Флотационное оборудование
Узнать больше Свернуть
Развернуть

АО «НПО «РИВС» – российский разработчик технологических решений и поставщик флотационного оборудования.
Компания производит и поставляет собственное оборудование РИФ и запасные части, которые применимы для флотационного оборудования любых производителей.

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Трансформация недропользования: ищем ответы на новые вызовы

28.06.2022

Добыча полезных ископаемых — основа российской экономики. По данным Росстата, 40% консолидированного бюджета страны составляют доходы от минерально-сырьевого комплекса. Неудивительно, что добывающие предприятия стали одной из главных мишеней санкций недружественных государств. Как ответить на новые вызовы? На каких направлениях стоит сконцентрировать усилия? Об этом шла речь на сессии «Трансформация развития недропользования в новых условиях» в рамках Санкт-Петербургского экономического форума.

месторождение

Ищем аналоги и надеемся на параллельный импорт

Конечно, одной из главных тем для обсуждения стало импортозамещение, или, как всё чаще говорят, достижение технологического суверенитета. Уход ряда зарубежных компаний с российского рынка грозит разрывом технологических цепочек и даже прекращением работы добывающих предприятий. В связи с этим прозвучали различные предложения того, как следует выходить из сложившегося кризиса. К слову, радикальные высказывания о необходимости производить всё внутри страны в последнее время раздаются реже.

«Здесь встаёт вопрос мощностей, на которые может выйти российская промышленность. Мне кажется, что в ближайшие 3‒5 лет будут ограничения по объёму техники, который можем производить. Поэтому нам нужна комбинация поставок из-за рубежа и роста в России», — считает старший вице-президент — производственный директор ПАО «ГМК Норильский никель» Сергей Степанов.

К тому же запчасти для техники нужны здесь и сейчас, и ждать, пока их производство будет налажено в России, добывающие предприятия не могут. В этих условиях приходится искать аналоги не только внутри России, но и на других рынках, и надеяться на параллельный импорт.

«50% поставщиков нашей компании осталось, но остальным надо срочно искать замену. Нам удалось, как только началась неразбериха, выкупить большой объём запчастей со складов, что дало нам примерно 4 месяца передышки на поиски. Большая проблема в том, что Китай был закрыт из-за ковида последние пару месяцев.

Потому что если взять тот же уголь, то 80% всей подземной техники и 50% техники для открытых горных работ производится в Китае. В металлах по-другому: примерно 30% можно брать из Китая, но из-за карантина и этого не получалось.

Считаем, что до конца года продержимся, лакмусовой бумажкой будут первый-второй кварталы 2023 года. Какие-то единицы подземной техники можно разобрать на части, оставить 90% парка для начала, но в 2023 году этот ресурс будет исчерпан», — рассказывает Сергей Степанов.

23‒24 июня «Норникель» провёл форум «Импортозамещение — новые возможности». Одним из его результатов стало подписание меморандума о намерении с компанией «ЧЕТРА». Речь идёт о переходе «Норникеля» от импортных тяжёлых бульдозеров к российским.

Таким образом, мы возвращаемся к тезису о том, что тактические соображения не отменяют необходимости наладить собственное производство в рамках импортозамещения. И здесь в очередной раз прозвучала мысль о необходимости кооперации усилий.

«Для того чтобы создать эффективную технологию, отрасли необходима программа технологической интеграции. Отдельный недропользователь, на мой взгляд, не может выпустить продукт соответствующего качества.

А координировав усилия с органами государственной власти, институтами РАН и используя механизмы поддержки, можно получить значительно больший эффект. Кроме этого, сотрудничество позволит избежать дублирования работ», — считает генеральный директор АНО «Цифровое недропользование» Андрей Корнийчук.  

экскаватор
Фото: pixabay.com

Цель — сырьевой суверенитет

Впрочем, на сессии подняли вопрос достижения не только технологического, но и сырьевого суверенитета. Звучит неожиданно, но санкции показали, что в России отсутствует добыча некоторых стратегически важных полезных ископаемых.

А если их и извлекают, то в небольших объёмах. В качестве примера можно привести молибден, литий, металлы редкоземельной группы и т. д. Долгое время завозить их из-за рубежа было проще и выгоднее, чем добывать внутри страны. Однако теперь отечественные заводы рискуют остаться без сырья.

«Россия довольно хорошо изучена геологически, но на вопрос, в какой точке страны, когда, сколько сырья и с какими характеристиками нам потребуется, зачастую нет точного ответа. Сейчас многое делается в ручном режиме, но нам необходимы системные механизмы анализа межотраслевых балансов, точное понимание потребностей российской промышленности.

Без этого у нас не будет целостной картины для понимания узких мест и потенциальных точек роста», — сказал Андрей Корнийчук.

С этим не согласился заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Дмитрий Тетенькин.

«Мы составили новый перечень стратегических минерального сырья, до этого он не обновлялся 26 лет. И теперь мы чётко понимаем, какие полезные ископаемые нужны промышленникам, какие объёмы востребованы и на что нам как Минприроды нужно обратить дополнительное внимание», — подчеркнул чиновник.  

Главное, что эти декларации подкрепляются конкретными действиями. Так, предоставлены налоговые льготы для единственного в стране предприятия по добыче молибдена. Кроме этого, принята новая методика по разовым платежам при проведении аукционов на месторождения. Благодаря этому теперь по двум крупным месторождениям лития в Мурманской области эта сумма сократилась с 14,2 млрд до 400 млн рублей, рассказывает Дмитрий Тетенькин.

Конечно, главное направление работы по обеспечению сырьевого суверенитета — увеличение финансирования на геологоразведку.

«Государство берёт на себя самый сложный и рискованный начальный этап геологоразведочных работ. В этом году на эти цели выделено 19 млрд рублей. Они пойдут на работы по поиску перспективных площадок, технологическое перевооружение институтов «Роснедр» и компании «Росгеология».

Всего мы проведём поиск углеводородов на 34 объектах и ТПИ на 50 объектах только в этом году. Бизнес сегодня вкладывает в геологоразведку порядка 450 млрд рублей. Здесь мы уже не один год отмечаем положительную динамику и надеемся на сохранение этих темпов. Но понимаем, что в текущих реалиях государство должно стимулировать этот процесс», — заключил Дмитрий Тетенькин. 

Эти меры, безусловно, должны способствовать ускорению ввода в эксплуатацию новых месторождений. В то же время остаётся важный вопрос расстановки приоритетов.

«Если посмотреть планы государства по освоению новых месторождений, то там большое внимание уделено золоту. Но, по нашему мнению, этим металлом может заняться и частный бизнес. Если посмотреть на статистику, то за последний годовой период недропользователи на золото получили 1 858 лицензий, один только «Полюс» получил 70 лицензий.

То есть мы можем государство от этого освободить, и оно может сосредоточиться на поиске критически важных и импортируемых в настоящее время полезных ископаемых, таких как бериллий, редкоземельные металлы, титан, хром, бокситы», — считает вице-президент по работе с государственными органами АО «Полюс» Сергей Журавлёв.

шахта

Ищем поддержки у государства

Взаимодействие государства и недропользователей стало третьей важной темой для обсуждения на сессии. Санкционное давление — та ситуация, когда бизнес имеет полное право ждать помощи от органов власти.

Следует отметить, что определённые подвижки в этом направлении имеются. Дмитрий Тетенькин обратил внимание на постановление Правительства РФ № 353 «Об особенностях разрешительной деятельности в РФ в 2022 году», согласно которому продлеваются основные сроки работ по лицензиям и проектным документам и допускается приостановление работ до 2 лет. Также обсуждаются или уже приняты и другие нормативные акты, призванные облегчить положение недропользователей.

«Мы усовершенствовали заявительный принцип: увеличиваем количество и предельную площадь участков, существенно сокращаем сроки рассмотрения в два раза. И самое главное, мы ушли от формальных отказов, любой вправе в рабочем порядке исправлять замечания без отзыва заявки.

Удалось сократить сроки на получение лицензии на добычу общераспространённых полезных ископаемых с 270 до 70 рабочих дней, но пока в ручном режиме. Стремимся добиться этого на системной основе. Также в планах создание электронного государственного кадастра месторождений и проявлений полезных ископаемых», — перечисляет Дмитрий Тетенькин.

Представители добывающих компаний также отмечали возросшую эффективность органов власти в новых экономических реалиях.

«Ряд ведомств, которые отвечают за организацию аукционов и лицензирование, сейчас работают на «пятой скорости». Выполняются те же процедуры по закону, но мне всё равно кажется, что это в два раза быстрее, чем в обычном режиме. Все осознают важность реализации таких проектов», — отметил Сергей Степанов.

Также старший вице-президент «Норникеля» положительно оценил решение правительства о смягчении требований к экологическим проектам. Теперь сроки их реализации могут быть сдвинуты на два года.

«Несмотря на сложности с импортозамещением, мы планируем первую часть «Серной программы» запустить в максимально сжатые сроки. Но если смотреть дальше, то возникает вопрос: в какие сроки бизнес сможет закупать мембраны и насосы, на каких технологиях мы будем это реализовывать. Было желание всё сделать на самом высшем уровне, и тогда это было верно. Но сейчас надо смотреть, какие технологии будут нам доступны в ближайшие 5 лет», — считает Сергей Степанов.

В то же время у недропользователей нашлись предложения, как ещё улучшить эту работу. Так, г-н Степанов предложил на время упростить требования к заявке на аукцион по предоставлению лицензии. Сейчас, по его словам, набор документов такой, что корректно его подать может только крупная компания. Ещё один важный момент для добывающих компаний — возможность доступа к единой системе геологической информации.

карьер

«Сегодня существуют десятки, сотни тысяч документов в разных видах. Мы заинтересованы в том, чтобы это всё было оцифровано, структурировано и помещено в единую базу данных, чтобы каждый недропользователь, в том числе и потенциальные юниоры, получали бы быструю информацию о тех или иных участках, представляющих интерес для освоения», — озвучил Сергей Журавлёв.

Стоит отметить, что сейчас такая работа ведётся российским фондом геологической информации, также создаётся автоматизированная система лицензирования недр.

Следующий запрос недропользователей — добиться примата лицензии на разработку недр над требованиями Лесного и Водного кодексов и законодательства об особо охраняемых природных территориях.

«На Правительственном часе в Госдуме прозвучало, что для того, чтобы начать работать по лицензии, в среднем нужно 573 дня. Это время уходит на согласования и получение разрешений от Рослесхоза, Росводнадзора и других регуляторов.

Но если государство решило, что здесь будут добывать полезные ископаемые, значит, надо понимать, что остальные моменты должны отступать на второй план. Понятно, что мы не будем массово вырубать весь лес, но, например, в нашем проекте «Сухой лог» инфраструктура ГОКа расположена на площади, сопоставимой с миллионным городом Красноярском, и надо отдавать себе отчёт, что на большей части этой территории леса не будет. И здесь нужно расставлять приоритеты, что важнее», — считает Сергей Журавлёв.

Стоит отметить, что нынешней обстановке шансы недропользователей быть услышанными, как никогда, высоки. Так что, возможно, по многим сложным вопросам скоро наступит ясность. Однако для оценки эффективности принимаемых мер нужно время. С этим согласились все участники дискуссии и решили продолжить обсуждение уже на Восточном экономическом форуме.


Поделиться:
Еще по теме

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спецпроекты
Уголь России и Майнинг 2022
Проект «Уголь России и Майнинг – 2022» глазами dprom.online. Обзор XXX Международной специализированной выставки в Новокузнецке: обзоры техники,...
MiningWorld Russia 2022
Обзор технических решений для добычи, обогащения и транспортировки полезных ископаемых, представленных на площадке МВЦ «Крокус Экспо» в Москве....
Рудник Урала 2021
Главные события выставки «Рудник Урала-2021» в рамках спецпроекта dprom.online. Полный обзор мероприятия: «живые» материалы об участниках и их...
В помощь шахтёру
Путеводитель по технике и технологиям, которые делают работу предприятий эффективной и безопасной.
Уголь России и Майнинг 2021 | Обзор выставки
Спецпроект dprom.online, посвящённый международной выставке «Уголь России и Майнинг 2021» в Новокузнецке. Репортажи со стендов компаний-участников,...
Mining World Russia 2021 | Обзор выставки
Спецпроект MiningWorld Russia 2021: в прямом контакте. Читайте уникальные материалы с крупной отраслевой выставки международного уровня, прошедшей...
День Шахтёра 2020
В последнее воскресенье августа свой праздник отмечают люди, занятые в горной добыче. В День шахтёра 2020 принимают поздравления профессионалы своего...
Уголь России и Майнинг 2019
Спецпроект dprom.online: следите за выставкой в режиме реального времени.

Ежедневно: репортажи, фотоотчеты, обзоры стендов участников и релизы с...

COVID-2019
Спецпроект DPROM-НОНСТОП. Актуальные задачи и современные решения. Достижения и рекорды. Мнения и прогнозы. Работа отрасли в условиях новой...
Mining World Russia 2020 | Репортаж и обзор участников выставки
Международная выставка в Москве Mining World Russia 2020 – теперь в онлайн-режиме. Показываем весь ассортимент машин и оборудования для добычи,...
популярное на сайте
Инфопроект "Уголь России и Майнинг 2022" Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.