Флотационное оборудование
Узнать больше Свернуть
Развернуть

АО «НПО «РИВС» – российский разработчик технологических решений и поставщик флотационного оборудования.
Компания производит и поставляет собственное оборудование РИФ и запасные части, которые применимы для флотационного оборудования любых производителей.

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Нефтегазовая отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода

31.08.2022

Российским нефтегазовым компаниям, к сожалению, не привыкать работать в условиях санкций. С ограничениями им пришлось столкнуться ещё в 2014 году. Уже тогда зазвучали призывы к импортозамещению и диверсификации экспорта — развитию восточного направления. Поэтому говорить, что меры, принятые недружественными странами после 24 февраля, стали громом среди ясного неба, было бы неправильно.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото: ru.freepik.com

Неожиданным стал масштаб новых санкций, готовность вчерашних партнёров идти до конца, даже если это наносит серьёзный вред их собственной экономике. Отрасли пришлось в кратчайшие сроки адаптироваться к новым экстремальным условиям.

Среди важнейших задач: импортозамещение оборудования и технологий после ухода из России ряда крупных зарубежных компаний и поиски новых рынков сбыта после эмбарго США, Великобритании и стран ЕС. Как нефтегазовому сектору удаётся справляется с этими вызовами?

Курс на импортозамещение

Долгое время бизнес предпочитал покупать готовые решения в других странах, и эта политика, действительно, приносила свои плоды. За счёт западных технологий удалось быстро нарастить объёмы добычи и переработки нефти и газа.

То же самое можно сказать и о партнёрстве с крупными международными холдингами: TotalEnergies, British Petroleum, Shell. Понятно, что у этой медали была и обратная сторона, однако этими рисками долгое время пренебрегали.

Сейчас пришло время «расплаты». Яркий пример — резкое сокращение добычи нефти на проекте «Сахалин-1» после того, как американская компания ExxonMobil отозвала своих специалистов. Также на неопределённый срок отложена добыча нефти на арктическом шельфе, «подвисло» строительство заводов по производству СПГ, неясной остаётся судьба проектов по модернизации российских нефтеперерабатывающих заводов.

При этом зависимость от импорта сильнее всего в высокотехнологичных сегментах добычи, отметил в интервью «Ведомостям» директор нефтесервисной компании «Акрос» Пётр Рябцев. Речь идёт об интеллектуальных системах закачивания скважин, системах для роторного управляемого бурения и т. д.

Здесь доля иностранных компаний достигает 80%, пишут «Ведомости». В  то  же время, если говорить о низкотехнологичных сегментах нефтедобычи, таких как разделение сырья на фракции за счёт физических процессов, то здесь только 10–15% рынка занимали зарубежные фирмы.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото: ru.freepik.com

По отдельным направлениям зависимость от импорта остаётся критичной, однако называть ситуацию катастрофической было бы преувеличением. Производственный процесс не прекратился, к тому же с момента введения первых санкций были достигнуты определённые успехи и на ниве импортозамещения.

«В 2014 году мы создали межведомственную рабочую группу и научно-координационный совет. За это время мы увеличили долю российского оборудования на рынке до 60%, наши компании за этот период освоили более 40 видов промышленного оборудования. Государство в развитие технологий, создание новых производств вложило порядка 18 млрд рублей, а в целом объём инвестиций составил 315 млрд рублей.

Да, это, может быть, скромные результаты, но они есть, и это результат плотного и тесного взаимодействия с нашими заказчиками», — рассказал на  Национальном нефтегазовом форуме заместитель министра промышленности и торговли Михаил Иванов.

Всего на государственном уровне определенно 18 приоритетных направлений. Среди них производство оборудования для сжижения природного газа, создание флота ГРП и разработка роторных управляемых систем, технологии морской геологоразведки, создание катализаторов для нефтехимии.

По оценкам Vygon Consulting, к 2024 году долю импорта по этим технологическим направлениям удастся снизить до 10–50%. Это, безусловно, шаг вперёд, особенно если учесть, что обеспечить себя отечественным оборудованием и технологиями на 100% невозможно. В то же время надо понимать, что ситуация сильно отличается по отраслям, и где-то работу по импортозамещению придётся начинать с нуля.

Что мешает отечественным производителям?

Долгое время перспективные отечественные разработки находились «в тени». Казалось бы, теперь, когда иностранные конкуренты «самоликвидировались», перед российскими компаниями должен загореться зелёный свет. Однако на деле процесс импортозамещения идёт не так гладко, как хотелось бы. В чём причины?

«Даже там, где мы всегда считали, что это российский продукт, стопроцентное импортозамещение — это всё-таки редкая история, и никогда такой цели не ставилось. И из-за этого у многих разработчиков есть небольшие с точки зрения себестоимости, но крайне важные зарубежные элементы», — отметил в своём выступлении на ННФ директор по операционной работе кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково» Олег Перцовский.

После ухода из РФ ряда зарубежных брендов и из-за проблем с логистикой эта критическая зависимость от импортных комплектующих во многих случаях застопорила процесс на многих предприятиях, которые мы привыкли считать отечественными.

Из этой ситуации есть два очевидных выхода: наладить собственное производство или искать альтернативы на других рынках. И здесь мы подходим к следующему сдерживающему фактору: нельзя говорить, что отечественные производители оказались в бесконкурентной среде, на рынке остались азиатские компании.

«Мы до конца не понимаем, в чью пользу сделают выбор потенциальные заказчики. В первую очередь все ищут альтернативные решения на тех рынках, которые доступны, в частности, в Китае. Крупные компании ориентируются на  продукт, который уже давно на рынке, пусть он не самый инновационный, но с  ним работать проще, понятнее, надёжнее. И сейчас, хотя часть западных разработок ушла с рынка, конкуренция с восточными всё равно сохраняется», — констатирует Олег Перцовский.

В то же время никто не ставит задачу заменить 100% импорта. Утрируя, скажем: неразумно строить целый завод, если вам нужен один станок. Так что какая-то доля импорта в любом случае будет сохраняться. Эксперты расходятся в оценках того, какую долю должны занимать отечественные решения для того, чтобы говорить о достижении технологического суверенитета.

Так, президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль выступает за процентное соотношение 80/20. В Минпромторге полагают, что доля импорта может быть выше, но при этом не  должно быть критической зависимости от одного поставщика. И даже если за счёт поставок из стран Азии удастся решить проблему здесь и сейчас, это может привести к возникновению уже новой зависимости. А значит, задачи по достижению технологического суверенитета никто не отменял.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото: Андрей Халбашкеев

Отраслевой заказ и национальные стандарты

До недавних пор технологическое развитие отрасли происходило в обстановке конкуренции, когда крупные ВИНКи имели свою линейку оборудования. Эта модель имеет свои преимущества. Во-первых, соперничество стимулирует прогресс. Во-вторых, наличие нескольких альтернативных технологий делает систему в целом более устойчивой. Однако после 24 февраля в отрасли всё громче начали говорить о необходимости национальных стандартов и отраслевого заказа.

«Сегодня мы видим ситуацию, когда каждая компания фактически ведёт работу по созданию одних и тех же технологий самостоятельно, более того, бывает, что в  рамках одной корпорации несколько подразделений могут заниматься созданием похожего вида оборудования. Чтобы этого не происходило, необходимо создать отраслевые стандарты и требования к оборудованию», — призывает руководитель проектного офиса «Энерготехнохаба Петербург» от компании «Газпром нефть» Андрей Власов.

Его поддерживает Геннадий Шмаль.

«Надо переходить от ручного управления к системе. Импортозамещение надо начинать с создания нормативно-технической документации: технических регламентов, стандартов. Сейчас они корпоративные, и получается, что насос, произведённый для «Роснефти», уже нельзя использовать на месторождениях «Газпром нефти», — посетовал г-н Шмаль.

Такой же точки зрения придерживаются и в правительстве.

«Каждый хочет иметь «натуральное хозяйство», иметь свои решения. Отсюда конкуренция за ресурсы разработчиков и  производителей внутри страны, которых не так-то много. Унификация и стандартизация заказа — один из тех вопросов, к которым самым внимательным образом стоит отнестись регуляторам в лице Минэнерго, Минцифры, Минпромторга»,  — считает заместитель министра промышленности и торговли Василий Шпак.

Так что, по всей видимости, планирования в российской экономике в целом и в нефтегазовой отрасли в частности станет больше. По мнению участников рынка, государство должно не только разрабатывать стандарты и правила игры, но и определять векторы развития, направлять, контролировать, и, главное, финансировать.

«Как реализовать такие масштабные проекты за год-полтора? Только за счёт кооперации, которая была развита и в СССР. Важен якорный заказчик, тот, кто это оборудование будет покупать, важно правильное ТЗ, обратная связь в онлайн-режиме, важна прикладная наука, без неё в лучшем случае скопируете какой-то образец, и маловероятно, что он получится лучше, скорее чуть хуже. А государство должно решать вопросы субсидий и координации», — считает генеральный директор «Росгеологии» Сергей Горьков.

Консолидация усилий в сложившихся условиях действительно важна. В то же время мировой опыт показывает, что отказ от конкуренции, в том числе внутренней, не приводит ни к чему хорошему в долгосрочной перспективе. И в стремлении к унификации важно не перегнуть палку.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото предоставлено «Фонд Росконгресс», roscongess.org

Переходим на российское ПО

Отдельная тема для разговора — импортозамещение в сфере IT. За последние годы российские нефтегазовые компании заметно продвинулись в цифровизации производства. Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ оценил спрос российского топливно-энергетического комплекса на передовые цифровые технологии в 30,7 млрд рублей в 2020 году. Потенциально этот рынок может быть ещё больше.

«Рынок нефтесервисных услуг в добыче — это порядка 1,5 трлн рублей прямых трат. Из них половина — это простые услуги: железо, стройка и прочее, а остальные 700–750 млрд — это высокотехнологичные услуги, из которых затраты на расчёты и ПО будут составлять 150–200 млрд. Это большой кусок.

В нефтепереработке отраслевой спрос поменьше, но тоже существенный. Всё вместе — это рынок в несколько сотен млрд рублей, один из крупнейших рынков в стране по IT», — подсчитал первый заместитель министра энергетики Павел Сорокин.

Такой интерес к «Индустрии 4.0» легко объясним, ведь затраты на внедрение «цифры», как правило, быстро окупаются. Аналитики агентства Vygon Consulting подсчитали, что только за счёт развития методов искусственного интеллекта в российской нефтегазовой отрасли компании могут выгадать 2,95 трлн руб., а государство ещё 2,45 трлн руб. в период с 2025 по 2040 гг. Кроме этого, внедрение цифровых технологий позволит снизить стоимость подготовки запасов нефти в России более чем в 3 раза, приводят данные из отчёта Vygon Consulting «Ведомости».

Однако сфера IT — одна из тех, где зависимость от импорта ощущается сильнее всего. В 2020 году агентство «Т1 Консалтинг» оценило уровень использования российского ПО в промышленности не выше 10%. Если говорить о специфическом отраслевом ПО для нефтегазового сектора, то здесь его долю Павел Сорокин оценил в 5–10%. В то же время нужно понимать, что IT — та сфера, где невозможен параллельный импорт.

«Государство сейчас поддерживает схемы «серого» импорта в том, что касается оборудования. Но в плане ПО такие схемы просто не работают. Невозможно «серым» образом провести лицензионное ПО и установить его на объекте», — комментирует председатель Союза разработчиков ПО и ИТ для ТЭК Борис Харас.

Есть в этой ситуации и положительные моменты. Во-первых, для того чтобы разработать, апробировать и внедрить софт, нужно намного меньше времени, чем в случае с оборудованием или реагентами. Во-вторых, у российских разработчиков есть достаточные для этого компетенции.

Тем не менее переход на отечественное ПО — отнюдь не безоблачный процесс. Так, по словам руководителя отдела развития интеллектуальных систем NAUMEN Никиты Кардашина, предстоит решить проблему совместимости российских разработок с имеющимися аппаратными и программными продуктами. Кроме этого, возникают опасения: не снизят ли требования к себе отечественные разработчики, оказавшись в бесконкурентной среде?

«Теперь на внутреннем рынке я буду побеждать не потому, что наш продукт лучше, а потому что это импортозамещение, когда на безрыбье и рак — рыба. Для себя я определился, что мы свои продукты будем делать лучшими независимо от того, есть ли конкурентные преимущества из-за импортозамещения или нет.

Я уверен, что и наши клиенты хотят получить лучшие продукты, обеспечить максимальную эффективность производства, а не «импортозаместиться» продуктами на троечку. И нам как отрасли нужно не только стремиться заменить решения на отечественные, только хуже, но, наоборот, использовать это как возможность для развития», — прокомментировал эту ситуацию технический директор ООО «Цифровая Индустриальная Платформа» Владимир Молодых.

Наконец, геополитическая напряжённость вызвала к жизни ещё две проблемы. Первая из них — это усилившаяся после начала спецоперации на Украине «утечка мозгов». СМИ активно цитировали слова Главы Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергея Плуготаренко о том, что из РФ уже уехало от 50 до 70 тыс. айтишников, плюс собираются уехать в ближайшее время ещё от 70 до 100 тыс. человек.

При этом «Российская газета» писала, что дефицит кадров в IT-отрасли уже в 2021 году составлял от 500 тыс. до 1 млн специалистов. Всё это вынудило правительство утвердить масштабную программу мер поддержки для отрасли, которая включала в себя налоговые послабления, отсрочку от службы в армии, различные гранты на разработку отечественного ПО.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото: ru.freepik.com

Также было существенно увеличено количество бюджетных мест по IT-специальностям в вузах. Насколько властям удалось переломить ситуацию, пока непонятно, но в любом случае российским компаниям на какое-то время придётся смириться с дефицитом квалифицированных программистов на рынке труда.

Во-вторых, нужно понимать, что страшна зависимость не столько от иностранного ПО, сколько от поставок аппаратной части и электронных компонентов, ведь российское оборудование работает на составных частях электронных схем зарубежных производителей. Без решения этой проблемы цифровизация российского нефтегазового сектора окажется под угрозой.

Так или иначе, потенциал для успешного решения многих задач по импортозамещению в нефтегазовой отрасли имеется. Сложно ожидать, что 100% ушедших брендов будут замещены отечественными аналогами. Много техники, запчастей и комплектующих будут поступать в рамках параллельного импорта и  из  стран, не поддержавших санкции.

Однако для его реализации нужны солидные финансовые ресурсы. А учитывая ярко выраженную ориентацию российского нефтегазового комплекса на  экспорт, здесь многое будет зависеть от ситуации на  мировых рынках, где также сложилась непростая ситуация.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото предоставлено «Фонд Росконгресс», roscongess.org

Падали, но поднимались

Если в 2014 году санкции преследовали цель «отлучить» российские компании от оборудования и технологий, то сейчас речь идёт уже о полном отказе от российских углеводородов. Наиболее масштабными представляются последствия эмбарго со стороны ЕС, партнёрство с которым, по словам генерального директора ПАО «Газпром нефть» Александра Дюкова, носило стратегический характер.

Достаточно сказать, что европейский рынок занимал почти 50%в структуре российского экспорта нефти. Такие данные приводит Международное энергетическое агентство. Если говорить в цифрах, то в сутки это 2,2 млн баррелей сырой нефти и 1,2 млн баррелей нефтепродуктов.

К этому стоит добавить разрушение логистических цепочек и проблемы со  страховкой танкеров, перевозящих российскую нефть. В результате в марте-апреле объём добычи в РФ упал примерно на миллион баррелей в сутки, признал в своём выступлении на Санкт-Петербургском форуме вице-премьер Александр Новак. В то же время это падение в немалой степени было смягчено высокими ценами на «чёрное золото».

Неслучайно вице-президент ПАО «Лукойл» Леонид Федун в своей статье «Новая парадигма нефтяной отрасли России» задался вопросом, что выгоднее: продавать 10 млн баррелей по $50 или 7 млн, но по $80? И не логичнее ли в  этой ситуации пойти на сокращение добычи? Однако дальнейшие события, казалось бы, опровергли пессимистические прогнозы.

«До февраля мы постепенно, в соответствии с решениями ОПЕК+, увеличивали добычу, вышли на уровень 10,2 млн баррелей нефти без конденсата в сутки. В марте-апреле наблюдали ожидаемое падение из-за разрушения логистических цепочек, проблем со страхованием. Мы упали где-то на миллион баррелей в сутки. В мае у нас идёт отскок на 300 тыс. баррелей, а в июне фактически мы вышли на уровень января-февраля», — отметил Александр Новак.

Добиться прироста в этот период удалось за счёт переориентации экспортных потоков на Восток. Интерес к азиатским рынкам российские компании проявляли и раньше, но санкции ЕС невероятно ускорили этот процесс.

«Это стратегическое партнёрство уже есть, и сейчас оно должно получить дальнейшее развитие. Эмбарго ставит перед нами задачу ускоренной переориентации наших потоков на новые рынки, в том числе в Азию, задачи перестройки экспортной инфраструктуры.

Это не только нефтепроводы, но и резервуары и порты, наличие танкерного флота, механизмы страхования, финансирование трейдинговых операций. Частично эта инфраструктура уже есть, а частично будет создана в ближайшее время.

Если в начале года в Европу поставлялось три четверти всей добытой в России нефти, то сейчас уже более 50% уходит на азиатский рынок»,  — считает Александр Дюков.

Так, только в мае поставки нефти в Китай выросли на 55%. Впрочем, в этой бочке мёда есть своя ложка дёгтя. Нарастить поставки в Индию и Китай удалось за счёт солидной скидки в 30–40%. Пока российские экспортёры и бюджет остаются в плюсе из-за высоких цен на мировых рынках, но, учитывая непредсказуемость нефтяных котировок, сложившаяся ситуация представляет весьма рискованной.

Александр Новак признал, что российские компании сейчас торгуют с дисконтом, но выразил уверенность, что тот будет уменьшаться по мере выстраивания новых схем продаж.

Впрочем, ряд фактов говорят о том, что российская нефть ещё долго будет торговаться со скидкой. Так, по данным агентства Bloomberg, в начале июля поставки нефти из России в Китай по сравнению с июнем снизились на 25%, а в Индию — на 27%.

Это можно объяснить как эффектом отката после стремительного роста, так и нежеланием Саудовской Аравии и Ирана отдавать перспективные рынки. И эта «гонка наоборот» может привести к обвалу рынка, опасаются эксперты.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото предоставлено «Фонд Росконгресс», roscongess.org

«Медведи» или «быки» — кто победит на нефтяном рынке?

В любом случае, рентабельность российской нефтегазовой отрасли зависит от цен на мировом рынке. Сейчас, когда они установились на относительно высоком уровне, продавать «чёрное золото» можно и с дисконтом. Но что будет с ценами дальше? Кто победит: «медведи» или «быки», игра с расчётом на падение или рост рынка? Российские власти настроены оптимистично. По их прогнозам, спрос, а значит, и цена на углеводороды будут стабильно расти в ближайшее время.

«Мы видим рост потребления, восстановление спроса, который упал в 2020 году. И уже к концу этого года выйдем на допандемийный спрос на нефть. И мы ожидаем, что в ближайшие несколько лет спрос дополнительно увеличится ещё на 4–5 млн баррелей в сутки. Это серьёзная цифра для нефтяного рынка — 5% от сегодняшнего потребления», — отметил Александр Новак.

В то же время сейчас на рынке практически не осталось свободных нефтяных мощностей.

Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ и РФ все вместе могут оперативно нарастить добычу всего лишь на 3,5–4 млн баррелей в сутки. В этих условиях «вычеркнуть» из мирового энергетического рынка Россию попросту невозможно, убеждён вице-премьер. Более того, Александр Новак полагает, что в ближайшем будущем рынок столкнётся с дефицитом предложения.

«Мы видим недостаток инфраструктуры, продолжаем наблюдать снижение объёма инвестиций в добывающую отрасль. В 2019 году в традиционную добычу вложили $483 млрд инвестиций, то в 2021 году эта цифра составила всего $350 млрд. Это означает, что возможен дефицит предложения», — отметил г-н Новак.

Отсюда логично предположить рост цен на «чёрное золото» в ближайшее время. Называются цифры $150 и даже $300 за баррель. Впрочем, тут есть и другие, менее оптимистичные сценарии. До этого рост спроса на углеводороды объяснялся прежде всего восстановлением мировой экономики после пандемии.

Сейчас этот эффект практически исчерпан, и в то же время всё чаще раздаются тревожные голоса о том, что мировая экономика скатывается в рецессию, что негативным образом скажется на потреблении энергоресурсов. Неслучайно Международное энергетическое агентство прогнозирует рост мирового спроса на нефть в этом году лишь на 1,7 млн баррелей в сутки.

Иронично, что одной из главных причин замедления темпов роста мирового ВВП стал как раз энергетический кризис. И если сейчас страны-экспортёры получают сверхприбыли, то уже через несколько месяцев ситуация может драматически измениться.

При этом российская нефтяная отрасль, планируя свою деятельность, делает ставку на высокие цены. В сложившейся ситуации сложно рассчитывать на наличие плана «Б». Сейчас приходится надеяться на продление сделки ОПЕК+ и ускорение темпов роста мировой экономики.

Например, за счёт Китая, где завершился очередной локдаун. Пока же в очередном отчёте ОПЕК прогнозируется снижение добычи нефти в России на 0,17 млн баррелей в сутки в 2022 году и на 0,2 млн баррелей в 2023 году.

Отрасль в условиях санкций: ищем пути выхода
Фото: Андрей Халбашкеев

А у нас в квартире газ…

В ещё большей степени ориентирован на европейские рынки экспорт газа. Так, с 1 января по 15 июля поставки голубого топлива в страны дальнего зарубежья сократились на 33,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сообщает пресс-служба ПАО «Газпром».

И связано это, конечно, с поэтапным отказом стран ЕС от российского газа. В связи с этим главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов предложил обратить внимание на внутренний рынок.

«Никто не говорит о том, как быстро растёт в России последние годы внутреннее потребление природного газа. Общая цифра внутреннего спроса на газ в РФ по итогам прошлого года составила порядка 500 млрд куб. м. Прирост более 50 млрд куб. м за год. То есть 40 млрд куб. м. мы можем потерять на европейском рынке, но в прошлом году мы приросли на 50 млрд куб. м!

Да, там есть факты, связанные с заполнением хранилищ, но и фактор социальной газификации сбрасывать со счетов никак нельзя», — считает г-н Громов.

Впрочем, говорить о резком развороте в сторону внутреннего рынка было бы преувеличением. Дело в том, что уже сейчас 68% добытого в РФ газа остаётся внутри страны, пишет в своей статье «Перспективы экспорта российского газа в новых условиях» заместитель главного директора по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов» Алексей Белогорьев.

В то же время нужно понимать, что экспортные поставки значительно маржинальнее внутренних. И это важно не только для акционеров «Газпрома», но и для российского бюджета. Поэтому экспортное направление остаётся приоритетным.

Между тем у экспортёров «голубого топлива» больше времени на перестройку, чем у их коллег из нефтедобычи. Рынок газа менее конкурентен, а зависимость стран ЕС от поставок из России существеннее.

Да, европейские государства проводят политику последовательного отказа от топлива из РФ, но не могут сделать это одномоментно. Об этом на  Санкт-Петербургском экономическом форуме говорил и генеральный секретарь Форума стран — экспортёров газа господин Мохамед Хамел.

По его словам, никто из  стран  — экспортёров газа в ближайшее время не сможет заменить на европейском рынке «голубое топливо» из России. А то, что темпы заполнения газохранилищ превышают ожидаемые, обусловлено локдауном в Китае и падением спроса в Азиатском регионе.

«В Китае был сильный локдаун, и это привело к тому, что в Европу поступили дополнительные объёмы СПГ, за 5 месяцев увеличение составило 60%. Поэтому Европа смогла восполнить свои хранилища гораздо быстрее, чем она того ожидала.

Но если мы говорим о второй половине года, то видим, что напряжённость на рынке по-прежнему растёт и, если погода будет холоднее, чем ожидается, разыграются ураганы, а производство СПГ в США ведётся в регионах с ураганными тенденциями, конкуренция вырастет, что приведёт к увеличению напряжения на европейском рынке, что, конечно, приведёт к росту цен на газ.

В среднесрочной перспективе мы можем ожидать некую рецессию, хотя это маловероятно. Я думаю, что напряжённость продолжится на протяжении следующих нескольких лет до 2026 года. Цены падать не будут», — отметил в своём выступлении на форуме в Санкт-Петербурге Мохамед Хамел.

Впрочем, это не отменяет необходимости поиска новых рынков сбыта. В данном случае речь идёт прежде всего об азиатском направлении. Главный камень преткновения — инфраструктура. И речь идёт не только о строительстве газопровода «Сила Сибири — 2», но и заводов по производству СПГ и флота для его перевозки. Радует, что у отечественной газовой отрасли есть время и финансовые ресурсы для проведения структурной перестройки. Остаётся грамотно ими распорядиться.

Резюмируя, можно сказать, что катастрофы не произошло. Показатели добычи, конечно, просели, но не фатально. В то же время нельзя считать, что самоё тяжелое позади. Так, российские компании пока не ощутили на себе всей тяжести нефтяного эмбарго ЕС.

Пролонгированным эффектом обладают и многие технологические санкции. К сожалению, всё ещё возможен сценарий, когда российский нефтегазовый комплекс, избежав обвала, может скатиться в «плавное пике».

Неслучайно, представители отрасли неохотно дают прогнозы, ссылаясь на общую непредсказуемость обстановки и малое количество времени, которое прошло после введения новых санкций. Безусловно, стоит ждать позитивной отдачи от тех усилий, что сейчас прилагаются в деле импортозамещения и поиска новых торговых партнёров.

Но будет ли этого достаточно для того, чтобы не просто переждать тяжёлые времена, но и выйти на новый уровень развития? Похоже, что точный ответ на этот вопрос нам даст только время.


Текст: Андрей Халбашкеев


Поделиться:
Статья опубликована в журнале Нефтегазовая Промышленность №2 2022
Еще по теме

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спецпроекты
Уголь России и Майнинг 2022
Проект «Уголь России и Майнинг – 2022» глазами dprom.online. Обзор XXX Международной специализированной выставки в Новокузнецке: обзоры техники,...
MiningWorld Russia 2022
Обзор технических решений для добычи, обогащения и транспортировки полезных ископаемых, представленных на площадке МВЦ «Крокус Экспо» в Москве....
Рудник Урала 2021
Главные события выставки «Рудник Урала-2021» в рамках спецпроекта dprom.online. Полный обзор мероприятия: «живые» материалы об участниках и их...
В помощь шахтёру
Путеводитель по технике и технологиям, которые делают работу предприятий эффективной и безопасной.
Уголь России и Майнинг 2021 | Обзор выставки
Спецпроект dprom.online, посвящённый международной выставке «Уголь России и Майнинг 2021» в Новокузнецке. Репортажи со стендов компаний-участников,...
Mining World Russia 2021 | Обзор выставки
Спецпроект MiningWorld Russia 2021: в прямом контакте. Читайте уникальные материалы с крупной отраслевой выставки международного уровня, прошедшей...
День Шахтёра 2020
В последнее воскресенье августа свой праздник отмечают люди, занятые в горной добыче. В День шахтёра 2020 принимают поздравления профессионалы своего...
Уголь России и Майнинг 2019
Спецпроект dprom.online: следите за выставкой в режиме реального времени.

Ежедневно: репортажи, фотоотчеты, обзоры стендов участников и релизы с...

COVID-2019
Спецпроект DPROM-НОНСТОП. Актуальные задачи и современные решения. Достижения и рекорды. Мнения и прогнозы. Работа отрасли в условиях новой...
Mining World Russia 2020 | Репортаж и обзор участников выставки
Международная выставка в Москве Mining World Russia 2020 – теперь в онлайн-режиме. Показываем весь ассортимент машин и оборудования для добычи,...
популярное на сайте
Пройди квиз ко Дню Шахтёра 2022, узнай какой ты горняк! Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.