СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Александр Симон: он побывал на Луне

В свои сорок с небольшим Александр Симон уже повидал пол-России. Уроженец уральского посёлка с удивительно лиричным названием Полуночное, выпускник питерского Горного, он поработал и в Карелии, и в Магаданской области, и в Хабаровском крае, и в Казахстане. Сегодня Александр Викторович трудится в Якутии, на месторождение Нежданинское, он – управляющий директор «Южно-Верхоянской горнодобывающей компании». Это опытный и нетривиальный руководитель, а ещё спортсмен, боец в прямом и переносном смыслах, первооткрыватель и немного философ.

Александр Симон. Полиметалл
Александр Симон

— Александр Викторович, вы ведь в довольно молодом возрасте стали директором. А вас не смущало, что многие в команде старше, опытнее, может, даже вам это давали понять.

— До «Полиметалла» я прошёл серьёзную школу жизни в «Северстали», и вот там меня этот вопрос очень сильно задевал. Помогали советы отца (кстати, горняка с большим опытом): никогда не надо вступать в панибратские отношения с подчинёнными, нужно держать дистанцию. Есть ситуации, когда ты переходишь определённую грань, этого делать не надо, тогда тебя не будут считать командиром. Отец учил эту грань нащупывать и не переступать.

Да, когда-то у меня были переживания: я молодой мастер смены, а у меня в подчинении мужчины, которые годятся мне в отцы. Мне 25, им почти 50, вдвое старше! Но это надо было просто пережить.

Ты мастер смены, а смена – это люди, о которых заботишься: они должны приехать с работы, отчитаться, добраться домой. Ты, в свою очередь, людей не только инструктируешь и решаешь вопросы, к примеру, по зарплате или выдаче спецодежды, но и отстаиваешь их интересы в сложных ситуациях…

— То есть это с вашей стороны есть некоторое отеческое отношение?

— С точки зрения возложенных обязанностей – да. Есть молодые работники, которые теряются подойти и чего-то потребовать от начальства, сказать, что у людей чего-то не хватает, о чем-то договориться… Проще махнуть рукой – мол, «там разберутся, начальству виднее». Я в своё время действовал иначе. Года через два почувствовал, что завоевал уважение в команде.

Причём уважение нужно именно завоевать, а не заработать, и не ждать, чтобы тебя зауважали. Нужно делать свою работу правильно, ни на что не размениваться. И люди поймут, что ты – руководитель, пусть и молодой, и тебя начнут уважать за то, что ты принципиальный, не даешь слабины, с тобой приятно работать и общаться.

А когда ты в одном коллективе завоевал уважение, то у тебя уже появляется «аура победителя» – есть у спортсменов такое выражение: когда человек побеждал, он точно знал, что ему для победы нужно, и тогда ему становилось легче преодолевать трудности.

На Лунном мне уже было гораздо проще, у меня уже был определенный опыт. Я уже не боялся работать с людьми и не переживал за какие-то моменты внутри себя. Мне было уже комфортно.

— Чего от людей требуете в первую очередь?

— Не обманывать. Конечно, все понимают, что врать плохо, а если это касается работы, то может привести к катастрофе. Лучше прямо сказать: «Я не знаю и не умею, и мне где-то чего-то не хватает», чем выпячивать грудь и говорить, что всё хорошо, если на самом деле это не так. Все равно вранье рано или поздно вскроется, и такой человек ничего, кроме неуважения к себе, у меня не вызовет. Как в той поговорке, сколько веревочке ни виться, а конца не миновать.

Не врать научил меня тоже отец.

Перед собой тоже нужно быть честным. Уметь признавать свои ошибки – это очень сложно, порой ведь амбиции перехлестывают. Я думаю, что человек, который собой и своими амбициями может управлять, способен быть лидером.

— Советы отца до сих пор получаете?

— О производстве мы с отцом не говорим. Я не советуюсь на эту тему, поскольку если ты начинаешь об этом говорить, то тем или иным способом пытаешься переложить ответственность на своих близких. А я стараюсь ограждать семью от проблем.

— Вы один из первых, кто оказался на месторождении Лунное. Вспомните свои ощущения тех лет: это драйв? Что тогда вами двигало?

— Там был драйв, именно так! Там всё было драйвовое. Тогда, в начале 2000-х «Полиметалл» делал первые шаги на Луне, нам не хватало ни денег, ни опыта. Мы там были постоянно в каком-то стрессе, в мозговых штурмах, в поисках решений. И не было ни минуты покоя! Времени не хватало даже на то, чтобы просто посидеть и поразмышлять в кабинете о чём-то. Постоянно были контакты, встречи, совещания, поиски и поездки. Мы много вопросов решали тогда, что-то было и в новинку. Мы учились, иностранный опыт изучали. Как Петр Первый когда-то студентов возил в Голландию передовому учиться…

Сильно повезло с людьми. Ехали туда по призванию, по убеждению, не было лодырей и лентяев. Команда подобралась сильная, сплоченная.

— Скучаете?

— Да, скучаю. А потом нас «пораскидали» по объектам. И первое время мы переживали. Но по-другому быть не могло: в «Полиметалле» появилось много активов, надо было делиться кадрами и отправлять опытных сотрудников в регионы. Поэтому произошло то, что произошло.

— Дукат, Лунное, Албазино, Варваринское, теперь Нежданинское. Вы кочевник по натуре?

— Это смотря у кого какие масштабы дома. Если масштаб – это страна, то получается, что ты ходишь из комнаты в комнату. Наверное, у меня так. Есть малая родина – посёлок Полуночное; есть Санкт Петербург, в котором учился и который полюбил. А может, и нужно где-то в одном месте остановиться.

Нет, кочевником я себя не ощущаю. Желание остаться – это ведь очень серьёзный вопрос. И каждый директор, думаю, его себе задает: вот ты построил предприятие, и всё как часы заработало. Напряжение схлынуло, ты успокаиваешься… И вот этот промежуток очень непростой: либо надо уезжать куда-то, либо находить для себя занятие, параллельно делать что-то ещё. Для меня вопрос решался так: я еду дальше. В «Полиметалле» поработал в разных местах, и вряд ли у меня была бы такая возможность в другой компании.

— Магадан, Хабаровск, Казахстан, Якутия… С чего вы начинаете, когда приезжаете на новое место? Если продолжить знаменитое: пришел, увидел, а дальше…

— Увидеть надо сначала, это важно. Надо всё увидеть самому, с людьми пообщаться, прочувствовать, что могут, а что нет. Иногда к работникам со стороны руководителя проявляется излишняя требовательность, а если человек не в состоянии это сделать? Если такие высокие требования могут быть к нему неприменимы? Я считаю, человека надо сначала научить, потом с него спрашивать.

И вот, я с людьми пообщался, убедился, что все на своих местах, задачи решать могут, дальше включается в работу процесс подготовки и обучения. Надо добиться от команды слаженных действий. Люди – это наш самый главный ресурс, люди решают задачи, управляют ситуацией. Насколько умело они это делают – другой вопрос, но крепкого специалиста можно подготовить, познакомить с «правилами игры». Вот мы же с вами в любую игру можем научиться: кто-то расскажет нам правила и пару раз покажет, как надо, и мы через какое-то время начнем играть.

— В Вашей жизни однозначно есть игры, которые требуют особого умения. Например, хоккей.

— О, это моя детская мечта! Я всегда смотрел хоккейные матчи по телевизору, болел. На Полуночном у нас не было стадионов, была замерзшая река, гонять шайбу там было тяжело – мы расчищали от снега небольшие пятачки… В общем, на хоккей это было мало похоже. И вот спустя много лет – мне было уже 36, когда я по-серьёзному встал на коньки, – в Хабаровске (я работал тогда на «Ресурсах Албазино») стал играть в составе настоящей команды на ледовом поле. Там, в рамках проекта «Ночная лига», стадионы начали работать до глубокой ночи, давая возможность любителям гонять шайбу.

Александр Симон. Полиметалл

В Казахстане я тоже играл в хоккей. В Якутске собираю команду.

— А ведь для Вас, Александр Викторович, выражение «борьба за золото» имеет двойной смысл. Скажите, а дзюдоисту Александру Симону что помогало золото и серебро брать?

— Медали мне брать приходилось, да. И помогало в этом желание победить и упорство. На татами идёт борьба не столько с противником, сколько с самим собой, со своими слабостями. Нельзя давать слабину – ты всегда должен быть собран. Все эти «не могу, не хочу, устал» – в сторону: себя надо перебороть и создать некий внутренний стержень несгибаемости и отсутствия жалости к себе. И если этот стержень есть, тогда будет шанс победить.

— Борьба за результат – это ведь и сейчас в вашем нынешнем деле актуально. Есть ли отработанные приёмчики, которые и сейчас ведут Вас, директора горнодобывающей компании, к победе?

— Наверное, у каждого в арсенале есть свои приемы. У нас ведь целый инструментарий для этого имеется, главное – контроль и анализ ситуации, и, соответственно, принятие решения. Если все хорошо, то ничего не меняем. Если что-то идет не так, корректируем. В моем деле надо держать руку на пульсе: контролировать, анализировать и делать выводы.

К проблемам подход такой: мы максимально быстро идентифицируем их и ищем способы решения. Есть такой тактический приемчик (не все им, кстати, владеют, но надеюсь, что в нашей компании это уже общепринятый метод), когда мы идём несколькими путями параллельно. Например, сразу три группы параллельно ищут решение, одна находит, и тогда мы говорим: ок, вот этот способ верный. В том случае, если две группы найдут решение, мы будем смотреть, какое из них лучше. Это интенсивный способ решения, может быть, он затратный и кажется экономически невыгодным, но он – эффективный.

Есть другой метод – экстенсивный: группа отработала идею, она оказалась неверной. Далее эта группа отрабатывает вторую идею, третью… пока не найдет решение.  Этот способ поиска очень долгий, а временные потери для нас, наверное, самое главное. Потерянное время не вернешь, и поправить ничего нельзя.

Так что лучше иметь сразу несколько интуитивно перспективных направлений (какое-то из них сработает).

— Кроме уже названных у Вас есть ещё одно интересное увлечение: рассекать на квадроциклах по бездорожью. Что вам дают эти экстремальные поездки?

— Это смена обстановки, которая эмоционально разгружает. При этом, кстати, еще и довольно тяжелая физическая работа: ехать по тайге на квадроцикле – это как на лошади галопом скакать, не каждый сможет. Сосредоточенность, нагрузка, умение ориентироваться на местности.

Мы же с друзьями не просто катаемся по тайге, наша задача – найти определенное место, доехать туда и вернуться обратно. Очень увлекательная вещь – и развлечение, и обучение. Когда я работал в Албазино, мы совершили такую экстрим-поездку до моря, до залива Святого Николая. А мир там такой, настолько всё сочетается…как Земля Санникова. Киты, тюлени, крабы – красота вокруг, природа мощная такая. Тебе остается все это только созерцать: сидеть два три часа, ничего не делать, просто смотреть.

— Видимо, есть какая-то нить, которая связывает Вас с Севером. Вы явно к нему неравнодушны.

— Север – это загадка. Причем мы интуитивно понимаем, что тут все загадочное и неизведанное, некий магнетизм присутствует. Природа, огромные территории, здесь мы ищем благородные металлы, и манит сюда людей именно загадка. Хотя, конечно, не все чувствуют, кому-то это абсолютно безразлично. Части людей необходимо куда-то двигаться, что-то искать, что-то менять.

Я тоже к этому числу отношусь, у меня есть такая потребность. И как раз Север и дает возможность двигаться, что-то делать, развиваться, тут очень много нераскрытых тайн… Может, наши внуки их разгадают? Вопросов много: что тут происходило 10 тысяч лет назад? Какие геологические процессы шли? Как менялся полюс? Почему здесь оказались океаны? Когда к этим загадкам прикасаешься, то чувствуешь легкую эйфорию, как будто ты сам что-то нашёл.

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.