СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Золотодобывающая промышленность в коронавирус

По просторам интернета ползут слухи… Не будем их пересказывать, вы и сами всё это видели и читали. Прогнозы относительно будущего российской экономики и промышленности не самые радужные. В этой ситуации важно получать информацию из первых рук.

Золото держит удар
Фото: polymetalinternational.com

Например, золотодобывающая отрасль: как сегодня работают предприятия, сохраняют ли они производственную и деловую активность? Понятно, что вся индустрия сегодня столкнулась со сложностями и осваивается в новой реальности, так удается ли это золотодобытчикам?

Поскольку отраслевые выставки и конференции оказались недоступны, организаторы «Майнекс» собрали экспертов за виртуальным круглым столом с помощью видеоконференции.

Вслед за трендами

Общую картину взялся обрисовать старший аналитик CRU Кирилл Кириленко, который подробно рассказал об изменении цен на золото в 2020 году.

Начиналось всё для благородного металла очень позитивно: рост напряжённости в отношениях США и Ирана дал первоначальный толчок.

Поскольку особого продолжения эпизод не получил, цены на золото вошли в боковой тренд, который продержался на протяжении нескольких недель.

«А параллельно стали приходить тревожные новости из Китая, где начиналась эпидемия коронавируса. Поначалу рынок никак не реагирует на эти новости и боковой тренд продолжается. Но сообщение Apple о том, что ситуация с распространяющейся пандемией может нанести вред продажам её продукции, начинает постепенно волновать рынки — это уже середина февраля.

Фондовые рынки потихоньку лихорадит и на этом фоне золото начинает снижаться после достигнутого пика», — комментирует Кирилл Кириленко.

Совокупный объем производства Highland gold за 1 квартал 2020 года составил более 63 унций золота

Но тут в дело неожиданно вступает ФРС США, который снижает процентные ставки. Цены на золото снова начинают расти.

Проходит ещё неделя, и ВОЗ объявляет о том, что китайская эпидемия переросла в пандемию, выбивая у инвесторов почву из-под ног — на рынке начинается паника: продают акции и облигации, под шторм попадают товарно-сырьевые рынки. Золото не выдерживает давления и начинает падать.

«Крупнейшие центробанки мира и многие правительства спешат на помощь глобальной экономике и в своей попытке поддержать фондовые рынки от полного краха запускают беспрецедентные меры поддержки: снижение процентных ставок, многочисленные пакеты по помощи бизнесу и работникам. Кое-как удаётся остановить волну паники на рынке ценных бумаг, и те начинают потихоньку «отыгрывать», двигаясь наверх.

На фоне всех этих огромных вливаний в экономику золото тоже начинает расти. Параллельно из России приходят новости о том, что Центробанк РФ прекращает закупки золота. Уход такого крупного игрока, возможно, будет иметь какие-то последствия», — считает г-н Кириленко.

При этом директор по взаимодействию с членами совета и рынками Всемирного совета по золоту (World Gold Council) Джон Маллиган не видит в решении Российского Центробанка существенной опасности для рынка золота. Он объясняет, что случилось это не вдруг и «решение было принято после того, как Российский Банк уже послал рынку несколько сигналов о том, что он сворачивает свои покупки».

Так, в прошлом году Россия уже замедлила покупки золота, сократив их с 274 тонн в 2018 году до 158 тонн в 2019 году. Кроме того, Россия ввела скидку на свою закупочную цену в мае прошлого года, чтобы побудить местных производителей золота искать других покупателей.

«Но эти условия довольно специфичны для России, и мы не видим, чтобы недавние действия её ЦБ дублировались другими центробанками мира, не в последнюю очередь потому, что золотовалютные резервы большинства развивающихся стран находятся на гораздо более низких уровнях. Поэтому в глобальном масштабе мы ожидаем, что покупка золота центральными банками останется на хорошем уровне в течение некоторого времени, поскольку многим странам по-прежнему необходимо накопить существенное дополнительное золото, если они хотят избежать концентрации рисков и диверсифицировать портфели», — прокомментировал г-н Маллиган.

Эксперт также полагает, что даже снижение спроса со стороны других потребителей не слишком пошатнёт рынок золота. Скажем, мощным покупателем благородного металла является ювелирная промышленность. И, конечно, этот рынок сейчас пострадает, следовательно, объём физических продаж будет сокращаться — вероятно, это тренд сохранится и когда вирус отступит и рынки начнут нормализоваться. Однако г-н Маллиган считает, что в перспективе следует ожидать некого отложенного спроса, «когда доверие потребителей вернётся».

Полиметалл. Золото держит удар.
Фото: polymetalinternational.com

Золото как актив

«Предлагаю также посмотреть, как вели себя различные активы, в том числе и золото, во время последнего обвала на мировых рынках. Возьмём золото, доллар США, индекс S&P, медь и нефть. Золото во время последней коррекции на рынке несколько проседает, но довольно уверенно возвращает потерянные позиции и даже устремляется вверх.

Параллельно с ним движется доллар, который также является одним из самых популярных активов-убежищ. Но после того как первая фаза глубокой коррекции на рынках завершилась и было объявлено о различных пакетах помощи, доллар начал немного проседать, а золото, напротив, набирать обороты. Остальные же активы просели очень сильно», — рассказывает г-н Кириленко.

То есть золото ведёт себя так, как и должен вести актив-убежище. Можно подумать, что в шоковой ситуации таковой теряет в стоимости, но для золота это не совсем верно. Как отметил г-н Кириленко, золото помимо собственно актива-убежища выступает «заначкой на чёрный день».

И когда этот чёрный день наступает — а именно так рынок оценил мартовскую ситуацию, золото оказывается в первых рядах на ликвидацию.

Кроме того, Кирилл Кириленко провёл очень любопытную аналитику, сравнив динамику цен на золото сегодня и в 2008-м. В качестве пиков специалист выбрал 15 июля 2008-го и 9 марта 2020-го.

«В 2008 году золоту понадобилось 156 дней, то есть около 5 месяцев, чтобы вернуться к пику и обновить его. В этом году на это ушло только 23 дня. Это тоже свидетельствует о том, что в этот раз золото держит удар лучше — несмотря на схожие условия», — подытожил г-н Кириленко.

Участники дискуссии согласились с тем, что ожидать повторения истории 2008-го года не стоит.

Отрасль пока не пострадала

Золото держит удар
Фото: qazgeology.kz

Организаторы виртуального круглого стола провели опрос среди участников, стараясь сформулировать прогнозы развития индустрии. Однако участники-золотодобытчики признались, что не знают, как отвечать на вопрос о том, когда отрасль сумеет восстановится, потому что «пока всё хорошо».

«Отрасль пока не пострадала, поэтому ущерб непонятен. По факту, его сегодня нет. Наверное, какой-то ущерб будет нанесён, но о восстановлении, мне кажется, говорить ещё рано.

Ограничения по продажам золота на нас как на производителей не повлияли, коммерческие банки продолжают покупать золото без ограничений. Риски остановки производства я бы оценил как маловероятные — конечно, с определённым подходом и всеми действиями, которые мы выполняем. Но сегодня производство работает, добыча ведётся, золото продаётся.

Из отрицательных моментов — чуть подросли ставки по кредитам, но это не смертельно. Ну и стоимость персонала уже выросла и будет продолжать расти. Кроме того, мы видим давление со стороны некоторых подрядчиков, которые, отмечая, что отрасль в хорошем состоянии, пытаются повышать ставки. Но, честно говоря, они это делали и до эпидемии. Поэтому я не думаю, что нам нужно обсуждать восстановление отрасли: с отраслью пока всё хорошо», — обрисовал ситуацию в Highland Gold Mining её генеральный директор Денис Александров.

Золото держит удар

«Я соглашусь с Денисом Владимировичем в том, что рано говорить о серьёзном ущербе для отрасли. Мы пока наименьшим образом ощутили для себя последствия сложившейся ситуации: ни на выручке это существенно не сказалось, ни на больших расходах. Я думаю, что, учитывая высокую цену на золото и прогнозы о том, что она будет сохраняться, отрасль быстро восстановится после окончания карантинных мероприятий», — поддержал коллегу генеральный директор «Новой Рудной Компании» Егор Богданов.

Егор Владимирович не стал пытаться прогнозировать развитие ситуации  — тут всё-таки могут быть разные сценарии. Однако он уверен, что, когда карантинные мероприятия завершатся «во всей экономике будет большой драйв»: стараясь восстановить утраченные позиции, предприятия активизируются, за счёт чего быстро вернутся к темпам, которые были до введения ограничений.

Золото держит удар
Фото: polymetalinternational.com

На своём официальном сайте компания «Полиметалл» подробно характеризует свою текущую работу. В целом, ситуация аналогичная: строгие меры предосторожности на всех производственных площадках, «удалёнка» для офиса, заезд на вахту через 14-дневный карантин. Поскольку объекты компании и в России, и в Казахстане попали в список тех, кому разрешено продолжить работу, «на данный момент предприятия компании не столкнулись с остановкой производства или сбоями в цепочке поставок».

Ну и главное: «на настоящий момент пандемия не оказала негативного влияния на продажи и аффинаж слитков». Коммерческие банки золото покупают, проблем со сбытом у «Полиметалла» не возникло, к тому же «морские и железнодорожные поставки концентрата в Китай идут по запланированному графику после кратковременной приостановки в феврале».

К столь оптимистичным репликам выступающих Кирилл Кириленко добавил, что на фоне других добывающих стран Россия ещё неплохо держится (не хочется думать, что это временное явление и мы просто «отстаём» по активности распространения вируса).

«Мы следим за ситуацией во многих странах, и в мире ограничения не такие, как у нас. В Мексике, Южной Африке производство стоит. Знаю, что в Африке закрыли рудники, но разрешили работать аффинажным заводам — для оборудования необходимо, чтобы оно функционировало. Я не могу сказать, придётся ли это всё применить в России, но, если придется, это скажется на золотодобыче и вообще на всей добывающей отрасли», — предупредил г-н Кириленко.

Не пускают в поля

Но одно дело добыча, и совсем другое — геологоразведка. Мы неоднократно писали о необходимости развития минерально-сырьевой базы и важности этого направления для отрасли. И что же, сегодня эти работы встали? Об актуальности этой проблемы напомнил директор по развитию бизнеса Института Геотехнологий Михаил Лесков.

«Я пока не могу дать полный ответ о состоянии и перспективах отрасли, потому что вся эта история ещё продолжается. Но что можно видеть сейчас? Карантин и ограничение транспортного сообщения всё же повлияли на отрасль.

В России полевой сезон, а завести на объект персонал, материалы уже становится проблематично для многих компаний. Наш Институт Геотехнологий сейчас должен быть в полях, а мы дома сидим. То же можно сказать и о геологоразведочной отрасли. Это однозначно скажется на отрасли, на показателях этого года — точно.

Потеря драгоценных дней небезграничного сезона в нашей холодной стране — это большой урон. Всё, конечно, зависит от масштабов сегодняшнего замедления.

Сейчас ограничения по перемещениям в большей степени касаются городов-миллионников. Да, это узлы коммуникаций, но это один сценарий, ведь у нас нет тотальной остановки перемещения. А если ограничения продлятся много месяцев и накроют всю страну… Мне пока трудно предсказать, во что это выльется», — рассуждает Михаил Лесков.

Впрочем, эти проблемы коснулись не всех. Так, Егор Богданов заметил, что геологоразведка в компании «продолжается теми темпами, которые планировались и раньше».

Золото держит удар
Фото: kinrossgold.ru

«Мы работаем с подрядчиками, и все они, кроме одного, обратились с просьбой продолжить работы. Все наши камеральные группы перешли на удалённую работу, а полевые работы идут.

Возникают только проблемы с лабораториями: есть вероятность, что их могут закрыть, поскольку расположены эти объекты у нас в крупных городах. А запас по бурению без аналитики у нас максимум на 1,5-2 месяца. Дальше будем принимать решение, может быть, придется приостановить буровые работы», — высказался г-н Богданов.

«Мне тут сложно говорить, потому что мы всю разведку проводим сами и сосредоточены эти работы вокруг наших существующих действующих месторождений. У нас нет потребности кого-то закидывать в поле»,  — комментирует ситуацию в геологоразведке Highland Gold Mining Денис Александров.

Работать или изолировать?

И всё-таки, коронавирус не мог не отразиться на работе отрасли. Выше Денис Александров говорил, что выросла стоимость персонала. Это общее место для компаний, чья работа связана с вахтовиками: как прикажите возвращать их домой и завозить новую смену в сложившихся условиях? Пример Highland Gold в данном случае показателен: компания показала себя ответственным работодателем.

«Очень сложно сегодня делать перевахтовку. 1 апреля мы остановили этот процесс: все сотрудники, которые находились на объекте на этот период, вынуждены были там и остаться.

Нам нужно было время — это и были недели апреля — чтобы найти способ перевахтовать людей с минимальной угрозой для здоровья наших сотрудников и остальных жителей регионов, где мы работам. Но мы ведь не можем держать людей на предприятиях насильно, поэтому пришлось создать дополнительную мотивацию.

Мы добавили 50% к окладу всем, кто остался, а также платим 2/3 оклада тем, кого не смогли вызвать на вахту — у них вынужденный простой», — рассказывает Денис Александров.

Коммерческое тестирование в регионах присутствия компании здорово бы помогло процессу, но пока его нет, единственный возможный вариант — это перевахтовка через 14-дневный карантин. А апрель как раз и понадобился Highland Gold для того, чтобы найти необходимое количество помещений, где сотрудники смогут провести две карантинные недели.

Что, если..?

Неудивительно, что эксперты очень осторожны в своих прогнозах: к сожалению, нельзя сказать, что все проблемы остались позади и эпидемию мы пережили. Нет, ситуация по-прежнему напряжённая и по-прежнему нельзя предугадать, чем дело кончится. Да, пока золотодобыча работает практически в прежнем режиме.

Но эта история не получит негативного развития только если ситуация в дальнейшем не ухудшится. А то ведь есть неприятный опыт других стран, о котором упоминал Кирилл Кириленко. Что будет, если чёрная полоса станет ещё более чёрной?

«Давайте обозначим, какие риски существуют.
Есть логистические риски. По нашему опыту, их можно закрывать. В прошлом году, когда началась вся эта история с Китаем, мы по некоторым позициям перешли от китайских поставщиков к российским. И оказались правы: поставки идут, перебоев нет.

Есть риски, связанные с поставками оборудования. У нас сейчас три строящихся объекта, и некоторые производственные компании — как в России, так и за рубежом — уже отодвигают сроки поставки. Пока это не критично, но повлиять на это мы не можем.
И, конечно, риск остановки производства из-за того, что эпидемия придёт к нам на площадки. Здесь мы можем организовать только заезд через карантин или 100-процентное тестирование сотрудников.

Сейчас много говорят об автоматизации — да, она частично риски снимает. Но всё автоматизировать невозможно. Нам всё равно нужен, условно говоря, «человек с гаечным ключом», который будет подходить к оборудованию», — рассуждает Денис Александров.

Золото держит удар
Фото: polymetalinternational.com

Топ-менеджер Highland Gold вообще считает, что текущая ситуация должна стать для всей добывающей отрасли хорошей тренировкой. По его словам, нужна система, при которой на вахту будут заезжать только здоровые люди — а дело не только в коронавирусе. Развитие системы здравоохранения на объектах, проверки, карантинные общежития — эти элементы нового образа работы, который должен сохраниться и после окончания нынешней эпидемии.

Что касается собственно работы предприятий Highland Gold, то компания старается подстелить соломки — организовать систему так, чтобы добыча золота не остановилась.

«Мы приняли решение интенсифицировать добычу руды, создать рудные склады хотя бы на два-три месяца. Чтобы в случае введения жёсткого карантина мы могли оставить в работе фабрики в режиме ограниченного функционала», — отмечает Денис Александров.

«Конечно, мы рассматриваем такую возможность, что ограничения продлят или ужесточат. Думаем, что мы можем законсервировать объекты на том уровне, на котором они находятся сегодня. Они не потеряют в стоимости, но мы упустим время», — представил план «B» Егор Богданов.

«Полиметалл», который работает в двух государствах, называет одним из главных рисков ограничение передвижений между регионами в России и Казахстане. Кроме того, у компании ведь идёт большая стройка — Амурский ГМК-2, а там импортное оборудование. Поэтому для этого проекта важен режим работы не только в России, но и в Бельгии, Италии и Франции.

«Возможно отставание проекта от графика, если такие ограничительные меры будет продлены более чем на 3-4 месяца», — говорят в компании.

«Пока аналитики не закладывают сценария продолжительного развития ситуации. Длительность карантина в других странах — около 6 недель. К тому же в отличие от других рынков, где предложение играет существенную роль в балансе, на рынке золота влияние этого фактора весьма ограниченно за счёт того, что запасы довольно высоки. Известные запасы наземного золота составляют 190 000 тонн, а ежегодная добыча — только 3-3,5 тыс. тонн», — добавил в беседу оптимизма Кирилл Кириленко.

Как дальше?

И всё-таки, текущее положение вещей правильнее всего было бы называть кризисным. Похожа эта история на предыдущие кризисы или нет  — это уже другой вопрос. Но обычно рынок, переживая подобную «встряску», естественным образом меняет ландшафт: одни игроки уходят с рынка, другие забирают большую долю.

Какие перемены ожидаются на рынке золотодобычи в этот раз?

«Я думаю, будет продолжаться процесс консолидации в отрасли — среди маленьких и средних компаний. Но я не вижу большого пространства для крупных сделок. Для рынка характерна волатильность, компании более консервативно подходят к своим инвестициям. И даже если игроки будут выбывать и будут появляться хорошие объекты, непонятно, будут ли совершены эти сделки.

Конечно, если кто-то будет уходить с рынка и продавать активы по бросовым ценам, сделки будут. Мы анализируем рынок: пока нет ни интересных предложений, ни заинтересованности крупных компаний что-либо приобретать», — считает Егор Богданов.

«Честно говоря, мы давно ожидаем консолидацию отрасли — и до коронавируса, и после будем ждать. Но я пока не очень верю, что что-то получится. Этот вопрос мы поднимаем на каждом «Майнексе»  — есть свои причины, почему это не происходит.

Небольших и средних игроков эта ситуация, возможно, действительно подтолкнёт к объединению: в одиночку сложно нести затраты на перевахтовку, логистику и так далее», — поделился мнением Денис Александров.

Кирилл Кириленко же полагает, что изменений на рынке, в частности, консолидации следует ожидать не сейчас, а, возможно, через пол-года-год. После выхода из режима ограничений компаниям будет, чем заняться — как бы благополучно не презентовали отрасль её участники, «разгребать» последствия придётся. А уж там можно будет думать о покупках, продажах и объединениях.


Текст: Анна Кучумова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №3, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.