СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Лариса Федоренко: не женское, говорите, дело?

Рассказывая о горных профессиях, мы всё больше упоминаем мужчин. Всё-таки работа в забое или в кабине спецтехники – тяжелая, не девичья. Обогатительная фабрика тоже мало напоминает цветочный салон, однако здесь мы всё чаще встречаем именно женщин, причём и на руководящих должностях в том числе.

Лариса Федоренко пришла на ОФ «Коксовую» 17-летней девочкой: дело было ещё в 1980-х и фабрика стала для неё первым и единственным местом работы. Сегодня Лариса Петровна – оператор пульта управления, а за прошедшие годы наша героиня изучила фабрику от и до, поработав, почти на всех участках.

ОФ Коксовая

— Лариса Петровна, как Вы пришли в горную отрасль? Вы из шахтёрской семьи?

— Нет, у меня в семье горняков не было, но мы жили рядом с шахтой им. В. К. Ворошилова и нашими соседями были горняки. Я каждый день видела, как они уходили на смену, а вечером возвращались домой. Помню, меня удивляло, как шахтёры так красиво и одинаково подводят глаза чёрным? Когда уже сама пришла в отрасль, поняла, что красота – не самое подходящее слово, это издержки профессии, тяжёлого труда. Зато издалека видно – идёт шахтёр.

Лариса Федоренко

— И Вы получили профильное образование?

— Да, поступила в СПТУ №9 после 8 класса. Там готовили машинистов установок обогащения, аппаратчиков, а ещё забойщиков и ГРОЗов. Обучение длилось три года, из них полгода – это практика. И вот на практику я устроилась на «Коксовую». Это был 1985 год. Мне было всего 17 лет, а в 18 я пришла на фабрику уже с удостоверением аппаратчика углеобогащения 5 разряда.

— То есть работа – тяжёлая работа – Вас не испугала?

— Когда привыкаешь, работа уже не кажется сложной. Нужно хотя бы год отработать, чтобы понять, нужен ли ты профессии и нужна ли она тебе. По началу всем бывает трудно: всё-таки опасное производство, где нужно быть сосредоточенным и серьёзным. Наверное, поэтому обогатителей считают грубыми и угрюмыми людьми. Про коллектив «Коксовой» такого не скажешь. За 35 лет работы мне встречалась только светлые и душевные, понимающие коллеги, готовые всегда прийти на помощь, подсказать, дать совет, поддержать. Мои коллеги – это моя вторая семья.

ОФ Коксовая

-Были в Вашей работе забавные случаи?

— Студенткой я подрабатывала на породовыборке. Деньги были не лишние, но, главное, мне было очень интересно. Я слушала, с каким увлечением люди рассказывают о своей профессии, а там многие уже лет по 20 проработали. Ещё старшие коллеги травили байки: рассказывали нам, что на породовыборке нужно бояться тишины, пугали каким-то местным потусторонним существом. Разыгрывали, конечно. А ещё бывало возьмёшь горсть пыли, намажешь глаза…так приобщались к шахтёрскому братству. Глупые были, молодые совсем.

— И всё-таки профессия обогатителя женская или мужская?

— Сложно ответить однозначно. Когда я пришла на фабрику, руководящие должности занимали в основном мужчины. Работа тяжёлая. Помимо знаний нужна ещё и усидчивость, терпение.  Поэтому далеко не все из тех, кто приходят, остаются. Работа тяжёлая, здесь мало знаний, нужны ещё усидчивость и терпение. Это больше присуще женщинам. Я считаю, что сегодня женщина может даже возглавить обогатительную фабрику.  

— А когда Вы поняли, что фабрика – это Ваше?

— Обогащение угля – это особый процесс. Сначала нужно разобраться, понять, научиться.  Когда весь этот путь проходишь, то уже оказывается, что «прикипел» к производству. Мне понадобился год, и с каждым новым месяцем, отработанным на фабрике, я понимала, что правильно выбрала профессию. 

— После профучилища, которое Вы закончили в юности, дальше учились?

— Конечно. Пять лет я проработала, и меня от предприятия отправили обучаться на оператора пульта управления сушильного цеха. Потом поступила в техникум: технологии ведь меняются, совершенствуются, тут образование не лишнее. В 1996 году я окончила горный техникум в Киселёвске, а в 2006-м – Московский государственный открытый институт со специальностью «горный инженер-обогатитель». Где-то знаний не хватало, а где-то, наверное, сама себе решила доказать, что могу высшее образование получить.

— Получается, Вы прошли путь, так скажем, от самых низов?

— Не совсем. После училища меня поставили работать на участок флотации. Потом я была аппаратчиком, машинистом установок обогащения, оператором пульта управления сушильного цеха, начальником смены. И вот уже шестой год работаю оператором пульта управления, считай, правая рука начальника смены.

Каждое моё место работы было чем-то примечательно, везде свои сложности. И на флотации мне нравилось: как такие маленькие частички отделяют, как они собираются в концентрат. Тут ты один на один на флотомашиной, а вот начальник смены – это уже совсем другое. Ты понимаешь: если надел белую каску, значит взял на себя ответственность за каждого сотрудника. А они хоть и взрослые люди, иногда ведут себя как дети. Иногда звонят, жалуются как маме. Оператор пульта, по большому счёту, то же самое, та же ответственность за людей и производство.

— В чём заключаются Ваши сегодняшние обязанности?

— Я собираю всю информацию о работе фабрики, чтобы оперативно доносить её и до работников – в смене у меня 25 человек – и до руководства. Оператор пульта управления организует процесс обогащения угля: чтобы всё было в необходимой последовательности, соблюдались все требования, не было нарушений охраны труда и технологического процесса.

— Вы упомянули, что технологии за время Вашей работы изменились, стали более совершенными. Расскажите об этом подробнее.

— Наша фабрика работает с 1946 года, конечно, тут всё неоднократно менялось, что-то и на моих глазах. Когда сюда пришла, тут работали четыре отсадочных машины, уже была флотация, но были открытые шламоотстойники. Сейчас система заметно поменялась – производство стало более экологичным. Открытых водоёмов с флотоотходами у нас больше нет, работают новые фильтр-прессы, и вода больше никуда не сбрасывается, а осветляется и идёт опять в производство.

— Вы работали на фабрике и в 1990-х, сложное время для горняков. Вас это коснулось?

— 90-е и обвал рубля мы, конечно, захватили. Но нам очень повезло с директором – тогда фабрику возглавлял Анатолий Филиппович Бельчиков. Благодаря ему мы 90-е пережили спокойно: был налажен бартер, и фабрика меняла уголь на сахар, муку, подсолнечное масло, сгущёнку. Потом эти продукты раздавали работникам, причём никого не забывали, в том числе и пенсионеров. Помню, положение уже нормализовалось. Продукты уже можно было купить в любом магазине, а у меня всё ещё стояли мешки сахара, полученного по бартеру. Мне его лет на десять хватило. 

— Когда люди слышат, что Вы инженер-обогатитель, что работаете на фабрике, как они реагируют? Удивляются?

— В моём круге общения много горняков, поэтому никто не удивляется. Мой средний брат отработал 27 лет в шахте, подруга – на обогатительной фабрике в Прокопьевске больше 20 лет. Муж мой, как и я, всю жизнь проработал «Коксовой», а свекровь трудилась здесь бухгалтером.

— Получается, с мужем Вы тоже здесь познакомились? Каково это супругам вместе работать, да ещё и на производстве?

— Как-то не задавалась этим вопросом. Знаете, нет разделения на домашнее и рабочее: дома можем про фабрику поговорить, это нормально. Помню, была у нас начальник смены – кстати, женщина, всё говорила: «Вы на проходной родились: и ты, и муж твой!». А у самой тоже вся семья тут, целая династия была.

— Уже несколько лет Вы являетесь ещё и председателем первичной профсоюзной организации фабрики. Какие у Вас обязанности в этом качестве?

— Это общественная работа — защита интересов рабочих. У меня ведь опыт обогатителя большой, специфику работы я понимаю, и мы в профсоюзе стараемся помочь рабочим получить то, что им положено по закону. Тоже ответственный момент: люди к тебе идут, на тебя надеются, надо помогать. Где-то это материальная помощь, где-то просто совет, может быть, юридическая консультация.

— Как отвлекаетесь от работы? Может быть, есть хобби?

— Я много времени повожу в огороде: выращиваю помидоры.  Причём не в теплицах, а в открытом грунте – они тогда получаются сладкими и душистыми. А вот цветовод из меня не получился: не любят меня цветы. Выращиваю и другие овощи, соленья разные делаю. Зимой вяжу носки —  у нас в Сибири нужно тепло одеваться.

Лариса Федоренко

А вообще времени свободного много нет: работа и профсоюз, обычные домашние дела, так день незаметно и пролетает.


ТопПром Холдинг

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.