СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Системы связи на добывающих предприятиях: модернизация и эксплуатация

Вообще-то, постановлению № 458 уже скоро десять лет — само его существование, мягко говоря, не новость. Однако именно в последнее время добывающие предприятия примерили его на себя. Что называется, пока гром не грянул… Так вот, контролирующие органы не так давно начали выявлять нарушения, связанные с несоблюдением прописанных здесь требований. Так что модернизация систем связи, кажется, становится необходимостью.

Модернизация систем связи

На самом деле, стоит ли удивляться такому замедленному действию. Документ, озаглавленный «Правила по обеспечению безопасности и антитеррористической защищённости объектов ТЭК», не сразу наводит на мысль о системах связи. А пункт этот имеет место. И даже специалисты по созданию этих самых систем признаются, что первоначально приложили постановление к объектам индустрии жидких углеводородов — нефтебазам, нефтеперерабатывающим заводам, а уже потом распространили его на сферу ТПИ.

Понятно, что шахты и разрезы — это объекты повышенной опасности, нуждающиеся в пристальном внимании, и так далее и тому подобное. Это всё логично, но вот что касается закона — тут не всё очевидно.

Руководитель отдела продаж ООО «Комплексные системы связи Северо-Запад» («КСС СЗ») Ильгар Нахметов пояснил, что к системам связи на объектах ТЭК, к котором относятся и шахты, и разрезы, и нефтебазы, и многие другие объекты, предъявляются следующие требования: по классу слышимости; по обеспечению зоны покрытия всего предприятия; по оперативному мониторингу абонентских радиосредств; по записи радиопереговоров и структурированных баз переговоров; по повышению уровня безопасности предприятия.

«К нам приходят заказчики с предписанием на руках. Там написано, что предприятие не выполнило требования, прописанные в постановлении 458: нет того-то и того-то, целый перечень. И представлен блок нарушений по радиосвязи», — рассказал заместитель коммерческого директора ООО «Компания «НЕМАН» Антон Сысенко.

Вопрос в следующем: что в связи со всем этим делать и какие системы будут отвечать существующим правилам?

Закон суров?

Как оказалось, не такие это простые и очевидные вопросы. То ли российские законотворцы создают нормативные требования так, что они допускают разночтения, то ли наши соотечественники привыкли искать лазейки, но к существующим требованиям много вопросов.

Если у контролирующих органов есть требования к безопасности добывающего предприятия, то, согласитесь, уместно адресовать их компетентным лицам. А за безопасность на объекте нередко отвечает ЧОП: получается, что и за несоответствия в системах связи отвечает то же охранное предприятие. И заказчиком этой системы выступает оно. Вроде бы логично, только на то предприятие и частное, чтобы сегодня работать на одном объекте, завтра — на другом. И что же, систему заново перестраивать?

«Ну конечно, всегда есть возможность от закона спрятаться — во всяком случае, некоторые пытаются его обойти. Можно списать всё на ЧОП, можно купить какое-то там устройство записи переговоров, чтобы требованиям соответствовать. Кто-то этим пользуется, потому что нет чётких предписаний», — отмечает Антон Сысенко.

«По сути, в постановлении 458 зафиксировано требование самого наличия системы радиосвязи. Конечно, оно не определяет тип системы, покрытие, и заказчик может подходить к вопросу формально и внедрить систему в самом минимальном объёме. Документ предписывает обеспечить запись переговоров, мониторинг подвижных объектов, наличие диспетчерского ПО. Многие предприятия и без постановления внедряли эти функции, поскольку это повышает эффективность и безопасность производства», — отмечает директор бизнес-направления «Технологическая связь» ООО «Элком+» Алексей Кузнецов.

«Аналог» или «цифра»

Само по себе это требование в законе тоже не прописано, поэтому специалисты говорят, что, в принципе, аналоговая связь имеет место. Есть требование сделать связь двусторонней, организовать запись переговоров и создать систему позиционирования.

«Запись переговоров «аналог» может обеспечить, но всё-таки это не современное решение. Упрощённо говоря, это как диктофон подключить к устройству связи. «Цифра» даёт возможность сохранять информацию сразу на сервере, к тому же она в большей степени защищена, прослушать эти записи сложнее. У нас даже ограничен код шифрования, чтобы с данными, если что, могли работать спецслужбы. То есть технически есть возможности максимально защитить информацию. Ну а позиционирование — это уже и вовсе прерогатива цифровых систем», — объясняет Антон Сысенко.

Модернизация систем связи

Ильгар Нахметов согласен с тем, что аналоговая система связи — а таковые сегодня ещё работают на многих предприятиях — по своей сути только частично обеспечивает выполнение требований 458-го постановления. К названным выше недостаткам он добавил, что «аналог» «не обеспечивает структурирование баз переговоров и технологически не позволяет осуществлять мониторинг радиосредств».

«Современные цифровые системы связи обладают большей ёмкостью, позволяют экономить частотный ресурс: в системах цифрового стандарта DMR одна пара частот позволяет организовать два рабочих канала (в аналоговой связи только один канал), обеспечивают чистый звук без помех, обеспечивают возможность мониторинга состояния радиосредств и местоположения абонентов как на открытой местности через GLONASS/GPS, так и в помещениях, при помощи indoor-меток.

Также большим преимуществом современных цифровых систем радиосвязи является возможность диспетчеризации, позволяющая оперативно управлять системой, парком абонентов, осуществлять мониторинг местоположения и запись треков перемещений и переговоров с детализацией по времени и по ID абонента, структуризацией и сохранением этих данных.

Также вышеупомянутые ключевые функции позволяют пользоваться большим количеством дополнительных инструментов, таких как индивидуальные, групповые вызовы и вызов всех абонентов сразу, выход в ТФОП, контроль перемещения (можно задавать границы зон и маршруты, при нарушении которых будет приходить оповещение об этом), оперативно реагировать на срабатывание аварийных оповещений ManDown и LoneWorker (оператор может отправлять на помощь ближайших абонентов к месту срабатывания тревоги), передавать данные телеметрии с различных датчиков (датчик уровня топлива, датчик открытия двери…) и многое другое», — перечисляет возможности цифровых решений г-н Нахметов.

«Старые аналоговые системы связи предназначены для голосовой связи диспетчера на поверхности и бригадира/машиниста под землёй или в карьере. Есть громкая связь — оповещение, обязательно имеется аварийная сирена на случай нештатных ситуаций.

Современные цифровые решения — это уже не системы связи в чистом виде, это интегрированные решения, которые могут включать в себя, кроме голосовой связи, много дополнительных функций, связанных, например, с перемещением людей и механизмов (трекеры), с анализом атмосферы и загазованности (экомониторинг), наличием на сотруднике необходимых средств индивидуальной защиты (СИЗ), анализом состояния самочувствия сотрудника (пульс, температура, содержание кислорода в крови) и многое другое.

При этом данные могут в режиме реального времени отображаться на мониторе диспетчера или передавать тревожные сообщения в виде СМС или сигналов тревоги на планшет или смартфон бригадира или диспетчера. Все цифровые параметры настраиваются под запросы пользователя, инфраструктура может строиться на комбинациях различных типов радиотехнологий: LoRa WAN, NBiOT, GSM, GPS, GNSS, WiFi, BLE», — добавляет генеральный директор ООО «Концерн Гудвин (Гудвин Европа)» Николай Корнев.

«Аналоговые системы обеспечивают в основном только голосовую связь. Далеко не всегда реализована запись переговоров. В редких случаях используется мониторинг транспорта. Современные системы, основанные на цифровых технологиях, позволяют гибко строить распределённые сети, увеличивать покрытие и ёмкость в соответствии с планами развития предприятия. К примеру, мы уже более 10 лет разрабатываем и внедряем по всему миру диспетчерское ПО для систем DMR и Tetra.

В цифровых системах радиосвязи наиболее востребована функциональность частных и групповых вызовов, объединения групп, выход в телефонную сеть, объединение радиосетей, мониторинг транспорта и мониторинг персонала внутри помещений, сигналы тревоги, а также телеметрия. Кроме того, используются и уникальные функции: распознавание голосовых команд, стыковка с LTE-сетями и использование мобильных приложений (PoC).

Сейчас многих клиентов интересует и мониторинг параметров жизнедеятельности сотрудника, что тоже возможно реализовать только в современной цифровой системе радиосвязи», — делится опытом Алексей Кузнецов.

Менеджер по работе с ключевыми клиентами ООО «Радиотехника» Илья Лизанич (решение компании также построено на цифровых системах) добавляет к этому перечню и другие возможности, которые открывают современные системы. В 458-м постановлении они не прописаны, но дело ведь не только в этом.

«Наша система основана на протоколе Mesh, и каждое устройство является ещё и ретранслятором. Она открывает возможность в режиме реального времени делить абонентов на группы. Для кого-то это просто удобно, а для кого-то прямо-таки жизненно важно. Условно говоря, есть на нашем предприятии глобальная система связи. А мы можем сделать каналы, где общается руководство, охрана, ИТР. Конечно же, «аналог» этого не может.

К тому же «аналог» не даёт понимания, есть в данный момент связь или нет. А вдруг что-то случилось с ретранслятором — вандализм, кусок породы упал. Наше решение даёт возможность поставить на это место человека с рацией и таким образом восстановить всю цепочку. Вроде бы нюансы, но из этого всего и складывается современное решение. «Аналог» — это же просто прошлый век», — уверен Илья Лизанич.

Вне системы

Но главная проблема, говорят специалисты, даже не в том, что решения аналоговые или устаревшие. Сложность в том, что системы связи не представляют собой систему. Это набор разных решений, созданных и установленных разными компаниями в разное время.

«На многих предприятиях, относящихся к объектам ТЭК, существующие системы связи либо отвечают частично, либо вообще не отвечают требованиям, предъявляемым им на сегодняшний день. Часто мы сталкиваемся с совершенно разношёрстными парками радиостанций, вообще не объединённых в единую систему.

Плюс ко всему, часто мы встречаемся с тем, что каждое подразделение самостоятельно занимается своим обеспечением при отсутствии единых требований к средствам радиосвязи — в итоге у всех разные рации, зачастую даже не совместимые друг с другом», — делится опытом Ильгар Нахметов.

Антон Сысенко также говорит, что очень часто, заходя на объект, специалисты компании видят либо старое оборудование — и здесь всё понятно, либо новые, современные станции, однако системы под них нет. Такую технику наш собеседник сравнил с «игрушкой с избыточной функциональностью». Но, собственно говоря, и что в этом такого? Ведь решение работает — в чём сложность?

Модернизация систем связи

«Из-за того, что оборудование старое, могут возникать перебои со связью. То же самое, когда решения от разных брендов, когда они не связаны в систему. Глобально в этом нет ничего страшного. Но всё-таки радиосвязь — это система, которая должна обеспечивать максимально оперативный обмен данными. Именно потому не используется обычная сотовая связь: нет у нас времени набирать номер, потом ждать ответа. И старая либо разношёрстная система несёт в себе риски, что в нужный момент связь не сработает. Что-то не услышат, что-то не запишется — в результате или простой, или поломка, или ЧП», — объясняет Антон Сысенко.

Ну и ещё одна большая головная боль связистов — выделенные частоты.

«Мы видим, что зачастую используются любительские радиостанции, работающие в безлицензионных частотных диапазонах, доступных для использования всем желающим. Это связано с отсутствием частотного ресурса и нежеланием его получать, а также экономией, так как безлицензионные радиостанции в 2–3 раза дешевле профессиональных», — отмечает Ильгар Нахметов.

Г-н Сысенко предупреждает, что такой подход сам по себе является нарушением: всё-таки гражданские частоты не для профессионального использования. И напоминает, что сегодня этот вопрос решается даже без привлечения третьих лиц, через Госуслуги. А вот Илья Лизанич говорит, что решение, которое предлагает «Радиотехника», позволяет вовсе не получать разрешение на частоты по причине малой мощности оборудования.

Что мы имеем

Системы связи, говорят наши специалисты, сегодня есть на всех без исключения добывающих предприятиях. В каком-то виде — но есть обязательно. Антон Сысенко уточняет, что, даже если компания заходит на новый объект, чтобы ставить решение с нуля, «нуль» этот весьма условный.

Всё-таки никто не зовёт «связистов» на этапе рубки деревьев под карьер. А к моменту начала работ там что-то уже обязательно работает: операторы техники на объект уже ведут коммуникацию, есть несколько базовых станций. Может быть, эти решения будут дешёвыми, собранными на коленке, но они будут.

А вот соответствуют ли эти решения современным требованиям, в частности, требованиям пресловутого постановления, это уже следующий вопрос.

По словам Антона Сысенко, среди объектов, на которых специалистам «Неман» доводилось работать, образцовых процентов 10. Так, он «похвалил» «Норникель» и ЕВРАЗ, отметил некоторые подразделения СУЭКа — хотя в столь богатой филиалами компании дела ситуация меняется от региона к региону. Можно было предположить, что крупные холдинги особенно трепетно относятся к требованиям закона, но и это утверждение справедливо не всегда: тот же г-н Сысенко привёл в пример крупные компании, которые обращались за решением, уже имея перечень нарушений на руках.

«Я не вижу как такового «бума» спроса на системы связи, даже в свете 458-го постановления и проверок — всё идёт своим чередом. В добывающих предприятиях, с которыми мы по большей части и работаем, часто эту работу передают отделу IT, а это вообще не сфера их интересов и компетенций.

Но работы у нас всё же достаточно: в своём темпе предприятия «доходят до кондиции», когда им нужно создать или модернизировать систему связи. Или же их всё-таки подталкивают к этому контролирующие органы. То есть когда-то компания решила, что позиционирование и запись разговоров им не нужны, теперь вот столкнулась со сложностями», — говорит Антон Сысенко.

«Требования производства постоянно меняются и растут. До сих пор ещё на очень многих предприятиях эксплуатируются старые системы связи, зачастую не дающие необходимого покрытия и не обладающие современными функциями контроля и безопасности. Такие системы исчерпали свой потенциал. Многие предприятия осознают необходимость модернизации, а также возможность извлечь выгоды из новых функций.

В последние годы ряд холдингов инициируют программы модернизации и системно обновляют инфраструктуру предприятий. Однако непростая экономическая ситуация тормозит это развитие. В прошлые годы активно шла работа с угольными пред-приятиями. В этом году уголь подешевел, многие проекты поставлены на паузу», — отмечает Алексей Кузнецов.

«Очередей за оборудованием связи не наблюдается, причин тому вижу несколько. Имеется несоответствие ожиданий заказчика и возможностей производителя или системного интегратора. Цена этих решений по-прежнему достаточно высокая. Необходим определённый уровень технической подготовки специалистов заказчика для обслуживания таких систем. Неочевидная, на первый взгляд, экономическая выгода внедрения таких систем. Да и низкая стоимость человеческой жизни в России — как бы цинично это ни звучало», — делится Николай Корнев.

«На сегодняшний день нельзя сказать, что все бросились исполнять требования 458-го постановления. Большинство ответственных лиц знает о нём и прекрасно с ним знакомо, но либо исполняют его «для галочки», оформляя одну пару частот, покупая один ретранслятор, диспетчерское ПО с необходимыми функциями и две радиостанции и используя всё это только для проверок, а на деле пользуются старым аналоговым оборудованием либо ждут, как у нас принято, пока «петух клюнет», придёт проверка или что-то произойдёт», — согласен Ильгар Нахметов.

Строили мы строили

Но, конечно же, проекты по созданию или модернизации систем связи реализуются — нет так много, как можно было бы предположить, но всё же. Сами «связисты» обычно говорят, что строить «с нуля» — ну насколько это возможно — проще, чем приводить в порядок имеющееся разрозненное хозяйство. А в ряде случаев отмечают, что такая «доработка» вообще невозможна или нецелесообразна.

«Было что-то на объекте до нас или нет — для наших специалистов ровным счётом никакой роли не играет. Мы в любом случае не базируемся на чьём-то оборудовании, полностью ставим своё. Так что для нас каждый объект — это объект «с нуля». Единственное, если на объекте уже было какое-то решение, заказчик уже знает плюсы и минусы радиосвязи, представляет возможности системы, может указать точки, где она нужна, а где нет. То есть по умолчанию мы делаем 100-процентное покрытие, но по согласованию с заказчиком можем внести коррективы.

Вообще же специфика нашего решения в том, что мы можем организовать связь на любом объекте за 24 часа. Я не преувеличиваю — мы уже реализовали множество проектов. Из недавнего: на предприятии АО «Комбинат КМАруда», входящем в холдинг ПМХ, мы внедрили нашу систему связи «Волновая сеть». Она обеспечивает связь на надземной и подземной частях рудника и в административно-хозяйственных помещениях. То есть от кабинета директора до забоя! И, конечно же, всем требованиям 458-го постановления она удовлетворяет», — отмечает Илья Лизанич.

«Если на объекте установлено старое решение от нашей компании, то возможно и продолжение взаимодействия на новом уровне развития техники с использованием каких-то элементов предыдущих систем. Если старое оборудование чужой фирмы, то целесообразнее отказаться от него полностью и построить всё заново, грамотно написав техническое задание совместно с заказчиком», — считает Николай Корнев.

«Конечно, всегда проще строить систему «с нуля», обеспечив выполнение всех необходимых функций и требований заказчика, а также масштабируемость системы. Но это идеальные условия. Как правило, у заказчика уже есть какое-то решение или оборудование, и здесь всё зависит от того, что за оборудование используется и какая система была построена.

Но даже в случае полного несоответствия оборудования и системы современным требованиям благодаря поддержке современными цифровыми системами старого аналогового оборудования и возможности их временной интеграции возможен постепенный переход и замена оборудования. Конечно, при таком варианте нельзя обеспечить сразу, до замены всего оборудования, полное соответствие системы радиосвязи 458-го постановлению, но это позволяет поэтапно выделять средства, не слишком нагружая бюджет организации», — предлагает компромисс Ильгар Нахметов.

Так или иначе, один за другим на добывающей карте России появляются объекты, где связь налажена по последнему слову техники и закона. В прошлом году таковая появилась, например, на Быстринском ГОКе «Норникеля». Специалисты «Неман» работали над этим проектом целых полтора года.

Модернизация систем связи

Тут всё дело в масштабе задачи: нужно было подключать 500 абонентов, оснастить всех рациями — и переносными, и автомобильными, организовать систему позиционирования персонала. Также на Быстринском ГОКе «Неман» развернула Mesh-сеть, построила систему передачи данных, создав канал от разреза до офиса предприятия.

«Элком+» поделился опытом работы на хакасском угольном карьере. Здесь важным параметром также были размеры разреза — а это несколько десятков квадратных километров. Система связи должна была объединить персонал, задействованный на горных работах, а также группы сервисных сотрудников, инженерно-технических работников, энергетиков. Система радиосвязи на разрезе должна была гарантировать разборчивость речи, высокое качество записи разговоров, отсутствие занятости каналов, лёгкость мониторинга инфраструктуры радиосети и её обслуживания.

«При модернизации системы мы использовали «Радиус-IP», внедрив четыре периферийные двухканальные базовые станции и Центр управления коммутациями. Также для организации взаимодействия со сторонними службами за счёт подключения удалённых контрольных станций, работающих в аналоговом режиме, мы использовали наш IP-шлюз RG-1000e.

В результате проекта заказчик получил единое сетевое пространство с высоким качеством связи и разборчивости речи, а также исключил ситуации занятости канала. Из функций им показались наиболее полезными запись событий и переговоров, мониторинг эфира, «одинокий работник», отслеживание положения техники и персонала в реальном времени и другое», — рассказал Алексей Кузнецов.

Окино-Ключевский угольный разрез (дочернее общество ОАО «Интер РАО» ООО «Угольный разрез») в Бурятии тоже недавно был оснащён радиосвязью. Примечательно, что карьер предприятия находится на удалении от основных коммуникаций, ни проводной, ни сотовой связи тут не имелось, так что радиосвязь — это единственный канал связи между персоналом и диспетчерской.

Сложностей разработчикам решения — специалистам компании «КСС СЗ» — добавили форма карьера и большой перепад высот. То есть нужно было построить систему так, чтобы люди на поверхности и на дне карьера могли слышать друг друга. У добывающей компании уже были радиостанции LPD, но их мощности явно не хватало. «Бонусом» стояла задача организовать возможность контроля передвижения и расхода топлива БЕЛАЗов с рабочего места диспетчера.

«Для реализации поставленных задач мы выбрали систему оперативно-диспетчерской связи на базе КУПОЛ DMR и оборудования MOTOTRBO. Проект решили реализовать в два этапа. В первую очередь на выступающем участке карьера была установлена мачта антенны и небольшое отапливаемое здание, где разместились ретрансляторы и прочее оборудование.

Таким образом, было обеспечено стабильное покрытие на всей территории карьера, несмотря на сложный рельеф. Нагруженные грузовики БЕЛАЗ отвозят уголь на удалённый склад, по пути следования до склада и обратно радиосвязь им не требуется. Тем не менее оставалась задача контроля маршрута и потребления топлива.

Эти задачи выполнил модуль «Онега-А»: он сохраняет все телеметрические данные и показания датчиков топлива и по возвращении в зону покрытия радиосистемы передаёт все данные на диспетчерскую консоль «Купол». Диспетчер может оценить наличие скачков в расходе топлива — следствие сливов — и получить данные о времени и месте (координаты) нарушения», — рассказал Ильгар Нахметов.

Интересная деталь: контроль расхода топлива и контроль места нахождения транспортных средств позволили окупить вложенные в проект инвестиции.

Текст: Анна Кучумова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №5, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.