СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Проблемы нефтепереработки. Катализатор импортозамещения

нефтепереработка нефтехимия
Фото: gazprom-neft.ru

«Если в российской нефтепереработке около 80% — это наши отечественные проверенные технологии, то в базовой нефтехимии более 80% — технологии зарубежные. Если говорить о следующих переделах, то там российскими технологиями и не пахнет. В газохимии все основные процессы — не наши. Насколько этот факт опасен для наших предприятий и может повлиять на их работу?», — с таким вопросом обратился к участникам «Даунстрим Россия 2020» научный руководитель, заместитель директора АО «Институт нефтехимпереработки» Эльшад Теляшев.

Тему импортозависимости первым из участников конференции затронул заведующий кафедрой технологии переработки нефти РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина Владимир Капустин. Говоря о динамике изменения мощностей по переработке нефти, он отметил, что по большинству направлений показатели весьма скромные — с 2010 года прирост небольшой. Кроме мощностей гидрокрекинга и коксования, где прирост составил 184 и 220% к показателям 2010 года соответственно.

«Всё-таки сегодня выправляется ситуация, замедленное коксование выходит на первый план. Обидно только, что это делается, в первую очередь, западными технологиями. Российские технологии у нас есть, но большинство нефтяных компаний не делают выбор в их пользу», — отметил специалист, дав тем самым старт комментариям об импортозависимости. Один из вопросов, которые обсудили собравшиеся, — ситуация на рынке разного рода катализаторов.

Большая нефтехимия

Специалисты «Газпромнефти» объясняют: производство катализаторов — направление наукоёмкое, потерянные в перестроечное время отраслевые институты в нашей стране не восстановлены, поэтому по целому ряду катализаторов у нас сегодня пробел. Особенно страдает нефтехимия.

«В производстве катализаторов нефтехимии ситуация сложная.
У нас по-прежнему нет собственных катализаторов полимеризации этилена и пропилена — их покупают на Западе, и неизвестно, как их заменить отечественным продуктом. При этом в свое время был создан катализатор на базе Института катализа Сибирского отделения РАН, но из-за невостребованности в России лицензию продали ОАЭ, которые позже наладили производство в США.

И мы теперь этот катализатор покупаем в Америке. Это, конечно, вопиющий случай. По нашему же патенту производство ведут за рубежом.

И если вдруг нам ограничат поставки, то заменить данный катализатор нам будет нечем: остановится работа установок полимеризации этилена и пропилена, возникнут проблемы с производством этих материалов», — рассказал показательную историю Владимир Капустин в интервью «Нефть и газ Сибири».

«Вопрос относится к нефтехимии — да, но нефтехимия большая. Профиль, которым мы занимаемся, это синтетические каучуки. И, надо отдать должное, мы практически не используем зарубежные технологии. Катализаторы, которые мы используем в производстве, мы выпускаем сами — кроме одного.

Но я соглашусь с тем, что сегодня используется множество зарубежных технологий. Пример тому — процесс по дегидрированию пропана для получения пропилена на «Тобольск-Полимере». Там рассматривали российскую технологию — Ярославского института мономеров, но выбор сделали в пользу зарубежной. Наверное, в головах наших специалистов всё-таки сидит установка, что зарубежный — значит лучший. Но это не всегда так», — отметил советник генерального директора «ТАУ Нефтехим» Алексей Бокин.

«В области нефтехимии специфика такова, что мы производим широкий спектр продукции. Практически все наши конкуренты используют отличные от нас технологии. И нет таких универсальных катализаторов, которые мы могли бы в России создать и потом на всех производствах использовать. Необходимо признать, что есть большая проблема и именно в этой части», — высказался ведущий инженер-технолог «Казаньоргсинтез» Булат Бурганов.

Катализаторы Омского НПЗ

Что касается нефтехимии, то в этой отрасли Владимир Капустин не видит возможности существенных перемен — причём дело не только в катализаторах.

«С нефтехимией у нас проблемы. Нет ни одной российской технологии, которая могла бы заменить импортную.

И шансы, что в ближайшее время они появятся, невелики», — отметил эксперт в том же интервью.

Перспективы нефтепереработки иные. Большие надежды отрасль возлагает на омский проект «Газпрома», который должен быть завершён уже в следующем году. Примечательно, что сегодня предприятия компании сами используют импортные катализаторы при производстве моторных топлив — об этом рассказал заместитель начальника управления по переработке газа, газового конденсата, нефти ПАО «Газпром» Сергей Шкуро.

О катализаторном производстве «Газпром нефти» на территории Омского НПЗ говорят все. Компания сообщает, что оно «будет включать в себя установку по производству катализаторов каталитического крекинга, катализаторов гидроочистки средних дистиллятов (входящих в состав дизельного топлива) и катализаторов гидрокрекинга вакуумного газойля».

Общая мощность производства — 4 000 тонн катализаторов гидроочистки, 2 000 тонн катализаторов гидрокрекинга и 15 000 тонн катализаторов каталитического крекинга. Проект получил поддержку правительства — инвестиционный контракт подписали во время прошлогоднего Российского инвестиционного форума в Сочи.

Министр промышленности и торговли РФ, комментируя его, отметил, что «для производства катализаторов будет применяться российская гелиевая технология, не имеющая аналогов в мире». Да и вообще, Минэнерго присвоило проекту статус национального. По словам Владимира Капустина, после запуска омского производства отрасль полностью будет обеспечена данными катализаторами.

Участники дискуссии «Даунстрим Россия-2020» очень тепло отнеслись и к нефтехимическим, и к нефтеперерабатывающим инициативам «Газпрома», о которых также шла речь. Эксперты напомнили, что ещё недавно общее мнение состояло в том, что задача «Газпрома» — добывать и продавать природный газ, однако сегодня переработка определённо в сфере интересов компании.

Катализаторные заводы — стратегический вопрос

Другой крупный российский добытчик углеводородов — компания «Роснефть» — также работает в сфере переработки. В действии два катализаторных завода: Ангарский и Новокуйбышевский. Опытно-промышленный комплекс для производства катализаторов гидропроцессов на площадках последнего — совсем свежий объект, его компания запустила в январе текущего года. Кроме того, создано совместное предприятие ООО «РН-Кат» на базе Стерлитамакского завода катализаторов по выпуску катализаторов гидроочистки и гидрокрекинга.

«Роснефть» уделяет особое внимание развитию собственного производства катализаторов для нефтепереработки. Это ключевое направление для обеспечения технологической устойчивости перерабатывающего сегмента Компании и снижения зависимости от импортных технологий», — отметила пресс-служба компании, комментируя прошлогоднюю сделку между «Башнефтью» и «РН-кат».

«Дочка» «Роснефти» приобрела 51% акций в уставном капитале завода — его мощность, по данным самой компании, 4 000 т/год. Речь идёт именно об импортозамещающем производстве: стерлитамакские катализаторы призваны заменить импортные аналоги на предприятиях компании.

А ещё в «Роснефти» отмечают, что «обеспечение надёжности поставок качественных катализаторов процессов нефтепереработки является стратегическим вопросом», и что «исключение зависимости от поставок импортных катализаторов. Это не просто бизнес-цель, это — вопрос энергобезопасности страны».

Сегодня на площадях Ангарской НХК производят в основном платиносодержащие катализаторы риформинга, изомеризации, производства водорода, предгидроочистки бензиновых фракций. Уже через год «Роснефть» намерена запустить здесь новую установку мощностью 600 тонн в год по производству катализаторов риформинга и изомеризации бензина.

Главной задачей нового опытно-промышленного комплекса Новокуйбышевского завода называют отработку технологии производства катализаторов гидроочистки нового поколения для выпуска дизельного топлива Евро-5 и гидроочистки вакуумного газойля (разработка «РН-ЦИР»), а также катализаторов «защитных слоёв».

В целом же «Роснефть» повсеместно заявляет, что стремится к переходу на собственные катализаторы и снижению импортозависимости. По мнению аналитиков «Финам», вводимые мощности компании в перспективе позволят закрывать не только внутренние потребности нефтедобытчика, но и других российских предприятий.

«С января 2020 года мы полностью переходим с импорта катализаторов гидроочистки дизельных топлив, а также планируем выйти на рынок России и зарубежья с конкурентным предложением катализаторов этого вида», — цитирует пресс-служба слова вице-президента «Роснефти» Александра Романова.

Текст: Кира Истратова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №4, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.