СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Россия, Белоруссия и нефть

Переговоры России и Беларуси по нефтяному вопросу
Фото: kremlin.ru

Несколько месяцев понадобилось России и Беларуси, чтобы достичь соглашений по нефтяному вопросу. Сегодня страсти, кажется, улеглись. В начале года в российско-белорусских отношениях назрело сразу несколько острейших проблем, требующих срочного вмешательства первых лиц государств. И самым срочным, важным и острым оказался вопрос, касающийся нефти. Точнее, два вопроса.

Первый — это условия экспорта нефти в Беларусь, а второй — цены на её транзит в Европу.

Почему обострилась нефтяная проблема

Спорные моменты между Россией и Беларусью по нефти отдалённо напоминают российско-украинский конфликт по газовому транзиту. В обоих случаях срок действия договора заканчивался к 2020 году, а прийти к общему знаменателю по новому соглашению долго не получалось. Если Киеву удалось договориться с Москвой чуть ли не перед самым боем новогодних курантов, то с Минском всё оказалось сложнее.

Сторонам никак не удавалось прийти к консенсусу по цене на поставляемую нефть. По газу тоже были противоречия, но тут удалось договориться. Видимо, потому, что весь поступающий в Белоруссию газ использовался для внутреннего потребления, а с нефтью всё по-другому. Она поступала на белорусские НПЗ, а полученные в результате переработки нефтепродукты отправлялись не только на внутренний рынок.

Значительная их часть, около 70 процентов, шла на экспорт, о чём заявлял глава концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков. Нефтепродукты, закупаемые Минском в России, тоже перепродавались в другие страны.

Александр Лукашенко
Фото: kremlin.ru

В общем, по цене договориться не удавалось, поэтому отгрузка нефти в Белоруссию с начала года была прекращена из-за отсутствия действующих контрактов на поставки. Минск рассчитывал на цены ниже мировых, а Москва на уступки не шла. Единственное, чего Беларуси удалось добиться, это отмены премиальных надбавок для российских нефтяных компаний. Впрочем, полная остановка поставок нефти из России продлилась лишь несколько дней, после чего некоторые российские компании её возобновили, правда, не в полном объёме.

Параллельно Белоруссия вела переговоры с третьими странами о закупках чёрного золота. Среди возможных поставщиков назывались даже США и Саудовская Аравия — главные конкуренты России на рынке углеводородов.

Другим моментом стало желание Минска поднять цены на транзит российской нефти, прокачиваемой в Европу через территорию Беларуси.

Подготовка белорусского президента к переговорам

Нетрудно заметить, что последнее время белорусский президент применяет один и тот же приём накануне важных переговоров. Перед встречей он начинает делать какие-то заявления или специально для прессы, или на мероприятиях, освещаемых прессой, которые касаются темы предстоящих переговоров. В этот раз он поступил так же.

Перед отъездом в Сочи он провёл совещание на тему обеспечения эффективного функционирования топливно-энергетического комплекса. Естественно, всё, что там происходило, стало достоянием общественности.

На совещании он упомянул и белорусско-российские взаимоотношения в нефтегазовой сфере, обвинив РФ в неисполнении обещаний. Он мотивировал свои слова тем, что в 2020 году Москва обещала по договору поставить 24 миллиона тонн нефти, то есть по 2 миллиона в месяц. А в январе Белоруссия получила в четыре раза меньше, всего лишь 500 тысяч тонн.

«Вы мне доложите, что сделано для того, чтобы Россия выполняла обещания?» — спрашивал президент.

Легко догадаться, что эти обвинения в адрес России предназначались в первую очередь не для ушей участников совещания, а для широкой общественности и российского руководства.

Александр Григорьевич добавил, что белорусские нефтеперерабатывающие предприятия должны выполнять свои обязательства и перед отечественными, и перед зарубежными потребителями, поэтому нужно активнее выходить на поставщиков из других стран и диверсифицировать поставки нефти.

Собственно, день до сочинских переговоров с Путиным у Лукашенко был очень продуктивным. Он успел не только провести важное совещание по вопросам ТЭК, но и пообщаться с президентом Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сумой Чакрабарти.

Лукашенко и Путин на встрече
Фото: kremlin.ru

Глава этой крупнейшей европейской финансовой структуры выразил надежду, что Москве и Минску удастся выработать общее решение, иначе белорусскую экономику ожидают крупные неприятности. Он также поприветствовал стремление Белоруссии диверсифицировать поставки нефти.

«Совет, который я давал многим постсоветским странам, — расширить спектр поставок, диверсифицировать контакты».

Господин Чакрабарти посоветовал Александру Григорьевичу посетить несколько европейских стран, чтобы провести переговоры по альтернативным закупкам нефти.

Белоруссия диверсифицирует закупки нефти

Глава ЕБРР мог бы и не давать совет о поиске дополнительных поставщиков нефти для Белоруссии. Заявление Лукашенко о поиске поставщиков чёрного золота за пределами России было сделано не для «красного словца». Александр Григорьевич в самом деле поставил задачу найти альтернативу российским нефтяным компаниям.

Речь не идёт о полном отказе от нефти из России. Лукашенко поручил оставить российским компаниям 30–40 процентов поставок, а остальной объём докупать в других странах. Если учитывать, что в 2019 году Белоруссия получила из России более 17 миллионов тонн нефти, то речь идёт о сокращении объёмов до 5–6 миллионов тонн.

Это позволит Минску не зависеть от единственного источника сырья.

Работа в этом направлении ведётся ударными темпами. К примеру, в конце января Лукашенко президентским указом поручил своему правительству провести переговоры с Казахстаном о поставках нефти и нефтепродуктов. А впервые белорусский президент затронул эту тему ещё в октябре прошлого года во время своего визита в Казахстан.

Кроме того, предложения о закупках нефти были направлены в прибалтийские республики, Польшу, Украину, а также в Азербайджан.

Лукашенко упоминал и о том, что Беларусь ведёт переговоры по данному вопросу с Саудовской Аравией, ОАЭ и США.

А 22 января в литовский порт Клайпеда прибыл из Норвегии танкер с 86 тысячами тонн нефти, предназначенной для Новополоцкого нефтеперерабатывающего завода «Нафтан». Это сырьё приобрела «Белорусская нефтяная компания» (БНК) у норвежской нефтедобывающей компании Johan Sverdrup. Из Клайпеды доставка этой нефти производится по железной дороге цистернами, а это довольно долго и хлопотно.

Выходя на альтернативных поставщиков, Лукашенко призывает не бояться мировых цен и просчитывать рентабельность нефтепродуктов, изготавливаемых из получаемой нефти.

Транзитная проблема

Неизвестно, поднимался ли на переговорах Путина и Лукашенко вопрос цены за транзит чёрного золота из России в Европу через территорию Беларуси. По крайней мере, после встречи о нём никто не упомянул. Возможно, потому, что нефть в европейские страны поступает.

По транзитному тарифу между Россией и Беларусью было много споров и разногласий.

В январе министр антимонопольного регулирования и торговли Беларуси Владимир Колтович объявил о поднятии стоимости транзита более чем на 6%.

Эта цена не устраивает ни одну из сторон. Беларусь предлагала поднять цену в прошлом и нынешнем году в диапазоне от 16 до 22 процентов. Россию в какой-то момент устраивал рост тарифа на 3,7 процента.

В итоге договориться не удалось, и в действие вступила инструкция, согласно которой цена на транзит рассчитывается как среднегодовой прогнозируемый Россией темп инфляции плюс 3 процента.

Транзит нефти и реверс

Есть ещё один фактор, касающийся транзита российской нефти через Белоруссию в страны Европы. Точнее, не самого транзита, а транзитного трубопровода. Речь идёт о возможном реверсе нефти по этому трубопроводу.

Когда в Белоруссии начали прорабатывать варианты альтернативных поставок, то задумались о возможности прокачки нефти из Гданьска, польского портового города на Балтике, где есть терминал для приёма танкеров, в Белоруссию с помощью трубопровода «Дружба».

Доставка цистернами по железной дороге, как это сделали с норвежской нефтью, прибывшей в порт литовской Клайпеды, оказалась делом хлопотным, сложным, дорогим и неудобным.

То ли дело труба! Но тут есть определённая сложность: нефть должна прокачиваться не из Беларуси в Европу, а наоборот, то есть необходим реверс.

Решением этого вопроса занялся польский оператор нефтепровода «Дружба» компания Pern. Трубопровод уже есть, он идёт от белорусской границы до города Плоцка. Там он разветвляется, и одна из веток проложена от Плоцка к балтийскому побережью, в Гданьск.

Участок Плоцк — Гданьск уже способен пропускать нефть в прямом или обратном направлении. Остаётся только сделать возможным реверс на участке Адамово — Плоцк, и тогда американская или саудовская нефть сможет по трубам поступать из Гданьска на белорусские НПЗ.

В польской компании Pern уверены, что технически это сделать вполне возможно, и даже начали поиск подрядчика, который бы этим занялся.

В Беларуси к инициативе поляков отнеслись с большим одобрением. Главный инженер ОАО «Гомельтранснефть Дружба» Андрей Вериго утверждает, что из Польши в Беларусь по «Дружбе» может прокачиваться в год 6 миллионов тонн нефти без ущерба поставкам российской нефти через Беларусь в Европу по этому трубопроводу.

В беседе с журналистами белорусского издания Tut.by глава пресс-службы государственного концерна «Белнефтехим» заметил, что возможность реверса открывает для Белоруссии новые возможности для переговоров с потенциальными поставщиками с учётом более выгодной схемы транспортировки.

Если раньше возможность реверса рассматривалась лишь теоретически, то теперь польский оператор «Дружбы» заявляет о намерении начать подготовку трубопровода для реверсных поставок.

Ещё во время февральского визита госсекретарь США Майк Помпео говорил белорусам, что Соединённые Штаты готовы полностью обеспечивать потребности страны в нефти.

«Мы самый крупный производитель энергоресурсов в мире. И всё, что вам нужно, сказать нам и обратиться к нам» (цитата ТАСС).

Конечно, Лукашенко на это не пойдёт, ведь это полностью противоречит его представлениям об энергетической безопасности.

Нефтяной вопрос на встрече двух президентов в Сочи

Собственно, стороны после сочинской встречи остались каждая при своих интересах. Ни одна из них не сумела добиться существенных уступок от оппонента на переговорах, в которых особенно сильно нуждался Александр Лукашенко.

Белорусский президент рассчитывал договориться с Путиным получать российскую нефть по цене примерно на 30 процентов ниже мировой, шантажируя Москву уходом к альтернативным поставщикам и сближением с Западом. Он даже демонстративно отодвинул срок встречи с президентом России, чтобы до своей поездки в Сочи пообщаться с Майком Помпео, прибывшим в Минск. Как ещё это можно назвать, если не намёком.

Но в Сочи «батьке» популярно объяснили, что Беларусь — суверенное государство, которое может покупать нефть где угодно, хоть в США.

Собственно, недовольство Александра Григорьевича действиями Москвы вполне можно понять. Ведь то, что в России назвали «налоговым манёвром», для Белоруссии оказалось банальным повышением цены на чёрное золото.

Формально российские и белорусские НПЗ поставили в равные условия, но в реальности это не совсем так. Ведь если российским предприятиям их дополнительные издержки определённым образом косвенно компенсируются федеральным и региональным бюджетом (отрицательные акцизы и т. д.), то белорусские нефтеперерабатывающие предприятия просто покупают теперь российскую нефть дороже, чем раньше. В 2020 году цена сырья для Белоруссии составит 83 процента от мировой, а к 2024 году достигнет 100 процентов.

В такой ситуации можно уже считать успехом уже то, что Владимир Путин и Александр Лукашенко не переругались. Более того, они провели длительную и продуктивную беседу, продлившуюся около полутора часов. Это значит, что они за это время многое обсудили и о многом договорились.

Или не договорились. По крайней мере, совместной пресс-конференции и общего коммюнике после встречи президентов не было. Лукашенко вряд ли остался доволен результатами, но своего недовольства на публике демонстрировать не стал.

А от имени России заявление сделал вице-премьер Дмитрий Козак. Ключевой в его выступлении была следующая фраза: «Белоруссия может покупать нефть на тех же условиях, что и российские предприятия, никакой «компенсации» за налоговый манёвр не будет».

Дмитрий Козак об итогах переговоров

После встречи двух президентов общественность получила крайне скудную информацию о её итогах. Из всех официальных лиц, имеющих к ней отношение, только Дмитрий Козак выступил перед журналистами, рассказав о достигнутых и недостигнутых договорённостях (цитаты «Интерфакс»).

Он заявил, что поставки российской нефти в Беларусь продолжатся на коммерческой основе. При этом Минск не может рассчитывать на какие-либо скидки и особые условия.

«Мы будем оказывать содействие заключению соглашения между российскими производителями и белорусскими потребителями, но мы не можем резко поменять условия регулирования нефтяной отрасли в нашей стране».

Он заявил, что Россия не сможет и не станет предоставлять льготы белорусским предприятиям, так как для этого пришлось бы вводить государственное регулирование и постоянно менять условия для отечественных участников рынка.

Козак также заявил, что отныне любая российская нефтяная компания при наличии коммерческого соглашения с белорусской стороной будет иметь беспрепятственный доступ к «трубе» независимо от объёмов добычи.

«В случае достижения договорённостей мы будем допускать нефтяные компании, которые достигнут договорённости с белорусскими потребителями, к трубопроводному транспорту независимо от объёма добычи».

Вице-премьер добавил, что такая политика уже действует, приведя в пример одну из компаний группы «Русснефть», поставляющую сырьё в Беларусь.

Он подчеркнул, что Россия и Беларусь составляют единый нефтяной рынок, поэтому компании наших двух стран работают по единым правилам.

Послевкусие сочинской встречи

Скорее всего, на сочинских переговорах с Лукашенко Путин не уступил, потому что может себе это позволить. А Лукашенко тоже не может уступить, не «потеряв лица». Ведь ещё недавно он говорил во всеуслышание, что Беларусь кормит Россию, а не наоборот. И что Беларусь легко найдёт замену и России, и её нефти.

Собственно, Александр Григорьевич далеко не прост. Трудно спорить, что страна обладает достаточно сильной промышленностью и развитым сельским хозяйством. А её лидеру удалось выйти из образа «последнего диктатора Европы» и наладить взаимовыгодные отношения со всеми ближними и дальними соседями, сохраняя при этом экономическую и политическую независимость.

Поэтому можно надеяться, что он не разрушит всё то, что создавал последние десятилетия, идя на поводу у амбиций.

Собственно, и Россия, и Беларусь живут по капиталистическим законам. И если одна сторона хочет что-то получить, то она должна за это чем-то поступиться. В данном случае Белоруссия добивается равных условий с российскими потребителями.

Но не стоит забывать, что российские регионы не суверенны, они являются частью своего государства и находятся в подчинении у центра. Поэтому следует понимать, что за такое особенное отношение неизбежно придётся поступиться частью своего суверенитета.

Лукашенко соперничает с Путиным в игре, в которой у него нет шансов его переиграть. Единственный шанс на выигрыш — это играть с ним в одной команде.

А чтобы соревноваться на равных, нужно выбрать какую-нибудь другую игру. Например, хоккей, в который два президента сразились после трудных переговоров. Кстати, играли они за одну команду и победили со счётом 9:2.

Где белорусам брать нефть?

По данным Центрального диспетчерского управления ТЭК, за первые два месяца 2020 года экспорт нефти рухнул на 76% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Если было запланировано за январь-февраль этого года поставить в Беларусь 3,8 миллиона тонн, то по факту поступило лишь 0,7 миллиона тонн.

Эта картина явно показывала сворачивание экспорта российской нефти в Беларусь, но это вовсе не говорило том, что Минск перестанет покупать это сырьё у России.

Лучше всего происходящее объяснил Александр Лукашенко. В начале марта он твёрдо заявил, что его страна продолжит закупки нефти у Российской Федерации, так как это выгодно, но не хочет попасть в кабалу (цитаты БелТА).

«Эта нефть, её добыча и транспортировка создавалась в том числе руками белорусов — тех поколений, за которыми мы с вами пришли. И логистика здесь самая удобная. Но мы, конечно же, не будем постоянно ползать на коленях, вымаливая эту нефть».

Это означает, что Минск не намерен брать нефть только у России. По мнению Лукашенко, наличие альтернативных поставщиков помогает выторговать лучшие ценовые условия, причём не только у России.

Он винит себя и руководство страны в разразившемся российско-белорусском кризисе:

«И дело тут не только в том, что кто-то за вентиль хватается. Дело ещё и в том, что мы сами виноваты, что не диверсифицировали в своё время поставки нефти. Монополизм всегда приводит к подобным результатам».

И вот, когда номер уже верстался, стороны, наконец, пришли к соглашению: Россия предоставит скидку Белоруссии на нефть $16 за тонну. Это даже больше, чем просил Минск. Такую уступчивость эксперты объясняют обострившейся на нефтяном рынке конкуренцией.

Текст: Сергей Кузмицкий

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №2, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.