СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Сергей Насекин: профессия по наследству

На разрезе «Томусинский» Сергей Насекин начинал с профессии горнорабочего. Учился, осваивал новые специальности, и сегодня вырос до заместителя директора по производству. А почти 50 лет назад на тот же разрез пришёл работать его отец…

— Сергей Александрович, получается, профессия Вам досталась «по наследству»?

Сергей Насекин,
заместитель директора по производству АО «Разрез Томусинский»
Сергей Насекин,
заместитель директора по производству АО «Разрез Томусинский»

— Ну в каком-то смысле. Отец был машинистом ЭКГ-6,3, потом бригадиром на этой же машине, отработал на разрезе 40 лет. И меня маленького, конечно, приводил – это, вообще-то, не положено, но тогда не так строго было, а мне же интересно! В 8 лет я впервые оказался на предприятии – помню, как понравилась эта огромная техника.

— То есть с профессией определились с самого детства?

— Вовсе нет. После школы я уехал в Томск, но потом вернулся в родной город, тут закончил техникум, а потом и институт — Красцветмет. Междуреченск – город угольный, тут как-то логично было идти в добычу.

— В каком году Вы пришли на разрез?

— В 1992-м. Сейчас все говорят, что это было сложное время и для страны, и для отрасли, а вот как-то не помню, чтобы было особенно тяжело. Мы ж молодые были, все интересно, схватывали быстро. Я помощником машиниста проработал каких-то несколько месяцев, а потому уже выходил подменным машинистом.

— Высшее образование получали уже во время работы?

— Да, на заочном учился. Может быть, так даже и лучше. Мы с преподавателями на одном языке разговаривали, и «дневники» – студенты дневного отделения – нас слушали, открыв рты. Оно понятно: они-то добычу только по книжкам видели, а я уже, так сказать, наяву. Да, в чём-то они нас превосходили – в иностранных языках, например. Но где-то и мы могли уже молодежь чему-то учить.

Томусинский разрез
АО «Разрез Томусинский»
Фото: sp.mrech.ru

— На Ваших глазах разрез изменился?

— А он действительно на глазах меняется – каждый день другой ландшафт. Я когда пришёл, весь разрез был в огнях, светился аж. А сейчас он такой огромный, что ночью заезжаешь – и огней-то не разглядеть, вдалеке только.

И техника изменилась. Когда я начинал, уже, конечно, не КАМАЗами возили, но БЕЛАЗЫ были маленькие: 40-тонные, 55-тонные. Уже при мне пошли 75-, 110- и 130-тонники. Гидравлических экскаваторов в 1990-х тут не было совсем, а сейчас это уже привычная техника.

— Прогресс сделал труд машиниста проще?

— Вряд ли. Это всё равно тяжёлая работа: машины всё время от времени ломаются, хоть бы и самые современные, потому что работают круглосуточно и в непростых условиях. Люди тоже работают и в дневную, и в ночную смену.

— В ночную сложнее?

— Мне проще было: прохладнее, взрывных работ меньше, переключения стараются не делать. Но другое дело, что человеку ночью спать положено.

БЕЛАЗы
Автопарк Томусинского автотранспортного управления
Фото: sp.mrech.ru

— Столько лет Вы работаете на разрезе, наверное, прошли все ступени карьерной лестницы?

— Можно и так сказать. Меня изначально устроили как горнорабочего, но я сразу же ушёл на курсы машиниста, работал помощником, потом подменным машинистом, выходил сменным мастером, потом институт закончил и уже стал начальником смены, начальником горного участка, а сегодня заместитель директора по производству. Сейчас на мне организация всего производственного процесса на разрезе: выполнение плановых показателей по бурению, добыче угля, вскрышным работам, отгрузке.

— Вы начинали с рабочих специальностей, теперь на руководящей должности, значит, точно знаете, каким должен быть начальник?

— Требовательным – однозначно. И опыт тут обязательно нужен. Потому что люди есть люди, порой пытаются слукавить, что-то недосказать. Но я ведь всё это своими руками делал, знаю, что и как, меня сложно обмануть. Поэтому человек «со стороны» тут не справится – а таких и не ставят на руководящие должности.

— Как на предприятии отмечают День шахтёра?

— Обычно в наш санаторий «Романтика» выезжаем с коллективом: беседки, шашлыки, гитара. Ну и производственные соревнования – я однажды тоже участвовал, третье место занял. А вообще люди идут в соревнования «Лучший по профессии»: и премия, и себя показать интересно. Ведь если человек плохо работает, он победителем никогда не станет. Теоретическую часть, скажем, можно и зазубрить, но там же ещё и навык нужен. Да, есть элемент везения: проще тому, кто на своей машине, там везде нюансы, привыкнуть надо. Но всё равно это честные соревнования, побеждает сильнейший.

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.