Оборудование для обогащения
Узнать больше Свернуть
Развернуть

HAVER & BOECKER NIAGARA - специалист в области конструирования и производства машин для обогащения минерального сырья горнодобывающей промышленности, строительных и вторичных материалов.
Телефон: +49 251 97 91 57
email: info@haverniagara.com

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Независимый разрез «Коксовый»: репортаж

14.06.2022

Ещё совсем недавно о разрезе «Коксовый» Распадской угольной компании не говорили как о самостоятельном объекте — о нём упоминали как об участке открытых горных работ шахты «Распадская-Коксовая». Однако сегодня разрез — молодое, но уже самостоятельное предприятие.

Независимый разрез «Коксовый»

«Производство развивается, становится мощнее. Мы уже оформили прирезку Южной части, увеличили простирание нашего участка приблизительно на 900 м. Примерно на километр будем расширяться и на север. Плюс будем развиваться на глубину, так что разрез наш растёт. В этом я вижу первую причину выделения объекта в отдельное предприятие.

Есть и вторая, организационная: управлять «Коксовым» с «Распадского», который находится от нас в нескольких километрах, не слишком удобно. Так что сегодня мы являемся отдельным перспективным предприятием Междуреченской площадки Распадской угольной компании», — рассказывает Алексей Паламарчук, заместитель директора по производству разреза «Коксовый».

Добавим, что «Коксовый» стал самым молодым объектом компании, а заодно и обладателем парка новой техники: если раньше здесь работали только машины подрядных организаций, то сегодня собственный парк горной техники уже укомплектован. На долю подрядной техники остаётся порядка 30% парка — относительно немного.

Алексей Паламарчук, заместитель директора по производству разреза «Коксовый»
Алексей Паламарчук, заместитель директора по производству разреза «Коксовый»

Параллельно разрез решает ещё одну актуальную для молодого предприятия проблему — собирает команду. Машины, как известно, сами добывать уголь не умеют (за исключением разве что экспериментальных роботизированных решений), не научились они и сами проводить ТО и ремонты. Поэтому нужны специалисты, причём, учитывая особенности конкретной промплощадки, нужны квалифицированные, опытные операторы, машинисты, слесари, механики.

В Кузбассе, «угольном сердце России», такие без дела не сидят — специалисты востребованные. Поэтому тот факт, что для всех имеющихся на предприятии единиц техники уже собран экипаж, — предмет особой гордости разреза. Задачу решали разными способами: привлекали работников из Междуреченска и его окрестностей, приглашали специалистов из других городов Кемеровской области, формировали вахты. И сегодня машины в работе, люди при деле, а отгрузка угля идёт непрерывно.

Всё и сразу

На «Коксовом» добывают коксующийся уголь марки ОС — ценный продукт для металлургии. Потребителями становятся предприятия в структуре ЕВРАЗа, поэтому вопрос сбыта для добытчика не стоит: чем больше угля — тем лучше. Задача сформулирована по-другому: необходимо выполнять план. А сделать это в условиях конкретного объекта очень непросто.

«Уголь у нас качественный, востребованный. Но все сложности, сформированные горно-геологическими условиями, какие только могут быть на угольном разрезе, собраны у нас»,  — говорит заместитель директора по производству предприятия Алексей Паламарчук, демонстрируя разрез со смотровой площадки.

Именно поэтому руководство разреза «Коксовый» стремится набирать в команду специалистов опытных, профессионально зрелых. И в том числе поэтому компания приобрела собственные машины, стремясь минимизировать услуги подряда: своя техника, свои операторы, свои механики — это надёжность, гарантии максимальной производительности.

Итак, в чём же сложности? В первую очередь они связаны с маломощными пластами и особенностью залегания последних.

Независимый разрез «Коксовый»

«Не буду на пальцах объяснять, покажу наглядно. Вот, смотрите, идёт угольный пласт. Идёт, идёт, а потом сужается, потом волной пошёл, а потом и вовсе зона нарушения. Или вот пласт, слева от экскаватора Hitachi — это уголь марки ОС. А справа от машины — это уже ОС 11-17, хотя вроде бы тот же самый пласт. А другой пласт может быть и вовсе другой марки — КО», — демонстрирует особенности залегания полезного ископаемого Алексей Борисович.

Конечно же, всё это оборачивается сложностями для добытчика, который по контракту обязан предоставить уголь обозначенного качества в обозначенном объёме. И работа ведётся в постоянной связке с геологами и специалистами ОТК, велика роль оперативного перепланирования. Например, данные геологоразведки говорят, что мощность пласта на конкретном участке составляет 1 м.

Пласт вскрывают — а мощность меньше, или же вовсе присутствует зона нарушения. Поэтому подобные риски заранее закладываются на стадии планирования.

В момент нашего визита «Коксовый» готовился к отработке горизонтов 330-460. И для того, чтобы уточнить имеющиеся данные геологоразведки, на объекте работал буровой комплекс — на тот момент он уже пробурил 136 погонных метров. Дополнительные данные бурения позволяют получить больше информации о мощности пластов, угле их залегания и зонах нарушений.

«На предприятии собрана очень сильная команда специалистов: горные мастера, начальники смен, а также машинисты и операторы. Ведь от мастерства машиниста экскаватора в данном случае очень многое зависит: как он провёл зачистку, не зарезал ли пласт и прочее», — поясняет Алексей Паламарчук.

Работы на  разрезе «Коксовый»

Задачи для угольщиков

Работа с маломощными пластами тянет за собой другие сложности. Объём вскрыши на разрезе огромный — коэффициент на уровне 10,5. Вместе эти два факта обязывают добытчика к частым буровзрывным работам, которые осложняются ещё и близостью разреза к городу Междуреченску.

«Взрываем часто — три раза в неделю. Это тоже рождает свои сложности, ведь для взрыва нам нужно отогнать технику, потом через обозначенный промежуток времени вернуть её на место, а это простой. Поэтому реализуем программы и инициативы, чтобы оптимизировать взрывные работы», — рассказывает наш провожатый.

Как и на других предприятиях холдинга, на «Коксовом» развивается Бизнес-система ЕВРАЗа (БСЕ), которая подразумевает реализацию различных инициатив для оптимизации производственных процессов. Одна из таких инициатив призвана повысить эффективность БВР на предприятии: теперь на разрезе взрывают во время обеденного перерыва, чтобы сократить простой. По предварительным расчётам, такое вроде бы несложное нововведение позволяет компании экономить порядка 20 млн рублей в год.

«Также мы реализуем программу по сокращению взрывных дней: стараемся взрывать минимум небольших блоков, объединяем их в ряд, в систему и уже разом взрываем. В итоге простои техники, опять же, сокращаются», — поделился Алексей Паламарчук.

Спецтехника разреза «Коксовый»

К слову: буровзрывные работы — это пример услуг, которые «Коксовому» по-прежнему оказывает подрядная организация. Правда, в данном случае в этой роли выступает «родственный» разрез «Распадский».

Однако описанные выше сложности — это ещё не все задачи, которые природа подготовила для угледобытчика. «Бонусом» идёт достаточно внушительный водоприток, порядка 900 «кубов» в сутки: это и дождевая, и грунтовая вода.

Учитывая регулярность взрывных работ, специалисты предприятия научились монтировать и демонтировать водовод и насосы максимально оперативно.

«В планах у нас создание централизованной системы водоотлива. Для этого необходимо провести определённые горно-выемочные работы, чтобы вся наша вода собиралась в водосборниках. В целом работа с водой на горном предприятии — задача и технически, и организационно очень сложная. Но наши специалисты службы главного механика работают точно и слаженно», — говорит Алексей Паламарчук.

Машины по росту

Все эти особенности определяют выбор техники, которую приобрел разрез «Коксовый». Алексей Паламарчук напоминает, что универсальной эффективной комбинации машин нет, и именно в заданных горно-геологических условиях конкретная техника покажет максимум своих возможностей.

В рамках первого этапа инвестиционной программы предприятие закупило 32 новых самосвала БЕЛАЗ — машины уже несколько месяцев работают на линии. Для данного разреза наиболее подходящими являются самосвалы грузоподъёмностью 90 тонн — таковых закупили 20 единиц. Также работают 130- и 55-тонные машины.

Белазы разреза

Один из названных 130-тонных самосвалов БЕЛАЗ, работающих на разрезе, особенный, и, находясь на промплощадке, мы просим сопровождающих нас специалистов компании вызвать машину по рации на «фотосессию». Этому автосамосвалу присвоено имя Егора Ивановича Дроздецкого — легендарного кузбасского шахтёра.

Егор Иванович проработал в отрасли 30 лет, дважды становился Героем Социалистического труда, за новаторские решения и всесоюзные рекорды его называли Подземным Гагариным. Шахтёр Дроздецкий ушёл из жизни в 2021-м, ему было 90 лет. И в том же году на линию вышел самосвал имени Егора Ивановича. О нём на предприятии говорят, как о живом: «Вон, смотрите, Дроздецкий едет», так что идея запуска именных самосвалов в чём-то схожа с идей Бессмертного полка.

Помнят в добывающих регионах своих героев: в Новокузнецке мы, например, жили, рядом с парком имени Егора Дроздецкого. А бригада, которая на «Коксовом» работает на именном самосвале, настроена на производственные рекорды.

Что же касается экскаваторов, то на разрезе делают ставку на гидравлические машины. И именно под них компания подбирала самосвалы названной грузоподъёмности.

«Учитывая наши горно-геологические условия, 90-тонные самосвалы являются наиболее оптимальным вариантом. Для добычи мы используем мелкоковшовые экскаваторы Hyundai с 2-кубовыми ковшами, в рамках инвестиционной программы приобрели две единицы Hitachi ZX-870 с ковшом 5 «кубов» — с такой же кубатурой у нас работал подрядчик. Сами понимаете, пласты маломощные, с большим ковшом не получится работать.

А вот четыре 130-тонника будут работать в тандеме с экскаватором Komatsu PC 3000. Эти машины мы задействуем на верхних горизонтах, такая мощная техника нам нужна для погрузки вскрыши и скорейшей подготовки угля к добыче», — объясняет Алексей Паламарчук.

Спецтехника разреза «Коксовый»

Уже после нашего визита на разрез прибыл ещё один экскаватор Hitachi EX-1200 с 7-«кубовым» ковшом. Он также ориентирован на отгрузку вскрышных пород.

Признаться, довольно непривычно видеть угольный разрез без электрических экскаваторов, без мощных советских машин. И столь же непривычно наблюдать работу такого количества техники с обратной лопатой.

«Всё опять же обусловлено горно-геологическими условиями. Вот, говорите, ЭКГ популярны в российской угледобыче. Популярны, но на нашем предприятии они не дадут эффективности. Для нас важно, чтобы техника была мобильной: мы взрываем три раза в неделю, так не будем же мы ЭКГ туда-сюда катать?

У нас предприятие очень динамичное: приехали, забурили, отгрузили, воду откачали. Я, если неделю на участке не бываю, приезжаю и свою промплощадку не узнаю — так она меняется. И в наших условиях наиболее эффективными являются гидравлические экскаваторы с теми ковшами, которые у нас есть», — комментирует Алексей Борисович.

Параллельно с основной добывающей техникой разрез приобрёл и вспомогательную — бульдозеры и грейдеры. Прибыли на предприятие также топливозаправщики и вахтовые автомобили.

«Я уверен, что наше развитие — это для всех благо. Металлургические предприятия компании обеспечены собственным углём. Люди получают стабильную работу: ещё недавно у нас на предприятии было не больше 70 сотрудников, а теперь уже к 400 приближаемся.

И мы ведь набираем не только машинистов и операторов: у нас сформированы участки автотранспортного хозяйства (АТХ) и горнотранспортного хозяйства (ГТХ). К нам присоединяются механики, электромеханики, а в планах у нас создание полноценного ремонтного цеха. В общем, мы движемся к тому, чтобы стать самостоятельным предприятием», — комментирует наш собеседник.

Спецтехника разреза «Коксовый»

Разрез на экране

А ещё на предприятии идут процессы, которые принято называть модным словосочетанием «цифровая трансформация». Практически два года и на разрезах «Распадский» и «Коксовый» в ходу система продвинутой аналитики и удалённого мониторинга. В рамках большого контракта с компанией «ВИСТ-Групп» (входит в ГК «Цифра») предприятие намерено реализовать следующий этап цифровизации.

Впрочем, с «ВИСТ-Групп» предприятие работает уже порядка восьми лет — речь идёт о хорошо известной в отрасли АСД «Карьер». Её удалось «подружить» с системой продвинутой аналитики, которую разработали инженеры разреза, IT-специалисты РУК и «ЕвразТехники» совместно с представителями консалтинговой компании BCG. Сочетание двух этих решений позволяет горному диспетчеру оперативно принимать решения, объясняет начальник диспетчерской службы разреза «Распадский» Андрей Михайлов, показывая, как выглядит угольный разрез глазами диспетчера.

Итак, на горных отводах установлены видеокамеры, изображение с которых в режиме реального времени поступает на компьютер диспетчера. Плюс к этому все единицы техники оснащены системой датчиков, благодаря которым удалённо можно контролировать важнейшие показатели работы машины, такие как загрузка, расход топлива, километраж и другие.

Спецтехника разреза «Коксовый»

«В режиме реального времени я могу отслеживать эффективность работы предприятия и каждой его единицы техники. Вот тут, смотрите, у меня выведены показатели работы всех наших экскаваторов. Если машина находится в зелёной зоне, значит, всё хорошо, сменное задание выполняем. Если в красной, есть отклонения. Наводим вот на этот столбик и видим, по каким причинам сменное задание не выполняется», — показывает Андрей Михайлов.

Какие могут быть причины? Самое простое — аварийная остановка, но такого экипаж машины и механики предприятия стараются не допускать, да и новая техника обычно работает без нареканий. Ещё одна возможная причина — состояние технологических автодорог.

Андрей Михайлов отмечает, что это очень важная составляющая эффективной работы предприятия: если дорога не в порядке, среднетехническая скорость снижается, уменьшается и километраж, а это сразу сказывается на производительности. Поэтому, рассказывает Андрей Михайлов, строительству дорог стараются уделять повышенное внимание, тем более что машины, которые по ним едут, теперь свои, собственные.

Ну а самая распространённая причина, продолжает наш собеседник, — это нехватка автотранспорта, если самосвалы отправляются на дальнее плечо. Это вопрос организационный, потому решаемый.

Спецтехника разреза «Коксовый»

«Ко мне стекается вся информация о работе предприятия, данных действительно много. Но, во-первых, система подсказывает, на что обратить внимание. А во-вторых, есть два важнейших для нас показателя: объём добычи и объём вскрыши. Вот за ними всегда нужно следить.
Давайте покажу на примере, как удалённо можно отследить эффективность работы техники предприятия.

Смотрите, вот работает экскаватор, грузит уголь в кузов самосвала. Рядом нет других самосвалов, и это хорошо, значит, машина не простаивает, не жжёт топливо. В то же время нужно сделать так, чтобы и экскаватор не стоял без дела. Для этого мы обращаемся к видео общего плана разреза и смотрим, где следующий БЕЛАЗ.

Он уже подъезжает, значит, всё в порядке. А вот если бы не подъезжал, я бы связался с водителем по рации. Для эффективной работы такой системы, кстати, нужен стабильный интернет, но у нас с этим всё в порядке — вышка стоит, «Билайн» поставил», — объясняет Андрей Михайлов.

Спецтехника разреза «Коксовый»

Несколько лет назад, когда на предприятии внедряли систему продвинутой аналитики, специалисты компании подсчитали, что она позволила увеличить производительность добывающего объекта на 2,5-3%. То есть «цифровой» эффект вполне реально перевести в тонны или рубли.

Ну а БЕЛАЗ, за которым мы наблюдали на экране, повёз добытый уголь на участок временного хранения. Оттуда добытое полезное ископаемое будут транспортировать другие самосвалы, уже малотоннажные. Теперь уголь ещё предстоит обогатить, а происходит эта операция на хорошо знакомой нам ОФ «Распадская», которая стала героем репортажа «Нашими глазами» ещё три года назад.


Поделиться:
Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №3, 2022
Еще по теме

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спецпроекты
Уголь России и Майнинг 2022
Спецпроект «Уголь России и Майнинг – 2022» глазами dprom.online. Обзор XXX Международной специализированной выставки в Новокузнецке: обзоры техники,...
MiningWorld Russia 2022
Обзор технических решений для добычи, обогащения и транспортировки полезных ископаемых, представленных на площадке МВЦ «Крокус Экспо» в Москве....
Рудник Урала 2021
Главные события выставки «Рудник Урала-2021» в рамках спецпроекта dprom.online. Полный обзор мероприятия: «живые» материалы об участниках и их...
В помощь шахтёру
Путеводитель по технике и технологиям, которые делают работу предприятий эффективной и безопасной.
Уголь России и Майнинг 2021 | Обзор выставки
Спецпроект dprom.online, посвящённый международной выставке «Уголь России и Майнинг 2021» в Новокузнецке. Репортажи со стендов компаний-участников,...
Mining World Russia 2021 | Обзор выставки
Спецпроект MiningWorld Russia 2021: в прямом контакте. Читайте уникальные материалы с крупной отраслевой выставки международного уровня, прошедшей...
День Шахтёра 2020
В последнее воскресенье августа свой праздник отмечают люди, занятые в горной добыче. В День шахтёра 2020 принимают поздравления профессионалы своего...
Уголь России и Майнинг 2019
Спецпроект dprom.online: следите за выставкой в режиме реального времени.

Ежедневно: репортажи, фотоотчеты, обзоры стендов участников и релизы с...

COVID-2019
Спецпроект DPROM-НОНСТОП. Актуальные задачи и современные решения. Достижения и рекорды. Мнения и прогнозы. Работа отрасли в условиях новой...
Mining World Russia 2020 | Репортаж и обзор участников выставки
Международная выставка в Москве Mining World Russia 2020 – теперь в онлайн-режиме. Показываем весь ассортимент машин и оборудования для добычи,...
популярное на сайте
Ежедневные новости. Актуально и кратко. Присоединяйтесь к телеграм-каналу Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.