День шахтёра 2020
отмечаем здесь

Авария на шахте «Ульяновская»

На шахтёрском жаргоне горняк, погибший в под землёй, называется «нулевой». Примерно как «двухсотый» в армии. «Был взрыв — есть нулевые». Всё-таки формируется у людей опасных профессии особый цинизм — как защитная реакция. Авария на шахте «Ульяновская» обернулась 110 «нулями» — катастрофу назвали крупнейшей по числу жертв из всех ранее происходивших в Кемеровской области.

Фото: i.miningwiki.ru

Сегодня виновные отбывают срок, горнякам поставили памятник, да и с причинами вроде бы разобрались. Правда, корень проблемы всё ещё существует. Добыча по-русски — это по-прежнему отрасль, где, как спела группа «Несчастный случай», «добывают смерть с углём напополам».

Имеют значение два обстоятельства — оба связаны с риском. Горняки рискуют своей жизнью, причём делают это сознательно. Иногда даже кажется, что имеет место профессиональная деформация — подавленный инстинкт самосохранения. А владельцы предприятий рискуют своими деньгами — вложенными средствами и упущенной выгодой. Так что из имеющихся месторождений выжать стараются всё, что можно.


В сочетании получается взрывная смесь. И взрывы на российских шахтах гремят ужасающе часто. Обстоятельства «Ульяновской» трагедии — это, конечно, из рубрики «только у нас».


«Ещё Карл Маркс сказал: «Ни один капиталист не остановится ни перед чем ради сверхприбыли». Что касается работников, то тут во многом проблема в их убеждениях: «Гора своих всё равно возьмёт, всё равно на миллион тонн угля будет какое-то количество погибших».

Это настолько уже укоренилось в головах людей, что многие гордятся своей профессией также и из-за того, что она связана с высоким риском», — высказался в интервью «Интерфаксу» Николай Кутьин, который в момент выяснения обстоятельств трагедии занимал пост руководителя Ростехнадзора.

Рискнём!

11 лет назад, когда трагедия только прогремела и о ней много говорили, глава региона Аман Тулеев высказывал предположение, что причиной взрыва могло стать курение в шахте. Пожалуй, для непосвящённых версия выглядит абсурдной: ну не станут же шахтёры сознательно создавать искру там, где скапливается метан?

А он в шахте есть в любом случае — вопрос только в концентрации.
Но люди опытные спокойно говорят: в шахтах курят (подробно об этом мы писали в материале «Почему шахтёров не спасают современные системы безопасности?» в №1 за 2016 год).

Особенно это касается самых неопасных шахт — первой категории, где требования по искро- и взрывобезопасности выполняются через пень-колоду. И абсурдно считать, что о таких прецедентах никому неизвестно — запах разносится по выработкам на значительные расстояния за счёт постоянного потока воздуха.

Меры борьбы с этим явлением, которые некогда показали себя как эффективные, ныне не применяются — считаются незаконными и негуманными.

Опытные шахтёры вспоминают, что лет 60 назад тех, по чьей вине происходил взрыв метана, даже отказывались хоронить на кладбище — закапывали за забором. Дескать, только самоубийца может так откровенно нарушать технику безопасности.

Сомнительно, что сегодня кого-то такая мера остановит. Вплоть до 1960-х годов прошлого века в советских шахтах существовала такая штатная единица — табакотрус. Точнее, такой был у шахтёров наряд — за него полагались дополнительные деньги. Перед спуском такой специалист «шмонал» сослуживцев, отбирая у них всё, что относилось к курению.

Кто проштрафился — попадал в чёрные списки, так можно было и премии лишиться, и под суд угодить.

Табакотрусов люто не любили: от них убегали, порой они получали оплеухи — от своих же.

Но потом власти вспомнили, что обыск возможен только с санкции прокурора, и практику отменили. В общем, закон возобладал, а вот здравый смысл — нет.

Искра от сигареты остаётся в списке возможных причин взрыва — правда, причин неофициальных. В сообщениях СМИ, которые появились одними из первых, мелькала информация о том, что аппаратура зафиксировала скачок концентрации метана. Косвенно это свидетельство того, что газоаналитическая аппаратура работала.

А поскольку взрыв произошёл в момент пересменки, исключается вариант искры от вращающегося шнека комбайна.

Правда, шахтёры уверенно говорят, что в «Ульяновской» не курили: дескать, только идиот будет дымить в шахте, когда здесь же находится начальство.

Да, по иронии судьбы под землёй в момент взрыва пребывало практически всё руководство — 20 человек. А ещё английский специалист, который прилетел, чтобы проверить рациональность использования валютных кредитов. Вот уж кто явно не планировал играть в русскую угольную рулетку.

Народ умельцев

Фото: i.miningwiki.ru

«Ульяновская» считалась безопасной. Это был объект третий категории, то есть всё оборудование здесь было специализированным, с необходимыми сертификатами.

Шахту вообще называли одной из самых современных, поскольку она была оборудована новейшей английской системой газовой защиты Davis Derby. Но что может английская система против русской смекалки?

Именно такова официальная версия: комиссия, расследовавшая обстоятельства аварии, пришла к выводу, что рабочие шахты намеренно испортили газозащитное оборудование. Датчики были перестроены на меньшие показатели, а непосредственной причиной стало короткое замыкание кабеля.

О том, что такая практика в нашей стране существует, знают, пожалуй, все. Шахтёрские зарплаты напрямую зависят от объёма добычи. А тут какая-то «умная» система сигнализирует, что работы необходимо приостановить, потому как в шахте становится опасно.

Если зафиксирована концентрация метана, превышающая 2%, все рабочие обязаны немедленно выйти на поверхность, хотя до критической отметки в 5% пока ещё далеко.

В другом варианте это не просто сигнал, а элементарное отключение электричества — до выяснения. Но найти другую работу в угольном регионе шахтёрам не так-то просто, нужно кормить семью, нужно выплачивать кредиты. Так что система может быть супернавороченной, только вот горняки её запросто отключают.

Знало ли об этом руководство шахты? Родственники погибших говорят, что, разумеется, знало. И даже подталкивало работников к нарушению техники безопасности, отдавало соответствующие распоряжения. Правда, только устно.

Могли ли шахтёры сознательно идти на риск и спускаться в шахту с неработающими газоанализаторами? Речь идёт о работниках, которые проносят в шахту сигареты, так что, конечно же, могли.

«Автоматика, показывающая уровень метана на шахте, была намеренно выведена из строя для того, чтобы датчики показывали меньшее количество метана, и чтобы эти датчики не отключили электричество в шахте», — сказал глава Ростехнадзора на момент трагедии Константин Пуликовский в интервью «РИА Новости».

«Результаты расследования аварии абсолютно объективны, глубоки и непредвзяты, и на 100% правдивы. Мы всячески содействовали расследованию. Шахта будет восстановлена за счет средств угольной компании, и к 1 июля мы планируем ее запустить», — согласился генеральный директор «Южкузбассуголь» Георгий Лаврик.

И если в России такой факт никого не удивляет, то британские авторы системы безопасности должны быть просто в шоке от произошедшего.

«Британские специалисты были крайне удивлены и даже шокированы тем фактом, что российские умельцы вскрыли программы в системе контроля за метаном в шахте для изменения показаний датчиков. Это очень светлая голова, которая создала программу для шунтирования (взлома) британских программ, отвечающих за контроль над датчиками», — сказал Аман Тулеев в интервью журналистам через месяц после трагедии.

Закон рынка

Сами горняки склоняются к другой версии, правда, никаких официальных данных, подтверждающих её, нет. На отраслевых форумах участники дискуссий говорят, что видели тот кабель, из-за которого, по материалам следствия, произошло короткое замыкание. И изоляция на нём не оплавлена, так что не могло быть искры.


А ещё говорят, что из отработанного пространства шахты на протяжении нескольких месяцев шёл угарный газ. И знали об этом все — как рабочие, так и руководство. Замеры производили, данные передавали, но работу не останавливали.

В пересменок шахтёры узнавали, как там дела с угарным газом, сменщики сообщали, что всё без изменений, и горняки спускались под землю.

Получается, что в шахте что-то тлело. Собственно говоря, не что-то, а уголь. Кислорода мало, поэтому он не горел. Вообще-то в таких ситуациях предполагается людей из шахты вывести, вызвать спецслужбы, а место, откуда травил газ, затопить.

Но принятые меры безопасности — это затраты и упущенная выгода. По-видимому, 110 похорон обошлись дешевле.

Борис Синюков, горный техник, горный инженер, кандидат наук, который 43 года был связан с угольными шахтами по всей стране, создал две подробные статьи, излагая своё видение произошедшего.

Вот что он пишет:

«Лучше я вам тут же сообщу наиглавнейшую причину взрыва на шахте «Ульяновская».

Себестоимость добычи одной тонны угля на этой шахте составляет примерно 180 рублей, а продаётся за 1500. Прибыль 833%. А ещё Маркс писал, что за 100-процентную прибыль капиталист готов не 108 человек убить, а столько, сколько потребуется».

«Причина аварии — в умышленных действиях компании «Южкузбассуголь», и полностью ответственность лежит на руководстве этой компании. Это — осознанное преступление, совершенное для увеличения добычи угля. Мы подготовили специальную записку с требованием усилить роль Ростехнадзора в контроле за безопасностью работ на шахтах. Но лобовая ответственность лежит на собственниках компании «Южкузбассуголь», — цитируют Амана Тулеева «РИА Новости».


Только эту версию официальное следствие не рассматривало. А то камер на всех виновных не хватит.

В этом свете комментарии относительно «новейшего оборудования из Великобритании» звучат как банальные отговорки. Дескать, уже и так сделали всё, что могли, даже суперсистему поставили — а она, по данным из открытых источников, обошлась «Южкузбассуглю» в 100 млн рублей. Но спуск в шахту — всё равно дело опасное, так что ничего тут не попишешь.

Идея об измении системы оплаты шахтёрского труда по-прежнему является непопулярной.

А зачем нам русский бунт?

В первые дни после трагедии все ждали ещё одного взрыва — народного гнева. Слишком много погибших, слишком велико число осиротевших семей, слишком громко звучат обвинения в адрес намеренно ослепшего и оглохшего руководства. И если при жизни горняков меры безопасности сознательно игнорировали, то на их похоронах всё организовано на высшем уровне. В город стягиваются представители правоохранительных органов, процессии рассредоточивают по разным кладбищам, а дворы возле домов погибших, равно как и дороги до погоста спешно приводят в порядок.

Мало ли кто из высоких чиновников пожалует с соболезнованиями. Обошлось без эксцессов.

Рассмотрение уголовного дела началось через три года после трагедии. Виновными называли в том числе руководителей предприятия, которые погибли при взрыве – правильная и удобная тактика. Но всё-таки кого-то надо было и посадить. Первыми под суд пошли инженер-оператор автоматической системы подземного контроля и горный диспетчер. Первый получил условный срок, второй отправился в колонию-поселение. Сегодня срок наказания уже завершился.

Второй волной пошли директор шахты и пятеро его подчинённых. Владимир Путин тогда занимал пост премьера, в одном из выступлений он заявил, что сомневаемся в объективности результатов расследования, вот дело и закрутилось по новой.

Подсудимых было больше, но для части фигурантов дело было прекращено по сроку давности. А вот руководящая шестёрка села, большинство отбывают срок до сих пор.


Ростехнадзор тоже посыпал голову пеплом.

«Мы считаем, что бездеятельность наших сотрудников побудила желание хозяйствующего субъекта нарушать требования безопасности в угоду баснословной прибыли», — такие слова Пуликовского приводятся в пресс-релизе ведомства.


В этом же документе сообщается об увольнении начальника горнотехнического отдела и двух инспекторов управления Ростехнадзора по Кемеровской области, а также о том, что два инспектора освобождены от занимаемых должностей.


Шахта какое-то время не работала, но позже сменила название на «Усковскую» и добычу здесь начали вновь. В сентябре 2013-го ввели в эксплуатацию лаву 50-25, и запасы выемочного участка оцениваются в 1 млн 850 тысяч тонн.

Ошибочка вышла

На следующий день после взрыва кузбасская администрация получила от президента телеграмму с соболезнованиями. Только вот высказаны они были по случаю аварии на шахте «Юбилейная» — ошибочка вышла.

Текст нужно было распространять, и СМИ пребывали в недоумении: с одной стороны, явный абсурд, с другой — документ, подписанный президентом. Правки, естественно, всё же внесли, но в народ пошла чёрная шуточка: раз президент сказал, что «Юбилейную» взорвут, ничего не попишешь — придётся взрывать. Всего через два месяца на шахте произошёл взрыв метана, погибли 39 человек.

Борис Синюков, горный специалист с 43-летним стажем, после на «Ульяновской» написал две статьи, представив, так сказать, взгляд изнутри.
Приведём нескорые из его цитат, напрямую касающиеся темы.

О курении в шахтах

«В шахтах, особенно в новых и неглубоких, некоторые шахтёры курят. Хотя этого ни в коем случае нельзя, но курят, потому что знают, метана пока нет, но он всегда появляется как черт из бутылки, внезапно.

Пыль — тоже как черт из бутылки. То воздух чистый как в лесу, комбайн включился и уже через 20 минут километра два выработок по движению струи воздуха полны пыли, так что в полутора метрах ничего не видать.


Зная, что искры в шахте не избежать, так как они сыплются из-под отбойного молотка, и из-под зубков комбайна, шахтёры расслабляются до курения. Только старые шахтёры знают, где и когда можно курить, а молодежь курит, где попало».

О «новейшей системе газозащиты»

«Русское аналогичное оборудование, стоящее раз в сто дешевле, по эффективности не уступает ни на грамм английскому, так как основная задача такого оборудования — отключить электроэнергию при заданном содержании метана в атмосфере шахты. А это стоит три копейки и русское оборудование прекрасно, не хуже английского справляется с такой задачей. Конечно, если не заблокировано.


Заказ «самого эффективного в мире оборудования автоматической газовой защиты английского производства» — это дань за кредит и не более того.

Дорогая дань.

И дороговизна его заключается в финтифлюшках, в разноцветных лампочках и экранах у горного диспетчера на пульте управления, куда директор заходит узнать, как идут дела под землей, вместо того чтоб спуститься в шахту. Километры никчемных проводов, программируемых ячеек памяти и прочие компьютерные штучки удорожают многократно русскую систему, чтоб глазу в чистеньких кабинетах было приятно смотреть на многочисленные экраны. И все это вместе — пыль в глаза и немереные деньги».

О зарплате шахтёров

«Например, в Австралии забойщик может получать за месяц до 100 000 австралийских долларов, а доллар этот лишь чуть-чуть уступает американскому. Правда, работа не постоянная, а по спросу японцами австралийского коксующегося угля, каковой непостоянен. Поэтому австралийские шахтёры могут не работать по месяцу и двум, не получая ни копейки и разводя от нечего делать овечек. Для собственного удовольствия, ибо мясо у них раз в десять дешевле, чем в России.

Но и 100 000 — не безделица, на них можно и год прожить припеваючи. А за год пять месяцев они все равно работают.
Так как на «Ульяновской» та же самая «новейшая» механизация, как и в Австралии, там и там каждый шахтёр добудет по 3000 тонн.

Австралиец заработает за месяц 50 000 долларов, россиянин — 50 000 рублей. Что в 25 раз меньше. Поэтому прибыль хозяина в Австралии 50 процентов, у российского людоеда 833 процента. Но не это главное.


Австралиец получит эти деньги повременно, так как хозяин из собственной шкуры вылезет, чтоб его рабочий не сидел без дела из-за отключенной «новейшей системой» электроэнергии. А российский людоед не заплатит своему рабу ни копейки, пока раб не пойдет и не вставит диод в эту хитроумную систему. Чтоб получить ценою своей жизни в 25 раз меньше австралийца».

Текст: Анна Кучумова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №1, 2018

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.