Человек умнее любой электроники

В российском фильме десятилетней давности «Шахта. Взорванная любовь» есть такой эпизод: герой заматывает в свитер аппарат сигнализации и управления. Надо полагать, подразумевался датчик метана — с аппаратом сигнализации такие манипуляции, в общем-то, бессмысленны.

Фото: rosomz.ru

Эпизод однозначно появился на фоне разговоров о «датчиках в фуфайках»: в те годы одна за другой прогремели крупные аварии, и истории о шахтёрах, которые сознательно игнорируют требования безопасности, стали популярны.

В «Шахтёрской энциклопедии» даже есть статья на эту тему. «Датчик метана, закрытый фуфайкой, — распространенный интернет- и IRL-мем», — сообщает MiningWiki. А ещё добавляет, что «фуфайка» — это устаревший и самый примитивный способ обхода аппаратуры газового контроля. В настоящее время их много, в том числе достаточно изощрённых».

Но дело было 10 лет назад. А как обстоят дела сегодня? Удалось ли подружить работников добывающих и перерабатывающих отраслей с современными умными системами?

Не выдумка

Мы обратились к производителям профильного оборудования с просьбой прокомментировать ситуацию. Ответы получились однотипными: подобные истории вовсе не выдумки. Так, специалисты компании «Комплексные автоматизированные системы», которые по долгу службы спускаются в шахту, рассказали, что заблокированные датчики видели не раз.

Может, конечно, на них не надевали фуфайки — выводили из строя иным образом, но принципиально ведь не это.

В компании Alpha-Safety нам рассказали точно такую же историю: надевают на датчики «непотребные изделия», чтобы, значит, лишний раз не пищали и не мешали работать.

Создатели оборудования, зная о такой тенденции, придумали, как с этим бороться: в случае нештатной ситуации датчик подаёт сигнал наверх, сообщая о том, что что-то не в порядке. Это может быть «умирающая батарея», а также факт выхода из строя — с участием человека или без него.

Безусловно, решение хорошее. Но, согласитесь, это работа с последствиями, а не с причинами.

Наследие 90-х

Хорошая новость в том, что ситуация улучшается. Добывающая отрасль России становится менее опасной. Принято считать, что в СССР один шахтёр погибал на 1 млн тонн добычи. Дальше — хуже. В первые 8 постсоветских лет шахтёрская смертность поднялась на 2/3 и в 1997 году составила 2,6 человека на 1 млн тонн угля. К 2003-му нам удалось выйти на постсоветский уровень 1,15 чел./млн тонн (как в 1991 году).

Ну а к советским показателям мы вернулись только после реструктуризации. По данным Ростехнадзора, в 2015 году коэффициент составлял 0,14.

«Сегодня показатель частоты смертей у нас составляет 1 человек на 32 млн т добытого угля», — рассказал заместитель губернатора Кузбасса по экономическому развитию Константин Венгер о показателях своего региона, выступая на одном из круглых столов выставки «Уголь России и Майнинг 2019».

Если опираться на эти данные, можно сделать вывод, что мы сделали огромный скачок вперёд.

Что же касается 1990-х годов, то приведённая выше статистика на самом деле не отражает всего ужаса ситуации. Объёмы подземной добычи в тот период упали почти вдвое, и примерно вполовину сократилось число шахт, причём закрыли, в том числе, и наиболее опасные.

К тому же СССР по площади несопоставим с современной Россией, так что работа, скажем, украинских добывающих предприятий — это уже отдельная статистика.

«После распада Советского Союза активы добывающей отрасли оказались в частных руках. И на первое место вышла не безопасность, а прибыль — любой ценой. И от шахтёров требовали давать как можно больше угля, причём зарплата зависела от выполнения плановых показателей.

А зарплату и так-то платили через раз. И шахтёры, рискуя жизнью, блокировали те же датчики метана», — объясняет начальник отдела внедрения ООО «Снабремсервис» Игорь Важинский.

А ещё Игорь Владимирович упомянул свой разговор со специалистом добывающей отрасли из Луганской области. Касался он тех самых «датчиков в фуфайках».

Тот рассказал, что когда план реально «горит» и шахтёры понимают, что в срок закончить не удастся, они находят способ игнорировать сообщение систем безопасности на остановку проходческих комбайнов. Опять же именно фуфайка — элемент необязательный. То есть Украина в каком-то смысле повторяет путь нашей страны.

Лучше перебдеть

Как такое в принципе возможно, что люди сознательно готовы навредить самим себе?

Дело в том, что любые системы, обеспечивающие безопасность, работают с существенным запасом. Их задача — предотвратить аварию.

«Границы сгораемости метановоздушной смеси — это, обобщённо говоря, от 4,7% до 17% (в разных источниках можно встретить разные данные). Когда содержание ниже, смесь не является огнеопасной — мало метана для возгорания.

Когда выше — уже не хватает кислорода, значит, горение опять-таки невозможно. Но автоматизированные системы настраивают на гораздо более низкие показатели.

Расскажу на примере нашей системы. Первые предупредительные светозвуковые сигналы она подаёт при концентрации 0,2%. При 0,5% уже срабатывает отключение техники. Такая концентрация ещё неопасна, но ведь бывают случаи внезапного выброса. Поэтому лучше перестраховаться», — объясняет Игорь Важинский.

Но человек в любом случае умнее даже самой «продвинутой» электроники. Если шахтёры опытные, да при этом ещё читают спецлитературу, границу воспламенения метана они прекрасно знают. Поэтому понимают, что полпроцента — это ещё не очень страшно. Вот и придумывают способы, чтобы обойти блокировочную цепь.

«Системы безопасности проектируют инженеры, они ориентируются на существующие нормативы. Осторожные настройки поддерживают ответственные специалисты — они таким образом страхуют самих себя.

Зная о существующей проблеме, разработчики создают такие системы, чтобы обычный человек не мог вмешаться в их работу», — говорит Игорь Владимирович.

Но русские люди очень настойчивые и очень талантливые. И то, что придумал один человек, другой при желании сможет вывести из строя. Поэтому системы блокировки — это, конечно, хорошо, но работать необходимо не только с «железом», но и с людьми.

И сегодня

«Сегодня в России ситуация стала намного лучше. Во-первых, жёстче контроль. Во-вторых, выросло благосостояние людей, и они уже ценят свою жизнь и здоровье намного дороже. Хотя всё равно рядовые сотрудники иногда чинят препятствия работе автоматизированных систем — такое бывает и сейчас», — говорит Игорь Важинский.

Всё это касается не только датчиков метана, но и множества других систем, призванных упростить или обезопасить труд специалистов добывающей отрасли. Датчики контроля температуры и давления в шинах далеко не все водители спецтехники воспринимают как благо.

Многие жалуются, что лишняя «пищалка» в кабине только мешает работать. Конечно, в данном случае на первый план выходит срок службы шин, но и о безопасности забывать не стоит.

Редко, но КГШ всё-таки взрываются.

Поэтому системы контроля на современных добывающих предприятиях внедряют всё чаще. И мало оказывается установить необходимые датчики — нужно ещё вести работу с сотрудниками добывающей компании.

На одном из кузбасских разрезов был случай: водитель методично игнорировал тревожные сигналы системы. Аргументировал это тем, что за шинами следить ему некогда — план «горит».

В результате оператор лишился премии — проблема на конкретном разрезе тут же решилась, поскольку больше никто из водителей рисковать своими деньгами не захотел.

Показателен случай на объекте АО «Газпромнефть — Альтернативное топливо».

«Перед нами стоит задача: необходимо модернизировать наше нефтебазовое хозяйство, оптимизировать работу подрядных организаций. Центр управления у нас находится в Санкт-Петербурге, нефтебазы — по всей России. Камеры возможно поставить не везде — из-за погодных условий или других ограничений.

У нас появилась гипотеза: если оборудовать персонал умными датчиками, то мы сможем собрать данные и выработать стратегию.

Скажем, датчик движения. Например, если мы фиксируем, что, условно, 8 часов рабочего дня человек провёл в курилке, это повод обратиться к исполнителю работ.

Подчеркну: ни наказать, ни оштрафовать, эти данные нужны для создания объективной картины работ», — рассказал руководитель направления по сопровождению проектов развития активов, блока развития цифровой платформы ДРП АО «Газпромнефть — Альтернативное топливо» Михаил Воронцов.

На одной из нефтебаз запустили пилотный проект. В частности, каски оснастили умными датчиками, с помощью которых удастся организовать контроль наличия СИЗ.

Ещё одно нововведение — тревожная кнопка, датчик падения. То есть, если с человеком что-то случится, он сможет оперативно вызвать помощь. Разработчики придумали ещё и датчики сердцебиения и пульса — чтобы не допустить критической ситуации. Планы амбициозные, постепенно система модернизируется. Михаил Воронцов подчеркнул: главное — это безопасность, основная цель именно эта.

«Но мы столкнулись с тем, что работники вообще не хотят работать с подобными системами. Мы проводили планёрки, объясняли, что это и зачем, люди с нами соглашались. Но стоило нам разойтись, как люди рассыпались по объекту без датчиков.

Были попытки испортить оборудование. Элементы системы клали под технику, топили, разбирали, ими менялись. Была попытка установить оборудование на собаку», — рассказал Михаил Воронцов.

Вот он — пытливый русский ум: умная каска на собаке. А то ведь датчик движения покажет, что перемещения нет, сразу станет очевидно, что что-то пошло не так. А с собакой и зафиксировать-то можно не сразу…

Решение проблемы нашлось только одно — допсоглашения: подрядчики подписывали бумаги, где фиксировалась обязанность работников использовать умные устройства.

«Мы прекрасно понимаем, что люди работают руками по 8 часов в день. И дополнительное оборудование они чаще всего воспринимают как обузу. Но нам всё-таки удаётся найти понимание. Когда люди поняли, что это не системы слежения, а решения для их же безопасности, дело пошло. У нас, в частности, повысилась дисциплина труда, мы начали навёрстывать графики работ», — рассказал Михаил Воронцов.

А вот история одного из подразделений «Норникеля». Здесь внедрили системы примерно с той же функциональностью. На вопрос о том, как всё работает, главный инженер отвечает: «Отлично».

Только зайдя в каптёрку, разработчики увидели все свои комплекты аккуратно висящими на крючках. Оказалось, что работники боятся их надевать: их предупредили, что оборудование хорошее, дорогое, если что не так — вычтут из зарплаты. В общем, от греха подальше умные каски оставили в покое.

Время поговорить

И вот сегодня руководители добывающих предприятий всё чаще приходят к тому, что эффективные системы безопасности — это только половина успеха. Не менее важный момент — это работа с людьми.

Внимание к безопасности в последнее время растёт. На всех добывающих и перерабатывающих предприятиях, где мы создавали репортажи, этому вопросу уделяется повышенное внимание. СИЗ — обязательный элемент, причём к привычным каскам добавляются очки, перчатки, подбородочные ремни.

Даже в лаборатории, где идёт анализ угля, это принципиальный момент: все лаборантки — в халатах с длинными рукавами и в перчатках. Вот уж, казалось бы, профессия не из списка опасных, но всё-таки работа с химикатами, кожные покровы нужно защищать.

Специалистам угольной компании «Распадской», где в последние годы внедрили несколько программ, связанных с безопасностью труда, мы задали прямой вопрос: как заставить людей соблюдать правила? Наказывать? Штрафовать? Объяснять? Ответ был: всё в комплексе. А ещё: договариваться.

Вот, например, произошёл в компании небольшой инцидент. Все участники, а также руководство собираются за столом и обсуждают, что случилось. Разбирают, проговаривают, анализируют. И понимание приходит. Хотя и без наказаний, уж конечно, не обходится.

В Центре подготовки и развития персонала СУЭК-Кузбасс нам довелось поприсутствовать на интересном семинаре. Руководителей добывающих предприятий учили работать с нарушениями.

Проигрывали ситуацию: аудитор разговаривает со специалистом, нарушившим технику безопасности. Не кричит, не угрожает, а ведёт беседу, отрабатывает возражения. Чтобы у руководства был ответ на комментарий: «Да я уже 20 лет так делаю, и всё в порядке!».

Задача — убедить сотрудника, объяснить ему и доказать. Участники семинара, надо сказать, слушали комментарии с улыбкой бывалых, но в процесс включались. Значит, дело пошло.

А ещё специалисты Центра объясняют: правила техники безопасности нужно почаще повторять, они должны быть на виду.

Это для опытных шахтёров они нечто само собой разумеющееся, молодые могут быть банально не в курсе. И пронести в шахту сигареты — им просто никто не говорил, что этого делать нельзя.

Надели ли все сотрудники добывающих предприятий все необходимые СИЗы и датчики? Перестали ли кататься на конвейерной ленте, не предназначенной для пассажирских перевозок? Ну конечно же, нет — не всё сразу. Порой при работе они снимают неудобные атрибуты, иногда пренебрегают техникой безопасности. Но эти случаи перестали быть массовыми. Самая яркая иллюстрация — кривая травматизма, которая всё-таки поползла вниз.

ЭКСПЕРТ

  Сергей Рогожин, 
 руководитель группы «Массовые расходомеры» ЗАО «ЭМИС»
Сергей Рогожин,
руководитель группы «Массовые расходомеры» ЗАО «ЭМИС»

«При подключении промышленных приборов к электропитанию зачастую встаёт вопрос защиты оборудования от неправильной полярности.

Ведь перепутать плюс с минусом умудряются даже опытные монтажники. В июне этого года компания «ЭМИС» запустила в серийное производство вихревые расходомеры «ЭМИС-ВИХРЬ 200» с двухпроводной схемой подключения, которая позволяет осуществлять питание и съём сигнала по токовой петле.

Двухпроводное исполнение оснащено защитой от переполюсовки. Кроме того, имеется дополнительный частотно-импульсный выход с защитой от короткого замыкания и поддержкой спецификации NAMUR.

Ещё одной мерой защиты от непрофессиональных действий при подключении приборов являются специальные сигнальные наклейки.

При том, что наши приборы рассчитаны на питание в 24 Вт, персонал не изучает сопроводительную документацию и надписи на платах и подключает 220 Вт. Чтобы этого не допустить, маркировку «24 Вт» красного цвета мы помещаем прямо на отверстие под отвёртку. Не заметить её просто невозможно!

Универсальный же совет по защите оборудования от непрофессиональных действий содержится в руководстве по эксплуатации приборов ТМ «ЭМИС», и он гласит: «Монтаж (демонтаж), электрическое подключение, настройку, эксплуатацию преобразователей должны выполнять лица, изучившие настоящее руководство по эксплуатации и прошедшие инструктаж по технике безопасности при работе с электротехническими установками».

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №6, 2019
Союз горных инженеров

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.