ОКС крепеж для горной отрасли
Узнать больше Свернуть
Развернуть

Компания ОКС – ведущий поставщик крепежных систем и металлоконструкций для горной отрасли с 20-ти летним опытом поставок на крупнейшие горнодобывающие предприятия России и стран СНГ! Следите за новостями компании в нашем Telegram-канале и сообществе ВКонтакте

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Шахта «Листвяжная»: почему случилась авария и как избежать трагедии в будущем

11.04.2022

В конце марта во многих информационных источниках промелькнула новость: из шахты «Листвяжной» эвакуируют горняков. Представители отраслевого сообщества схватились за сердце: «Опять?». Как оказалось, произошла задержка при переходе с основного на резервный вентилятор.

Шахта

Проветривание оказалось недостаточным, горняки пожаловались на недомогание. На всякий случай на поверхность вывели всю смену — 142 человека. Всё обошлось, никаких последствий. В этот раз.

Упоминание «Листвяжной» в последние месяцы заставляет нервно вздрагивать всех причастных к добывающей отрасли. Произошло то, чего не должно было случиться в России в  XXI веке: взрыв, задымление в шахте и множество погибших: 51 человек, пятеро из  них  — это спасатели. Ещё десять лет назад тема промышленной безопасности была ключевой в отраслевой повестке — все инициативы, доклады, отчёты так или иначе сводились к тому, как снизить травматизм в отрасли, как свести число погибших к нулю.

В последние годы проблема вроде бы ушла: приняты нормативные акты, разработаны технические решения, и стало казаться, что на предприятиях изменилось само отношение к риску. К тому же «Листвяжная» — это объект крупной, известной и успешной компании «СДС-Уголь», «одного из лидеров угледобычи в России» (так себя позиционирует само предприятие). Новость об аварии стала громом среди ясного неба и выглядела абсурдной и нереалистичной.

Впрочем, производители систем безопасности вовсе не считают, что проблема промбезопасности ушла из списка актуальных. Если о ней перестали говорить и вынесли «в топ» ESG, цифровизацию, социальное дистанцирование и санкции, так это вовсе не означает, что работа в шахте стала безопасной.

«Давайте посмотрим, что происходит в угледобывающей отрасли в последние годы: в 2010 году 91 человек погиб на шахте «Распадская», в 2013 году — 8 шахтёров на шахте №7 в Киселёвске и 18 шахтёров на шахте «Воркутинская», в 2016 году 36 шахтёров погибли при взрыве метана на шахте «Северная» в Воркуте, и вот в конце 2021-го — несколько десятков жертв на шахте «Листвяжная», — напоминает печальную статистику директор по продажам ТОО «Alpha-Safety» Дмитрий Кан.

И теперь в списке актуальных — вечные вопросы русской интеллигенции на  новый лад: почему случилась трагедия, кто виноват в произошедшем и что делать, чтобы в календаре больше не появлялось этих чёрных дней?

Кулаком по столу

В начале декабря прошлого года, через несколько дней после аварии, в Кремле прошло очень напряжённое совещание: Президент России Владимир Путин очень жёстко отчитал чиновников и руководителей добывающего предприятия. В числе прочего он поручил проверить, все ли решения, принятые в 2010 году после большой аварии на «Распадской», были выполнены. В справке правительства рядом со всеми пунктами стоит отметка «Исполнено».

«Совершенно очевидно, что есть вопросы по поводу качества исполнения или вообще исполнения этих поручений», — констатировал президент.

Официальной причиной аварии на «Листвяжной» называется взрыв метана. Однако, если провести очевидную в  данном случае аналогию, то изначально на предприятии создаётся взрывоопасная ситуация, возникает искра, а уже потом гремит взрыв.

И в документе Следственного комитета, который оказался в руках у главы государства, зафиксировано: «Установлено, что руководством шахты систематически принимались меры к сокрытию фактов чрезмерной загазованности шахты метаном. Результаты работы датчиков токсичных газов фальсифицировались».

И ещё: «Уполномоченными сотрудниками Ростехнадзора проверки на шахте также не проводились, меры к приостановке работ не принимались». Что же касается расследования Ростехнадзором уже случившийся аварии, то ведомство называет причиной «грубые нарушения правил безопасности: «фальсификацию работы системы аэрогазового контроля, отключение автоматической газовой защиты». Никаких «непреодолимых сил природы» в перечне нет. В таком свете авария на кузбасской шахте перестаёт выглядеть чем-то неожиданным.

Опрошенные нами эксперты напоминают, что шахта — это сложный объект, где работают и дополняют друг друга множество систем. И промышленная безопасность — это комплекс мер. Не стоит думать, что достаточно оснастить индивидуальные фонари шахтёров метками позиционирования, и все проблемы решатся. Или же обеспечить достаточное проветривание и сидеть в ожидании чуда.

«К сожалению, пока нет такой чудесной «пилюли», приняв которую, можно расслабиться и забыть про Правила безопасности», — подчёркивает Дмитрий Кан.

«За редчайшим исключением, основной предпосылкой к авариям подобного рода является все возрастающая с настораживающим темпом нагрузка на угольный пласт по мере развития мощностей проходческого и очистного оборудования, способствующая образованию взрывоопасных зон в  шахте (по пыли и метану), с чем далеко не  в  полной мере готова справиться система вентиляции.

Работа вентиляторов главного проветривания (ВГП), как и вся система вентиляции, — вопрос номер один среди прочих слагаемых обеспечения аэрологической безопасности.

В современной шахте горные выработки находятся в непрерывном, с хорошим темпом, развитии, за чем не  всегда в должной мере успевают ВГП. Поэтому контроль проветривания — важнейшая задача организаторов производства и технического надзора. Равно как и автоматизированная система АГК должна находиться под постоянным вниманием.

Бесспорно, рядом с ВГП «стоят» дегазационные установки, обеспечивающие предварительное удаление метана из подлежащего отработке угольного пласта», — комментирует сложившееся положение в угольных шахтах руководитель отделения внедрения ООО НПФ «Гранч», к. т. н. Александр Новиков.

Специалисты отрасли говорят: произошло роковое стечение обстоятельств, когда все недоработки образовали «парад планет». Ведь угольная шахта является опасным производственным объектом, и рисков здесь — целый букет: взрыв газа и пыли, обрушение горных пород, внезапный выброс угля и породы и, безусловно, человеческий фактор.

«Все эти риски уже давно оценены. В  Российской Федерации действуют Федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности «Правила безопасности в угольных шахтах», а в целях содействия соблюдению требований этих ФНиП приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору 05.06.2017 г. было утверждено Руководство по безопасности «Методические рекомендации по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на угольных шахтах», где все существующие риски изложены в формате единого документа.

Не зря говорят, что правила безопасности написаны кровью. Их игнорирование прогнозируемо приводит к возникновению аварийных ситуаций различных масштабов. Безусловно, делать выводы об ответственных за их возникновение является прерогативой следственных органов, но, по моему личному мнению, ответственными за  недопущение аварий подобных случившейся на «Листвяжной» должны быть две стороны: первая — та, которая должна соблюдать требования ФНиП на  подземном объекте, вторая — которая осуществляет надзор за выполнением этих требований со стороны государства», — считает Дмитрий Кан.

«Мы считаем, что данный инцидент связан именно с умножением вероятностей разных опасных событий, одним из которых может являться неправильное функционирование системы АГК. Хотя сами по себе ошибки эксплуатации системы АГК не являются причиной данного трагического события», — отмечает генеральный директор Piklema (ООО «Пиклема») Сергей Абасов.

А где же новые технологии?

На совещании у президента собственники шахты сидели, опустив головы. На самом деле, что тут скажешь? Руководство предприятия не пыталось оправдываться или отказываться от ответственности.

«Абсолютно все внешние факторы официально показывали, что там всё замечательно. Мы все эти дни проводили дотошно внутреннее согласование всех затрат — у меня за подписью всех есть документ. 1 475 миллионов рублей было затрачено на вопросы промышленной безопасности, охраны труда. К сожалению, вынужден признать, что это была только кажущаяся стабильность», — сказал гендиректор холдинга «СДС-Уголь» Геннадий Алексеев.

Действительно, все эти годы было столько разговоров об ужесточении нормативов, о новых технологических решениях, которые помогут предотвратить аварию или хотя бы не допустить человеческих жертв. Статус компании не позволил бы ей игнорировать существующие требования, да и сумма названа внушительная. При этом в шахте погибли даже спасатели! Что пошло не так?

«Я напомню, что технические решения не панацея от  инцидентов и аварий. Технические решения — это инструмент контроля и анализа ситуации, а то, как они используются, это управленческое решение конкретной компании», — напоминает Сергей Абасов.

«Я думаю, дополнительные сложности в «Листвяжной» возникли из-за отсутствия поисковой системы в целом и неудовлетворительного состояния системы позиционирования, в частности и отсутствием камер спасения.

Не было актуальной и достоверной информации о местоположении людей, их количестве в момент аварийной ситуации. Поисковые операции проводились практически вслепую, что, к сожалению, и привело к таким плачевным последствиям», — добавляет заместитель директора по развитию АО НВИЦ «Радиус» Руслан Смирнов.

«Если верить информации в открытых источниках, то на момент возникновения аварии ни самоспасатели, ни метки позиционирования, ни иные системы не были в рабочем состоянии. То есть и средства предупреждения, и средства спасения оказались не у дел!» — обращает внимание Александр Новиков.

«Из официальных, публичных источников мы знаем, что спасатели шли в полную неизвестность, точное позиционирование шахтёров отсутствовало либо изначально (скорее всего, там была установлена система зонального определения местоположения), либо имеющаяся система не отработала в тот момент, для которого, собственно, она и была предназначена», — соглашается Дмитрий Кан.

Здесь специалист делает важную ремарку. Не совсем ясно, на чьих плечах в данном случае лежит ответственность: то ли добывающая компания просто проигнорировала существующие требования (неужели такое возможно?), то ли вопросы следует задать поставщику решения.

По сути, речь идёт о том, что система позиционирования является аварийной системой, основные её функции — отслеживать местоположение людей в  режиме реального времени, обеспечить аварийное оповещение с осознанным подтверждением получения аварийного сигнала шахтёрами.

Вроде бы это очевидно, однако в нужном разделе ФНиП нет ремарки «должна работать до аварии, во время аварии и после аварии в не повреждённых взрывом участках шахты» относительно системы позиционирования. Не исключено, что этим пробелом пользуются как предприятия, так и поставщики, и в результате в самый ответственный момент шахта оказывается «слепой».

«В чём тогда смысл таких внедрений и требований — большой вопрос. Мы считаем просто необходимым периодически вносить изменения в нормативные документы, так как технологии развиваются стремительно», — считает Дмитрий Кан.

«Гладко на шахте было всё только на бумаге, а фактически оказались неисправны источники питания, датчики измерения метана, не проводились работы по модернизации системы определения местоположения персонала в горных выработках. Сотрудники допускались в шахту без средств индивидуальной защиты, имелись случаи сокрытия показаний индивидуальных приборов контроля.

При этом ответственные должностные лица предприятия не приостановили ведение горных работ», — доложил генпрокурор РФ Игорь Краснов, рапортуя о результате проведённой проверки Владимиру Путину.

Какие уж тут вопросы к технологическим решениям.

Грянул гром

Что ж, если отрасль ждала знака свыше для обновления, то это он. Всех обвиняемых по делу об аварии на «Листвяжной» заключили под стражу, заведено два уголовных дела. Жаль, что исправить задним числом ничего не удастся.

На «Листвяжной» не удастся, а вот другие добывающие объекты имеют шанс не допустить того самого рокового стечения обстоятельств. На шахтах и рудниках началась волна проверок, причём коснулась она даже тех объектов, где метана нет и по определению быть не может.

Конечно же, попали под проверки шахты Кузбасса. На совещании с президентом губернатор региона Сергей Цивилёв доложил о 600 обнаруженных нарушениях, правда, уточнил, что все они устраняются на месте и рисков для шахты за собой не влекут. Бурную деятельность развернула Генпрокуратура, задействовав все профильные ведомства и проверив не только шахты, но и разрезы. Ничего хорошего эти проверки не показали.

«Эксплуатируются неисправные системы пылеподавления, аэрогазового контроля, не выполняются замеры уровня метана. Шахтёры не обеспечиваются средствами индивидуальной защиты и пожаротушения. Разумеется, всё это потребует отдельной правовой оценки и принятия необходимых мер для обеспечения безопасности», — доложил президенту генпрокурор и  подлил масла в огонь, рассказав о  неэффективной работе Ростехнадзора.

В  частности, Игорь Краснов отметил, что «инспекторы сняли с контроля предписания об устранении 2,5 тысячи нарушений, даже не выходя из кабинета». В общем, полетели головы.

Специалисты рынка систем безопасности, полагаясь на свой опыт, говорят, что компаниям, ведущим добычу подземным способом, действительно есть куда расти.

«Оснащённость предприятий решениями для обеспечения безопасности шахтёров отличается от предприятия к  предприятию. Крупные компании, особенно если они являются публичными, уделяют больше внимания вопросам безопасности, ведь каждая авария с человеческими жертвами влияет на стоимость их акций в том числе.

Да и про общественное мнение забывать не стоит. С мелкими, удалёнными от цивилизации подземными объектами ситуация значительно хуже: инфраструктура отсутствует, связи нет, логистика туда сложная, проверок, соответственно, меньше, внимание к ним не столь пристальное, как к крупным объектам», — отмечает Дмитрий Кан.

По опыту специалиста ТОО «Alpha-Safety», системы безопасности сегодня имеются на большинстве шахт. Другой вопрос, что многие из них нуждаются в модернизации, а то и полной замене. А это ведь не только деньги, но бюрократия выбора поставщика, разработка, согласование проекта, закупка, монтаж… В общем, целое дело.

«Хотя, я думаю, что большая часть менеджмента добывающих компаний как минимум задумалась о важности наличия на своих объектах современных технических средств обеспечения безопасности — это, считаю, уже является достижением. Повышая безопасность ведения горных работ, предприятие увеличивает производительность  — это уже своего рода аксиома.

Уверен, что недавняя авария послужит триггером для дальнейших действий по улучшению ситуации с  безопасностью в шахтах. Но и позиция государства здесь должна быть твёрдой — оно в лице надзорных органов должно тщательно следить за неукоснительным выполнением требований законодательства в части охраны труда и промышленной безопасности.

Можно сказать, что проблема с безопасностью на шахтах и рудниках — системная, но хочется отметить, что всё же положительная тенденция на улучшение ситуации присутствует. Это не может не внушать оптимизма», — подчёркивает Дмитрий Кан.

«Были в моей практике предприятия, где внедрения начинались только после посещения объектов представителями проверяющих организаций», — поделился Руслан Смирнов.

Он ещё раз отмечает, что за системами безопасности сохраняется «репутация» решений, которые «не приносят прямой финансовой выгоды», что и  формирует определённое отношение к ним. Хотя этот вопрос звучал уже множество раз, и специалисты отрасли, да и сама жизнь не раз подтверждали, что есть прямая связь между этими решениями и производительностью труда на предприятиях — вот и Дмитрий Кан в комментарии выше еще раз обращает на это внимание.

«Предприятия и технические специалисты, заинтересованные в безопасных условиях труда, стараются выполнять все пункты ФНиП и предписания Ростехнадзора, внедряют передовые современные системы, увеличивают культуру и эффективность производства. И при этом я хочу отметить, что многие объекты до сих пор не оснащены системами поиска в завалах.

Естественно, на этапе проведения массовых проверок данный факт был выявлен, и в результате количество обращений за системой поиска возросло. Но не стоит забывать, что для корректной работы данной системы необходимо иметь высокоэффективную систему аварийного оповещения. Системы должны работать в паре, и только в этом случае поисковая операция увенчается успехом», — подчеркивает Руслан Смирнов.

При этом российские производители рвутся в бой. Надо сказать, что рынок систем безопасности — очень ёмкий, здесь большое количество игроков из России и стран СНГ, так что санкции его не подкосили. И специалисты НПФ «Гранч», например, заявляют, что в  состоянии в течение двух-трёх лет оснастить все угольные шахты Кузбасса системами определения местоположения, аварийного оповещения и поиска людей, застигнутых аварией.

Наши читатели наверняка знакомы с этим решением, но всё же напомним, что подобные системы позволяют определить местоположение шахтёра в режиме реального времени, горняк в случае чего сможет подать сигнал тревоги, плюс к тому со встроенного в индивидуальное устройство газоанализатора диспетчеру наверх отправляются актуальные данные о газовой обстановке на рабочих местах в горных выработках.

В современной версии системы получают применение устройства оповещения со встроенной видеокамерой, позволяющие вести видеотрансляцию из шахты в режиме реального времени.

Современные решения действительно могут многое, однако опрошенные нами эксперты не отмечают какой-то новой волны интереса к ним после истории с «Листвяжной». По словам Александра Новикова, некоторая реакция наблюдается, но по большей части компании сегодня озадачены приведением в порядок документации по действующим системам безопасности.

Это, конечно, тоже дело нужное, ведь несоблюдение требований ведения документации — это тоже нарушение, а про шквал проверок мы уже рассказывали.

Танцы на граблях

Конечно, авария на «Листвяжной» актуализировала вечный вопрос «Что делать?». Однако велосипед тут не изобретёшь. Технические решения разработаны, организационные — тоже. Вопрос в реализации.

«Уверяю вас, самая совершенная МФСБ превратится в ничто, если на шахте главенствовать будет принцип «Сегодня дать стране угля больше, чем вчера!». И любой ценой. Стахановщина была необходима и полезна в другое время. Сегодня пора иметь иные приоритеты. В современных угольных шахтах на повестке дня должны быть такие термины, как автоматизация технологических процессов и безлюдная технология угледобычи», — настаивает Александр Новиков.

12 лет назад, после «Распадской», только и разговоров было о том, что шахтёры «гонят план», забывая о безопасности, потому что их зарплата зависит от объёмов добычи. Подключались опытные горняки, профсоюзы. Но, видимо, говорили мало, ведь, судя по словам родственников погибших шахтёров, проблема всё ещё на повестке дня.

Тогда, в 2010 году, Владимир Путин дал поручение устранить перекосы в системе оплаты труда. Вроде бы устранили, но теперь оказывается, что этот вопрос снова нуждается в пересмотре. На совещании у президента «нагоняй» получил и министр труда и соцзащиты.

А ещё тогда, в 2010-м, говорил о том, что необходимо «создать условия, при которых им [собственникам шахт] выгодно будет вкладывать деньги в реальную безопасность, а не в бумажную». Но сейчас, 12 лет спустя, эксперты отрасли говорят, что проблема формального подхода так и осталась проблемой.

Дмитрий Кан поделился собственным опытом. Работая в отрасли, он и  его коллеги часто сами спускаются в шахту, так что проходят вводный курс техники безопасности. Так вот, этот самый курс нередко сводится к подписям в журнале и раздаче брошюрок. И не стоит думать, что так поступают только с гостями — и сами шахтёры тоже продолжают заполнять формальные журналы и расставлять галочки.

«По моему убеждению, навыки того, как действовать в аварийной ситуации, должны быть отточены на уровне рефлексов. При том же выбросе газа каждая секунда промедления включения в самоспасатель может привести к необратимым последствиям.

Проведение обучающих мероприятий, без всяких сомнений, — зона ответственности предприятия. Необходимость проведения таких мероприятий на случай аварии прописана в ФНиП.

Существует множество мировых практик, которые можно взять за основу подготовки наших шахтёров, но зачастую у предприятия на это нет времени — план нужно выполнять. Да и отделы ОТиТБ не имеют необходимых полномочий и беспрекословно выполняют порой незаконные указания руководства, а не ФНиП», — уверен Дмитрий Кан.

Вернёмся также к определению системы безопасности как решения, «которое не приносит прибыль» — такое мнение в отрасли живо. В результате компании порой воспринимают обязательства внедрять такие системы как некоторую нагрузку, повинность. Отсюда стремление купить то, что подешевле, даже если оно не отвечает требованиям безопасности — лишь бы закрыть хотя бы минимальные требования.

Или другой вариант крайности: если уж вкладываться в систему безопасности, так кроме основного функционала желательно нагрузить её дополнительными «фитчами» в виде объединения тех же систем позиционирования с высокоскоростной передачей данных, функцией «свой-чужой», возможности интеграции во всевозможные информационные системы и пр., чтобы инвестиции окупались, пусть даже в ущерб надёжности.

«Желания, в общем-то, понятные. Сейчас все стремятся к цифровизации, но та же система передачи данных (промышленный Wi-Fi), на мой взгляд, должна быть отдельной системой, мешать её с системой позиционирования, являющейся, напомню, аварийной системой, чревато не самыми хорошими последствиями.

Все же понимают, что в аварийной ситуации, когда шахтёр включен в самоспасатель, цифровая голосовая связь с использованием раций и телефонов становится бесполезной. На этот счёт мы обычно говорим: «Нельзя держать все яйца в одной корзине», — подчёркивает Дмитрий Кан.

К слову, о цифровизации. Конечно же, это тренд, и цифровые решения сегодня помогают и в решении вопросов безопасности. Только, подчёркивает Сергей Абасов, не стоит пытаться найти большую кнопку с надписью «Счастье» и ожидать, что ИТ-системы сами будут решать проблемы без инвестиций со стороны во внутренние изменения со стороны компании.

«Уже сейчас практически во всех шахтах используются системы МФСБ. Совокупность данных решений, безусловно, позволяет контролировать и  анализировать уровень метана в  угольной шахте, принимать управленческие решения.

Важно, чтобы сами решения было своевременны, и  информация, которая визуализируется и сохраняется в информационных системах, была достоверна. Вот с этой задачей нужно работать.

Если говорить про инновации, то десятки гигабайт собираемых данных от различных информационных систем можно использовать для построения прогноза, как будет меняться уровень метана в  будущем, и на основе этого выдавать управленческие решения об остановке работы лавы.

Это, например, может быть система прогнозирования уровня метана, она работает на основе данных АГК и другой информации. Такое решение способно заблаговременно выдавать прогноз о повышении уровня метана, что позволит сократить простои лавы по предупредительным событиям промышленной безопасности.

Ещё одно современное решение — это цифровые советчики, которые, кстати, не требуют инвестиций в оборудование. Для всех технологических процессов, где работают люди, в промышленности мы считаем, что в скором времени будут использоваться цифровые советчики, дающие точные рекомендации по режимам работы.

Для горных инженеров и управленцев потребуется только следить, как линейный персонал выполняет эти рекомендации, и если они будут выполняться, цели, связанные с производительностью, не будут вступать вразрез с безопасностью людей на горных предприятиях», — отмечает Сергей Абасов.

В заключение всё же отметим, что представители отрасли, с которыми мы обсуждали тему аварии на «Листвяжной», говоря о системных проблемах, всё-таки отмечают большой путь, который прошли российские шахты за последние годы — даже с момента аварийных событий на той же «Распадской».

Отношение к теме безопасности становится более ответственным, «пустых» шахт, где нет вообще никаких современных решений, уже почти не встретишь. Поэтому хочется верить, что больше нам не придётся вести подобные разговоры, готовить аналогичные статьи и мониторить новостную ленту с отчётами о количестве погибших.

Эксперты информационной сети «Техэксперт»

«Чрезвычайная ситуация, произошедшая на шахте «Листвяжная», стала одним из наиболее резонансных событий последних лет. При отсутствии окончательных выводов, сформулированных по результатам расследования произошедшей катастрофы, можно говорить лишь о том, что к данному событию могли привести грубые нарушения требований промышленной безопасности, связанных с эксплуатацией угольных шахт.

Российские компании уже много лет занимаются разработкой различного ПО, позволяющего специалистам, отвечающим за промышленную безопасность на местах, иметь бесперебойный доступ к достоверной нормативной документации и другим важным материалам, позволяющим организовать своевременные проверки, обучение персонала и провести оценку состояния производства.

Такая осведомленность в критичных случаях может помочь руководителям правильно среагировать на ситуацию и спланировать свои действия по предупреждению и ликвидации её последствий. Линейку подобных информационных систем создает Консорциум «Кодекс».

В профессиональной справочной системе «Техэксперт: Промышленная безопасность» содержатся различные сервисы, справочные и информационные материалы, касающиеся эксплуатации отдельных видов опасных производственных объектов. В системе есть полный и необходимый перечень документов, позволяющий специалистам всесторонне разобраться в производственных ситуациях и спланировать свою работу.

Интеллектуальные сервисы, внедренные в систему «Техэксперт: Промышленная безопасность», позволяют отслеживать актуальность, сроки действия, а также последние изменения, внесенные в нормативную документацию. Всё вместе позволяет специалистам принимать верные решения на рабочем месте и избегать негативных сценариев в своей деятельности».

Мнение экспертов

Дмитрий Кан, директор по продажам ТОО «Alpha-Safety»
Дмитрий Кан, директор по продажам ТОО «Alpha-Safety»

Дмитрий Кан, директор по продажам ТОО «Alpha-Safety»

«Повысить эффективность мер по предотвращению трагедий, подобных аварии на «Листвяжной», можно только совокупностью технических и организационных решений. Это целый комплекс технических средств и документов, который обязательно присутствует в проекте на МФСБ на каждом конкретном предприятии.

Уповать исключительно на технические решения было бы не менее халатным, чем не принимать их в расчёт вовсе, полагаясь лишь на организационные. В данном случае научные исследования и разработки в части обеспечения промышленной безопасности, существующие технологии призваны помочь сделать труд шахтёров более безопасным, минимизировать риски, контролируемо вывести шахтёров на поверхность, а спасателям успешно провести поисковые операции в случае необходимости. Не стоит забывать и о культуре охраны труда, а в качестве примера можно привести нефтегазовую отрасль, где безопасность является главным лозунгом каждого сотрудника».

Сергей Абасов, генеральный директор Piklema (ООО «Пиклема»)
Сергей Абасов, генеральный директор Piklema (ООО «Пиклема»)

Сергей Абасов, генеральный директор Piklema (ООО «Пиклема»)

«Аварии на шахтах происходили раньше и происходят и сейчас, это безусловно связано с газом, метаноносностью пластов. Есть много способов снижения риска данных инцидентов. Я думаю, об этом и нужно говорить.

Большинство традиционных подходов описаны в классических для отрасли трудах: «Воздух в шахте» Ф. С. Клебанова, а также «Взрывоопасность угольных шахт» А. Т. Айруни, Ф. С. Клебанова, О. В. Смирнова. В них описаны принципы прогнозирования причин и условий возникновения взрывов газовоздушных и углепылевоздушных смесей в угольных шахтах, даны описание и оценка эффективных способов их предотвращения.

Отличие ситуации в наши дни по сравнению с трагедиями, которые происходили 10–20–40 лет назад, связаны с возможностью детального контроля, отслеживания процессов отработки угольных пластов. Современная горная техника во многом является цифровой, и детальный анализ режимов работы как горного оборудования, так и всей горнотехнической системы даёт значительные преимущества для безопасного ведения горных работ в наши дни».

Александр Новиков, руководитель отделения внедрения ООО НПФ «Гранч», к. т. н.
Александр Новиков, руководитель отделения внедрения ООО НПФ «Гранч», к. т. н.

Александр Новиков, руководитель отделения внедрения ООО НПФ «Гранч», к. т. н.

«Мы, НПФ «Гранч», склонны согласиться с позицией Ростехнадзора о причинах аварии на «Листвяжной».

Вместе с тем считаем, что не стоит сваливать все проблемы на так называемый «человеческий фактор».

Техническая составляющая процессов угледобычи играет далеко не последнюю роль в вопросах обеспечения промышленной безопасности и безопасности производства горных работ».

Руслан Смирнов, заместитель директора по развитию АО НВИЦ «Радиус»
Руслан Смирнов, заместитель директора по развитию АО НВИЦ «Радиус»

Руслан Смирнов, заместитель директора по развитию АО НВИЦ «Радиус»

«Я ещё раз подчеркну: без должного уровня и компетенций эксплуатирующей организации выстроить эффективную эксплуатацию современных систем безопасности и связи практически невозможно.

Выполнение технических регламентов, предусмотренных заводом-изготовителем, авторский надзор и техническое обслуживание — всё это продлевает срок службы и повышает корректность работы оборудования в целом. Также говоря о современных системах МФСБ, нужно учитывать, что они не могут быть построены только на основе оптоволоконной линии связи, которую в обязательном порядке нужно резервировать, а в состав МФСБ обязательно должны входить системы, использующие оборудование для беспроводной передачи сообщений сквозь горную породу для аварийного оповещения и поиска пострадавших. Учтено всё это должно быть ещё на этапе проектирования».


Текст: Кира Истратова

Спонсор статьи:

Alpha-Safety

alpha-safety.kz
Решения Alpha-Safety
Автоматизация и аэрогазовый контроль
+7-7232-492240
На правах рекламы


Поделиться:
Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №2, 2022
Еще по теме

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спецпроекты
Уголь России и Майнинг 2022
Проект «Уголь России и Майнинг – 2022» глазами dprom.online. Обзор XXX Международной специализированной выставки в Новокузнецке: обзоры техники,...
MiningWorld Russia 2022
Обзор технических решений для добычи, обогащения и транспортировки полезных ископаемых, представленных на площадке МВЦ «Крокус Экспо» в Москве....
Рудник Урала
Главные события выставки «Рудник Урала» в рамках спецпроекта dprom.online. Полный обзор мероприятия: «живые» материалы об участниках и их решениях -...
В помощь шахтёру
Путеводитель по технике и технологиям, которые делают работу предприятий эффективной и безопасной.
Уголь России и Майнинг 2021 | Обзор выставки
Спецпроект dprom.online, посвящённый международной выставке «Уголь России и Майнинг 2021» в Новокузнецке. Репортажи со стендов компаний-участников,...
Mining World Russia 2021 | Обзор выставки
Спецпроект MiningWorld Russia 2021: в прямом контакте. Читайте уникальные материалы с крупной отраслевой выставки международного уровня, прошедшей...
День Шахтёра 2020
В последнее воскресенье августа свой праздник отмечают люди, занятые в горной добыче. В День шахтёра 2020 принимают поздравления профессионалы своего...
Уголь России и Майнинг 2019
Спецпроект dprom.online: следите за выставкой в режиме реального времени.

Ежедневно: репортажи, фотоотчеты, обзоры стендов участников и релизы с...

COVID-2019
Спецпроект DPROM-НОНСТОП. Актуальные задачи и современные решения. Достижения и рекорды. Мнения и прогнозы. Работа отрасли в условиях новой...
Mining World Russia 2020 | Репортаж и обзор участников выставки
Международная выставка в Москве Mining World Russia 2020 – теперь в онлайн-режиме. Показываем весь ассортимент машин и оборудования для добычи,...
популярное на сайте
Подпишитесь на Телеграм-канал "Добывающая промышленность" Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.