СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Наследство вулкана: Тарадановский каменный карьер

Пока добираемся до села Тараданова — а в дороге мы провели добрых пять часов — всё пытаемся понять, связано ли это поселение с легендарным родом Тарадановых, героев сибирских легенд.

Тарадановский каменный карьер

Этих реальных или вымышленных мореходов «носило по студёну морю», пока богиня Тара не даровала им землю, где род и обосновался. Что ж, вполне может быть: известно, что село Тараданово назвали по фамилии пришлых крестьян. А уже оно дало имя и Тарадановскому увалу, и Тарадановскому каменному карьеру, куда мы сегодня и направляемся.

Сам этот добывающий объект настолько юн, что вспоминать об этих делах давно минувших дней даже как-то не к месту: щебень здесь добывают всего пять лет. Хотя о предполагаемых залежах известно давно — поблизости работает ещё один карьер с аналогичными богатствами. А вот базальт, который здесь добывают, явно помнит события и ещё более давние, ведь порода эта магматическая вулканическая.

Роман Сметанников, заместитель начальника
дробильно-сортировочного цеха
ООО «Тарадановский каменный карьер»
Роман Сметанников, заместитель начальника дробильно-сортировочного цеха
ООО «Тарадановский каменный карьер»

«У нас тут даже не пласт — вся эта гора состоит из базальта. Залегает он трещиновато: по всей вероятности, когда-то, много веков назад, горячая магма налилась, а пока остывала, растрескалась. Мы сейчас без особых усилий добычу ведём.

Вскрышные работы небольшие: тонкий слой чернозёма, потом глина — где-то поменьше, где-то побольше её. Без взрывов обходимся, экскаватор справляется», — показывает карьер с борта заместитель начальника дробильно-сортировочного цеха ООО «Тарадановский каменный карьер» Роман Сметанников, который и будет сопровождать нас на производстве.

Каменный карьер

Тарадановский каменный карьер  — один из активов дорожно-строительной компании «Стройдорэкспорт». Из названия, в общем-то, понятен и профиль деятельности предприятия, которое специализируется на строительстве, содержании и капитальном ремонте дорог.

Своими силами добывает необходимые материалы, самостоятельно же укладывает их в дороги — в Кемеровской области это один из лидеров отрасли. А для этих работ в первую очередь нужен щебень разных фракций, добычу и производства которого мы сейчас и наблюдаем.

Тарадановский каменный карьер

Щебень из магматических пород, объясняет Роман Борисович, — прекрасный материал для изготовления асфальтобетонных смесей, а базальтовые порфириты, которые добывают на этом участке, аккурат из этой «семьи». Разведанные запасы базальта в Тарадановском карьере составляют 4750 тыс. м3 — отработка предполагается минимум до 2035 года.

«У нас вы таких масштабов, как на угольных карьерах, не увидите. Тут и карьер поменьше, и техника не такая мощная, и технологическая цепочка другая — я бы сказал, проще», — улыбается наш провожатый, когда мы рассказываем ему о своих съёмках на угольных карьерах.

Тарадановский каменный карьер

Однако процесс добычи полезного ископаемого из недр в целом похож: нужно отделить вскрышные породы, забрать ковшом минерал и погрузить его в кузов машины-перевозчика. Поэтому оборудование используют то же самое: экскаватор, самосвал и погрузчик.

Мы наблюдаем, как экскаватор Caterpillar 345 работает на вскрышных работах — зачищает блок, который добытчик начнёт отрабатывать через несколько месяцев. Наш провожатый объясняет: сейчас машина нужна тут, поэтому в тандеме с самосвалом работает погрузчик. Хотя можно грузить и ковшом экскаватора, глобальной разницы нет.

Тарадановский каменный карьер. Спецтехника

«Экскаватор у нас совсем новый, в этом году приобрели, специально для этого объекта. Как-то даже особо не выбирали: у нас Caterpillar и в дорожном строительстве работает, уже знаем, что это достойная машина. Ход гусеничный, гидравлика, ковш 2,5 «куба». Сразу брали с усиленной стрелой – нагрузки у нас хорошие, материал-то не рыхлый», — показывает Роман Сметанников.
Самосвалы — привычные БЕЛАЗы, «полстапятка» и «сорокатонник». «Малыши на фоне угольных», — говорит наш собеседник. Однако тут больше и не нужно: добыча щебня — это совсем другие объёмы.

Тарадановский каменный карьер. Спецтехника

Роман Борисович отмечает, что и «сорокачи» отлично справляются, да только это неходовой товар — производитель больше ориентирован на крупнотоннажные самосвалы, так что 55-тонный — это ещё и «с запасом».

Тарадановский каменный карьер. Спецтехника

Того и гляди, и китайские погрузчики на добывающих предприятиях станут классикой — всё чаще мы видим на этих работах ярко-жёлтую технику SDLG. Таковых на Тарадановском карьере две единицы, третья — XCMG ZL 50, тоже «китаец». Как говорит наш собеседник, за полтора года эксплуатации в стандартном для добычи режиме 24/7 существенных поломок не было — разве что по мелочи.

Тарадановский каменный карьер. Спецтехника

Правда, на предприятии за техникой следят — машины регулярно становятся на ППР. Максимум текущей работы тут стараются выполнять своими силами — меняют масло, осуществляют наплавку ковшей.

Да, если нужен существенный ремонт конкретного узла — скажем, вышла из строя коробка передач — повреждённый орган демонтируют, в дело вступает сторонняя организация. А вообще же сварщики, слесари — столь же значимые для каменного карьера сотрудники, как и операторы и спецтехники и машинисты дробилок.

Кубики из базальта

ДСО — чуть ли не главный герой промплощадки, где идёт производство нерудных материалов. По дороге к участку дробления — это не более 800 м, так что плечо для БЕЛАЗов получается небольшое — обсуждаем с Романом Сметанниковым, из чего складываются качественные характеристики щебня.

Ведь стадии обогащения на таком производстве не предусмотрено как таковой. По большому счёту, добытая в карьере порода — это практически готовая продукция.

Тарадановский каменный карьер

Осталось лишь раздробить и рассортировать на фракции.
Скажем, влажность — параметр, принципиальный для угольного концентрата — для базальта никакой роли не играет.

На дне карьера мы видим небольшое озерцо, но это всего-навсего дождевые воды, проблемы обводнённости здесь нет. Да, в период паводка устанавливают зумпф, откачивают лишнюю влагу, но это только для удобства работ — базальт в себя воду не напитывает.

Тут важнее, объясняет специалист, очистить базальт от глины — её в итоговом асфальтобетоне её не должно быть вообще, иначе уменьшается плотность контакта зёрен с вяжущими составляющими. А в результате — сдвиги и то, что все мы не раз видели: колеи, повышенный износ и вторая беда России. Поэтому на грохоте приставшую к породе глину тщательно обтрясают.

Общий объем производства готовой продукции по всем месторождениям компании "Стройдорэкспорт" за 2019 год - 1884 тыс тонн планируемые показатели на 2020 год 2814 тыс тонн

Ну и ещё один момент: щебень нужно правильно раздробить. Нагрузки на дорожное покрытие огромны, и для его строительства, особенно верхних слоёв, ценится кубовидный щебень. Роман Сметанников показывает нам такой материал: по форме он действительно стремится к кубу. Такая форма позволяет минимизировать количество пустот в асфальтобетоне, в результате дорога служит дольше.

А вот зёрен пластинчатой и угловатой формы должно быть не более 10% — это и определяет лещадность щебня. Это также один из важнейших параметров: если лещадность будет слишком высокой, плотность смеси снизится. К тому же, представьте, как поведёт себя плоский камешек при большой нагрузке — он сломается в месте наименьшего сечения.

«Тут имеет значение и сама порода, и то, как мы её дробим. Базальт в этом смысле — очень удачный материал, хорошо поддаётся кубовидному дроблению. С осадочными породами, скажем, куда сложнее», — объясняет Роман Борисович.

От породы к щебню

Обычно аналитики говорят, что большой проблемой российской нерудной промышленности является изношенность оборудования: дескать, не могут старенькие ДСО давать щебень нужного качества, вот наши дороги и страдают. Так вот, это всё не про Тарадановский карьер — здесь работают новые машины, да и производители всё больше мировые, известные.

Тарадановский каменный карьер

Впрочем, стоит ли удивляться: объект-то совсем новый. Первое, что мы видим на участке дробления — погрузка горной массы в бункер, из которого она отправится на грохот. Пока работает погрузчик, но в перспективе, говорит наш собеседник, можно будет грузить породу напрямую с самосвала. На грохоте от базальта как раз и отбивается глина — о чём мы говорили ранее.

Тарадановский каменный карьер

Дальше начинается собственно дробление, технологическая схема включает в себя две стадии. На первой работает ударная дробилка Nordberg NP 1110 от Metso. На карьере отмечают, что это очень производительное оборудование: сама конструкция ориентирована то, чтобы обработать большое количество сырья.

Тарадановский каменный карьер

Здесь и размер камеры дробления, и роторы — в общем, отзыв мы слышим хороший. А дробилки, говорит Роман Сметанников, работают в замкнутом цикле с грохотом: недоброблённый материал отбивается на грохоте номер два, а потом опять возвращается в дробилку — пока не получится нужная фракция.

Столь востребованную кубовидность щебню придаёт роторная центробежная дробилка Barmac 7150, оборудование всё того же Metso. Это оборудование получает от специалиста самый лестный отзыв: на выходе производитель имеет кубовидные фракции 4-8, 8-16, 16-22, марку прочности по дробимости 1200-1400, при этом содержание «лещадки» оказывается минимальным.

Тарадановский каменный карьер

Оценив возможности финской техники, мы патриотично спрашиваем о дробилках российских — неужели с таковыми предприятие работает. Оказывается, работает, однако опыт этот на карьере считают неудачным.

Одна дробилка в строю, однако Metso, говорит Роман Борисович, она явно проигрывает: и производительность меньше, и по удобству обслуживания оставляет желать лучшего. А ещё одна единица оборудования отечественного производства просто стоит без дела, поскольку качество готовой продукции добытчика не удовлетворило.

«Честно скажу, российское оборудование у нас не новое. Может быть, сегодня на рынке есть что-то более конкурентоспособное. Но пока мы получили не лучший опыт», — отмечает Роман Сметанников.

Производственная мощность Тарадановского карьера составляет 300 тыс куб.м строительного камня в год

Ещё один обязательный участник процесса — это грохот. Точнее, грохоты, где идёт сортировка на товарные фракции. На Тарадановском карьере работают классические ГИС-63 и ГИС-62.

«На первом и втором грохотах у нас заряжено два ряда сит. Конструктивно там можно и третье поставить, но нам без надобности. А вот на третьем грохоте стоят три ряда: растрясаем на две фракции, плюс возврат, мелкую фракцию подаём на четвёртый грохот. Здесь уже один ряд сит, делим отсев 0,8 на две фракции: 0-4 и 4-8», — показывает специалист предприятия.

На промплощадке мы видим уже готовый продукт —щебень разных фракций складируется неподалёку, к потребителю он отправится автомобильным транспортом. Кроме щебня на карьере производят пески из отсева дробления фракций 0-5 и 0-10 мм.

Тарадановский каменный карьер

Для создания асфальтобетона, цементобетона и железобетонных конструкций в качестве заполнителя активнее всего используют щебень размером фракции от 5 мм до 20 мм, причём это могут быть как отдельные фракции, так и готовая смесь — с Тарадановского карьера вывозят и то, и другое.

Тарадановский каменный карьер

Ценные «расходники»

Казалось бы, технологический процесс несложен. Однако за внешней простотой как всегда скрывается масса нюансов. Вот, скажем, грохот — едва ли это оборудование можно назвать высокотехнологичным. Однако сита для грохота — это для предприятия, считай, целая наука и поле для экспериментов.

«Конечно же, износ сит для грохота  — это актуальная проблема, а подбор — большая задача. Работали и с обычной «плетёнкой», и с ситами с круглым сечением — последние по ходимости лучше. Мы всегда в поисках, тестируем разные варианты, сравниваем, оцениваем», — говорит Роман Сметанников.

А вот с футеровочными элементами ДСО добытчик определился. Ещё до начала работ на Тарадановском карьере «Стройдорэкспорт» начал сотрудничать с компанией «Армет» — наш провожатый демонстрирует комплект бил для дробилок, которые приобрели «впрок» — на смену.

Тарадановский каменный карьер

«У компании есть также карьер в Кемеровской области, и, когда там появилась роторная дробилка, начались поиски поставщика футеровочных элементов. И так вышли на компанию «Армет». Они подбирали, предлагали варианты, в конце концов нашли очень эффективное решение. И когда мы наш комплекс запускали, сразу к ним обратились, теперь постоянно заказываем у них била.

Вообще в роторных дробилках три основных элемента активно изнашиваются: это била, отбойные плиты и бока футеровки корпуса. Ну понятно: где бой, где трение, там и идёт износ. И, конечно, мы заинтересованы в том, чтобы все эти элементы отходили как можно дольше.

И, если про била говорить, то продукция «Армет» по сравнению с оригинальной ходит дольше… давайте посчитаем… раза в три. Так что тут мы, мы считаем, повезло с партнёром, хорошо работают», — рассказывает Роман Борисович.

Тарадановский каменный карьер

Специалист вообще говорит, что предприятие не привязано к «оригинальным» «расходникам» и комплектующим с лейблом — компания давно мыслит шире. Принципиальные моменты — срок эксплуатации и цена. По словам нашего собеседника, если речь идёт о дробилках, то цена запчастей-«аналогов» может быть в два раза ниже, а срок ходимости ещё и выше.

«Стройдорэкспорт» — рабочие руки

Надо сказать, что Романа Борисовича мы с трудом оторвали от работы: в момент нашего визита он временно исполняет обязанности отсутствующего начальника смены, так что дел у нашего собеседника хватает. На начальнике смены, по сути, вся работа предприятия: функционирование оборудования, движение техники, контроль всего процесса.

Тарадановский каменный карьер

Так что наша беседа проходит под аккомпанемент работающей рации. Радиосвязь обязательна для любого добывающего предприятия, да и сам специалист подтверждает: без рации — никак.

Все сотрудники имеют такое устройство, на технике устанавливают мобильные решения, и привычный сотовый телефон — это точно не альтернатива. И дело не только в том, что на карьере сотовая связь оставляет желать лучшего — просто тратить время на звонок в экстренной ситуации невозможно.

Так что всё время в процессе съёмок мы слышим голоса работающих на карьере людей — по большей части сообщение передают операторы спецтехники и дробильных установок. В смене не так уж много сотрудников — порядка двадцати человек.

Примерно половина — это жители близлежащий деревень и посёлков, остальные же приезжают из Кемерово. Но до города — порядка 100 км, не наездишься. Поэтому в Тараданове «Стройдорэкспорт» построил общежитие, работа идёт этаким мини-вахтовым методом — по 6-10 рабочих дней.

«Я не вижу никакого кадрового голода в отрасли. У нас средний возраст оператора — лет 35, то есть и молодые в профессию идут. У нас нет проблем с тем, чтобы найти сотрудников — очередь не стоит, но и вакансий нет. Все хотят стабильно работать, а у нас с этим всё в порядке, да и мощности наращиваем. Карьер, который вы видели, — это результат пятилетней работы, но вот справа большой участок выработки это последние два года.

Многие предприятия вынуждены были приостановить работу в связи с пандемией, у нас ничего такого не было — как добывали, так и добываем. Во-первых, дорожное строительство продолжалось, во-вторых, мы можем и на склад работать. Поэтому ни объёмы не снижали, ни зарплаты, можно сказать, незаметно для нас это всё прошло», – рассказывает Роман Сметанников.

Тарадановский каменный карьер

Текст: Анна Кучумова
Фото: Евгений Ошкин

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №5, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.