода белорусского самосвала — по сравнению с тем же Komatsu. Машинист отмечает, что ему больше нравится работать в сухую погоду, а ещё ездить на большое плечо — интереснее. Впрочем, для карьерного самосвала «большое плечо» — это 8 км. Перемещаются здесь не торопясь — скорость ограничивается 40 км/ч. Евгений соглашается с тем, что работа эта особенная, однако за баранкой ему нравится: приятно чувствовать важность и ответственность своего труда.

Вокруг угля

Самосвалы — это, конечно, главные рабочие лошадки открытой угледобычи, однако не единственные. Экскаваторы не менее важные участники процесса. И в офисе компании мы видим фотографии экскаваторов Liebherr — кузбасских пионеров.

«В начале 2000-х наша компания первой в Кузбассе приобрела экскаваторы Liebherr. Тогда эти машины в регионе ещё не знали — в основном работали с техникой Новокраматорского завода. А это совсем другое оборудование, совсем другие технологии.

В своём роде это был риск, однако машины зарекомендовали себя очень хорошо. От нас пошли весточки по добывающим предприятиям региона, и сегодня экскаваторы этой фирмы — привычная техника на разрезах», — рассказывает Владимир Перекрёстов.

Шасси БЕЛАЗа, участок "Коксовый", Киселёвск

И сегодня на разрезе работают машины Liebherr — 7- и 15-кубовые. Недавно к ним добавились четыре новых экскаватора Hitachi, которые заменят подрядную технику.

«Бульдозеры, автогрейдеры и ещё несколько типов машин принято называть вспомогательной техникой. Только без неё основная работать не будет. И здесь у нас тоже в планах обновление — некоторые машины уже приобрели. Недавно у нас появились два новых колёсных бульдозера БЕЛАЗ, ещё два продолжают работать — это отечественные — чебоксарские ТК-25. Автогрейдер пока один — американский John Deere, а скоро появится ещё один — HBM-Nobas, немецкого производства.

Ждём поставку виброкатка. Это тоже вроде бы дополнительная машина, а задача у неё важная. От состояния дорожного покрытия напрямую зависит ходимость шин и производительность самосвалов», — рассказывает начальник тракторно-бульдозерного транспорта ООО «Участок «Коксовый» Александр Абанькин.

Кабина Белаза, участок "Коксовый", Киселёвск
Техническая дорога участка "Коксовый"

Задача Александра Ивановича и его коллег — поддержание максимального коэффициента готовности техники. В идеале все ремонты должны быть плановыми, поэтому опытные механики следят за наработкой узлов и систем.

Кроме того, ведётся статистика неполадок, чтобы нужная деталь всегда была на месте — на предприятии есть свой склад запасных частей. Но специалисты признают: техника есть техника, всё предусмотреть не удаётся.

В ряде случаев на помощь приходят производители и их дилеры. Сервисные специалисты Liebherr, которые работают и с экскаваторами, и с бульдозерами участка «Коксовый», получили от Александра Ивановича весьма лестный отзыв о своей работе.

С John Deere же и вовсе получилось интересно. Сегодня эту марку в Кузбассе представляет компания «Тимбермаш Байкал», однако, когда машину приобретали, здесь ещё работал другой дилер. Но «Тимбермаш» «своих» не бросил — помогает с приобретением запчастей, да и консультирует работников угольного предприятия, хотя срок гарантийного обслуживания уже завершился.

От угля до стали

С глубины в несколько сотен метров на поверхность достают ценный уголь марок К и ОС. Из таких углей производят качественный кокс с высокой горячей прочностью. Его назначение — металлургия.

Помощник директора по общим вопросам ООО «Участок «Коксовый» Юрий Калачев обращает наше внимание на железнодорожные пути, которые подходят прямо к объекту. Он рассказывает, что эту инфраструктуру также ждёт модернизация. Компания делает ставку именно на этот вид транспорта. Добытый из недр коксующийся уголь грузят в железнодорожные вагоны и везут на ЦОФ «Берёзовская».

Сюда же съезжаются богатства двух других предприятий «ПМХ-Уголь» — шахты «Бутовская» и шахты им. С. Д. Тихова.

Юрий Николаевич объясняет: пройдя все этапы обогащения, концентрат продолжает своё путешествие. А часть угля участка «Коксовый» отправляются на производство кокса, минуя стадию обогащения. Следующая остановка — Кемеровский коксохимический завод, градообразующее предприятие столицы Кузбасса. Здесь производят металлургический кокс — неизменное топливо и восстановитель железной руды.

Сегодня на участке "Коксовом" работают более 500 сотрудников

Кокс едет через полстраны. Пункт назначения — Тулачермет. Это крупнейший производитель товарного чугуна в мире: здесь выпускают более двух миллионов тонн металла в год.

Ну и финальная точка — новый партнёрский завод «Тула-Сталь». Его запустили в этом году, и это гордость отечественной металлургии. Пожалуй, в истории Новой России это одно из важнейших событий отрасли: ежегодно завод сможет выпускать около 1,8 млн тонн проката. Из него создадут строительные конструкции, метизы, металл пойдёт на нужды машиностроения.

А начинается эта глобальная история в небольшом городе Киселёвске, в 70 километрах от Новокузнецка.

Город и горожане

Большинство работников участка «Коксовый» — жители города Киселёвска, да и вообще, угледобывающее предприятие — одно из градообразующих. Если бы не богатые залежи ценного ресурса, населённого пункта здесь, пожалуй, и вовсе бы не случилось.

Кабина Белаза, участок "Коксовый", Киселёвск

«Город Киселёвск появился в год революции, а сформировался в 1930-е годы, когда здесь открыли первые шахты. Раньше здесь тоже велась добыча, но объёмы были незначительными.

А ведь уголь в наших краях самый ценный, и я бы сказал, что это подарок природы. Во время войны, когда Донбасс был оккупирован, Кузбасс стал настоящим спасением: здесь появился металлургический завод, который выпускал премиальные классы стали.

Кабина Белаза, участок "Коксовый", Киселёвск

А для его работы необходим коксующийся уголь, который и добывали в окрестностях нынешних Киселёвска и Прокопьевска. Создавали шахты, а неподалёку рождались и росли рабочие посёлки. Так и появлялись города Киселёвск, Прокопьевск, Белово», — рассказывает Владимир Перекрёстов.

Представители 12 трудовых династий сегодня работают на участке "Коксовом"

Перед тем как отправиться на предприятие, мы прогулялись по Киселёвску.

Времена рабочих посёлков и хаотичной застройки давно остались в прошлом.

Сегодня это современный шахтёрский городок: со своей инфраструктурой, торговыми центрами и спальными районами.

Однако добыча угля по-прежнему основное занятие здешних жителей: в черте города работают пять угольных разрезов.

«Конечно же, мы понимаем свою ответственность перед городом. Соблюдение санитарно-защитной зоны — это принципиальный вопрос.

И сегодня, когда мы намерены расширяться, компания производит опережающий вынос жилой застройки из предполагаемой зоны влияния горных работ.

Предприятием уже снесено более 1000 жилых домов, которые находились вблизи угольных предприятий, жителей получили денежную компенсацию и смогли улучшить свои жилищные условия. На эти процессы мы уже затратили более миллиарда рублей из собственных средств», — говорит Владимир Вадимович.

Второй большой вопрос — рекультивация.

Кабина Белаза, участок "Коксовый", Киселёвск
Кабина Белаза, участок "Коксовый", Киселёвск

«Рекультивацию мы ведём постоянно. В этом году, например, будем сдавать 6 га биологической рекультивации. В нашем случае это сопряжено с дополнительными сложностями — у нас очень большая глубина залегания угля. А это существенные объёмы работ и их трудоёмкость.

В процессе рекультивации мы восстанавливаем тот ландшафт, который был здесь до начала добычи. Если была гора, создаём гору, если равнинная местность — воссоздаём её. Это сложный многоступенчатый проект. Например, кажется, что сложного в том, чтобы высадить траву и деревья на рекультивированной площади?

Но растения подбираются тщательно, здесь мы работаем вместе с научными сотрудниками Кузбасской государственной сельскохозяйственной академии», — объясняет Юрий Калачёв.

Люди на «Коксовом»

Зайдя в офис компании, мы первым делом обратили внимание на объявление от отдела кадров: родителей школьников приглашали получить материальную помощь.

А в одном из кабинетов мы заметили книжный шкаф, причём собрана здесь была не литература по угледобыче, а книги по саморазвитию. Улучив свободную минутку, мы решили расспросить об этом поподробнее.

«Сегодня на «Участке «Коксовый» работают более 500 человек. Наша задача — объединить их, создать команду. Для этого и действуют различные проекты.

Что касается помощи детям, то такая работа действительно ведётся. Мы поддерживаем собственных сотрудников — молодых родителей, а также детские дома и школы. Это могут быть экскурсии на производство, организация праздников, подарки. Предприятие взяло на себя обязанности по опеке школы № 11, проводятся ремонты, сейчас, например, мы выполняем ремонт в спортзале, а столовую здесь мы уже отремонтировали в прошлом году.

Книги, которые вы видели, — это часть Библиотеки ПМХ. Здесь собраны издания различной тематики, они доступны как в печатном, так и в электронном виде. Проект, надо сказать, успешный: сотрудники с интересом читают книги, иногда даже пишут рецензии.

Доска почёта, ПМХ-Уголь, участок "Коксовый"
БЕЛАЗ, участок "Коксовый"

Очень важный проект — внутренняя образовательная программа «Академия ПМХ». Мы регулярно также проводим «Дни на производстве»: работников из офиса приглашаем на добывающий объект, а машинисты и ИТР могут увидеть, как работает отдел кадров или бухгалтерия.

Такие вещи объединяют людей, чужие задачи уже оцениваются по-другому», — комментирует начальник управления по кадрам и социальным вопросам филиала ООО УК «ПМХ» — «ПМХ-Уголь» Татьяна Слесаренко.

34 90-тонных самосвала БЕЛАЗ приобрел участок "Коксовый" в 2019 году

В общем, предприятие живёт не только кубометрами вынутой породы и тоннами добытого угля — есть и другие актуальные вопросы.

А люди здесь работают целыми семьями или даже поколениями: сегодня на участке «Коксовом» трудятся представители 12 трудовых династий, всего же на предприятии их порядка 40.

«Только вдумайтесь: кто-то пришёл на предприятие мальчишками и девчонками. Работая здесь, люди создали семьи, вырастили детей.

И вот уже следующее поколение пришло в компанию. Я считаю, что это достойный повод для гордости», — отмечает Владимир Перекрёстов.

На производстве побывали: Анна Кучумова (текст),
Евгений Ошкин (фото)

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №6, 2019
Союз горных инженеров
Геовебинар

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.