СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

«Мы открыли ящик Пандоры»

За последние три года нормативная база в сфере недропользования претерпела значительные изменения.

За 2014-2015 годы появились документы, которые раньше вообще не существовали в законодательстве о недрах.

Введение новых норм повлекло за собой противоречивые последствия. Безусловно, некоторые проблемы решились, но при этом появились совершенно новые.

На одном из круглых столов форума «МИНГЕО Сибирь» обсуждали весьма неоднозначные результаты обновлённой нормативной базы.

Работа на угольном разрезе

Идеальной нормы не бывает

С 2014 года принципиально изменился способ получения права пользования недрами на уровне поисково-оценочной стадии: согласно принятому приказу №583, заявки стали осуществляться по заявительному принципу ещё до выдачи разрешения на открытие месторождения, причём без каких-либо конкурсов, аукционов и перечней оснований заявки.

Приказ должен был снизить административные барьеры для заявителей и поспособствовать увеличению инвестиций.

«В первую очередь мы планировали разгрузить финансовый бюджет и удельный вес в рамках ФМСБ по территориям Российской Федерации, в том числе по Восточной Сибири.

Но на деле данная норма оказалась нечитаемой и вызвала правовой нигилизм», — констатировал заместитель начальника департамента по недропользованию по Центрально-Сибирскому округу (Центрсиб-недра) Ринат Яхин.

В течение трёх лет в неё неоднократно вносили изменения, и, казалось бы, структура работы стала более-менее понятной.

Но документ до сих пор вызывает огромное количество вопросов, связанных с деятельностью лицензиата.

Более того, при проверке департамент столкнулся не только с отсутствием деятельности на этих участках, но и с различными спекулятивными процессами.

По статистике, норму недобросовестно использовало около 70% недропользователей.

«Мы открыли ящик Пандоры, который дал право любому предпринимателю осуществлять поиск и оценку на любой территории при соблюдении заранее оговоренных условий.

Чтобы остановить этот процесс, пришлось запретить повторную подачу заявки на один и тот же участок.

Теперь предприниматель даже при успешной деятельности может получать лицензии не больше трёх раз в год», — резюмировал Ринат Яхин.

Несмотря на всю противоречивость документа он заявил, что считает приказ № 583 основным документом, который изменил смысл права пользования недрами.


Вторым важным документом стала статья 7.1 Закона РФ, благодаря которой лицензиаты получили возможность исправить опечатки, неправильные математические подсчёты и сведения об участке недр. Однако чёткого определения технической ошибки в документе до сих пор не прописано, и правительство снова столкнулось с разночтениями.

По словам замначальника Центрсибнедр, практически 9 из 10 заявок недропользователей основываются на изменении территории до переданных запасов, абсолютно забывая о возможности решения вопроса другими способами.

Правительство также ввело новый земельный кодекс, который даёт право приоритетного предоставления земельного участка при наличии лицензии. Теперь правовые органы по просьбе лицензиата могут изъять земельный участок у несговорчивого собственника.

«Раньше мы только предоставляли право пользования, и лицензиаты уходили в свободное плавание.

К сожалению, не было ни одного правового механизма, который бы регулировал реализацию проекта. В нормативной базе была лишь одна маленькая статья, в которой говорилось, что земли могут быть изъяты по необходимости.

Сейчас мы можем за определённое вознаграждение изъять земельный участок у собственника для нужд недропользователя.

По статистике, из 9 обращений лицензиатов до фактического изъятия на сегодняшний момент не дошло ни одно. Это хороший механизм превентивных мер в отношении несговорчивых собственников земли», — объяснил Ринат Яхин.

По его мнению, изменения нормативно-правовой базы в сфере недропользования успешно прошли апробацию временем.

«Конечно, есть нюансы, но я не знаю ни одной идеальной нормы», — такими словами закончил свое выступление замначальника Центрсибнедр.

Подавать заявку стало проще?

Нововведения в системе лицензирования недр во многом тоже оказали двоякий эффект.

Как показала практика, обновлённый процесс предоставления права пользования недрами по заявочному принципу в среднем затягивается на 5-9 месяцев.

Такие сроки связаны с тем, что ответы различных ведомств на запросы заявителей требований идут очень долго.

По статистике, с 2014 года по настоящее время всего подано 1900 заявок, из них право предоставлено 544. Отказ получили 653 недропользователя, без какого-либо рассмотрения было возвращено 482 заявки.

Как объяснила заместитель начальника отдела лицензирования по твёрдым полезным ископаемым и подземным водам Центрсибнедр Светлана Василенко, отказы происходят из-за некачественного оформления заявок и недостаточного обоснования границ запрашиваемых участков недр.

По её мнению, истинная причина кроется в отсутствии финансового  кадрового технического обеспечения заявителя.

суэк

Федеральное агентство 26 января 2018 года утвердило новые методические рекомендации по предоставлению права пользования участков недр на конкурсной основе.

Теперь всю информацию об объектах размещают в автоматизированной системе лицензирования недр.

Эта методика сама определяет, какие участки недр включить в перечень.

Пока что утверждение заявок на конкурсной основе происходит медленно. Чтобы ускорить этот процедуру согласования и уменьшить количество ошибок, создали организации «Росгеолфонд» и «Росгеолэкспертиза».

Многим участникам форума стало непонятно, каким образом добавление ещё двух ведомств может уменьшить сроки выполнения подачи заявки.

Светлана Василенко призналась, что организации создали, но не разработали ни их систему, ни сроки согласования.

«Не успели определиться с тем, как именно будет проходить согласование заявок в «Росгеолфонде», как тут же добавилась «Росгеолэкспертиза». Ситуация стала еще запутанней», — добавила она.


«Получается, что эти организации могут держать у себя документы сколько угодно?», — прозвучал резонный вопрос.

Но заявление о том, что сроки согласования не разработали, было тут же опровергнуто. Оказалось, что эксперты должны принять решение по заявке в течение 15 дней, но, как показывает практика, «часто выходят за пределы этих сроков».

 

Радует хотя бы то, что в период с 2015 по 2016 год лицензии были «вычищены» от обязательных объёмов геологоразведочных работ и годовых уровней добычи.

Это заметно ограничило перечень оснований по безусловному праву прекращения права пользования недрами.

«Мы отслеживаем сроки поисковых лицензий, усиливаем контроль обязательств. «Росгеолэкспертиза» занимается лицензированием, не дожидаясь проверок от надзора. Практика очень успешная, в перспективе она распространится на весь массив лицензий», — сообщила г-жа Василенко.

Также с 21 мая 2018 года вступил в силу новый административный регламент по проведению конкурсов и аукционов, упростивший требования по оформлению заявок на участие в аукционах.

«Теперь подавать заявку стало гораздо легче.

Во избежание каких-либо ошибок прошу более тщательно изучать требования.

Если возникают обстоятельства, которые существенно отличаются от тех, при которых лицензии были выданы, вы должны своевременно обращаться за внесением изменений», — посоветовала недропользователям Светлана Василенко и тут же рассказала еще об одном нововведении.

С 19 мая 2018 года года утверждён новый порядок рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для добытчиков из подземных вод, используемых для целей питьевого водоснабжения или технологического обеспечения водой объектов промышленности.

Теперь границы участка недр должны быть согласованы с целым рядом ведомств — Министерством природных ресурсов, Министерством обороны, ФСБ и Министерством экологии рационального использования.

Вполне возможно, что такое нововведение ещё больше затормозит процесс одобрения заявок.

добыча угля на карьере

Конечно, участники форума спросили, сколько времени требуется сейчас на оформление лицензии от подачи заявки до её завершения.

«В среднем — от 5 месяцев до 1,5 года. Это не потому что мы плохо работаем, а потому что долго ждём согласования от государственных служб: ФСБ, Минобороны, Минприроды, Генштаба вооруженных сил и других.

По нашему регламенту, заявка должна быть полностью рассмотрена в течение 20 дней.

С нашей стороны мы делаем всё возможное.

Не получили письмо — дублируем по два-три раза, делаем обзвоны.

Но у других ведомств своя система отчётности, поэтому процесс выходит за границы сроков.

С этим мы пока ничего не можем сделать», — посетовала замначальника отдела лицензирования ТПИ.

добыча угля на карьере

Многие участники круглого стола твёрдо стояли на своём, утверждая, что все инстанции обязаны принимать заявки за 3-5 дня: «Мы должны принимать то, что есть, входить в их положение. А в итоге страдает только недропользователь», — резюмировал один из них.

Однако некоторые высказали мнение, что никаких сроков не может быть вообще, поскольку «это не госуслуга, и у заявителей нет права требовать включения в перечень».

В ходе обсуждения промышленники пришли к выводу, что нужно вводить электронный документооборот. Светлана Василенко предложила другое решение проблемы: нужно принимать решение на более высоком законодательном уровне.

«Норматив нельзя принимать бесконечно.

У нас есть норма — на любой запрос в течение 30 дней должен быть ответ. Я не знаю другого документа, который сможет ускорить этот процесс.

Мы сейчас решаем вопрос межведомственного взаимодействия, в том числе и через соглашение с налоговой службой.

С её помощью мы получаем ответы в течение 10 рабочих дней.

Это свято чтится всеми территориальными налоговыми органами.

Федеральное агентство по недропользованию и налоговая служба работают именно по этому соглашению. В данном случае вопрос может решаться только через них. Пока это единственное эффективное решение», — вмешался заместитель министра экологии и рационального природопользования Красноярского края Дмитрий Еханин.

Кто знает, сколько ещё норм придется принять для того, чтобы сократить сроки одобрения заявки.

Нет никакой уверенности в том, что новые документы помогут сделать этот процесс более быстрым. Как показала практика, всё происходит с точностью наоборот. На сегодняшний день вопрос остался открытым, но хочется верить, что проблема так или иначе решится.

Текст: Валентина Лескина

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №3, 2018

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.