СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Будущее «чёрных городов»: «закроется» ли перевалка угля?

порт Ванино
Фото: vaninoport.ru

Миру нужно больше российского угля. По крайней мере, в этом уверено наше правительство. Объём экспорта чёрного алмаза к 2035 году планируется увеличить с 220 до 260 млн тонн, а если дела пойдут хорошо, то и до 390. И перспективы роста связывают в первую очередь рынком стран АТР.

Все эти вопросы обсудили на прошедшем в феврале заседании правительства. Уголь везут по земле и по морю: как отметил министр энергетики РФ Александр Новак, доля угля в обороте РЖД выросла за 10 лет с 35 до 44%, чёрное золото стало для железнодорожников основным грузом.

Другой мощный транспорт — морской, и, как сказал г-н Новак, «строятся новые и наращиваются мощности действующих угольных терминалов в российских портах Дальнего Востока, в Азово-Черноморском и Арктическом бассейнах».

Вот примерно так, по требованию рынка, и получилось, что в дальневосточных портах, изначально ориентированных на «чистые» грузы вроде леса, рыбы и металлов, основное место занял уголь.

Что было дальше, все помнят. Три года назад школьник из Находки во время прямой линии с президентом пожаловался на ставшую местным бедствием угольную пыль. Из-за того, что здесь идёт активная открытая перевалка, город уже прозвали «чёрным». Тему немедленно подхватили, голос подали другие города, где работают угольные терминалы, начались проверки.

Дальше пошли качели: то ли вообще запретить открытую перевалку, то ли вынести приговор помягче — обязать компании принять экологические меры. Сегодня вердикт такой: открытая перевалка в Приморье должна быть полностью прекращена до конца текущего года. Такое заявление сделал губернатор региона Олег Кожемяко, ссылаясь на поручение президента.

лаборатория
Фото: vostport.ru

Не слишком ли крутой поворот, возможен ли он в принципе и как при таком раскладе мы перевезём запланированные «минимальные» 260 млн тонн угля?

«Уголь даже в холодильниках»

Так сформулировали свою жалобу жительницы Приморья в тематической группе «ВКонтакте». Горожане выходят на митинги, общественные активисты напоминают о рисках человеческому здоровью, а экологи — о вреде уникальной природе Приморья, который наносит угольная пыль.

Сотрудники лаборатории спутниковой океанологии ДВО РАН создал видео из видов бухты Врангеля со спутников. В тёплое время года пейзаж выглядит довольно мирно, а с холодами видно, как чёрная дымка затягивает сначала воду, а потом и белый лёд. Учёные-экологи говорят о возникшей на воде плёнке, припорошенной пылью береговой линии, а в Сети то и дело появляются фотографии «угольных животных».

СПРАВКА

Дальневосточный транспортный прокурор выразил твёрдую уверенность, что про угольную пыль жители региона и в первую очередь Находки и Приморья забудут уже в текущем году.

Ведущий инженер ООО «СТАКЕР» Илья Мартынов напомнил, что сама по себе угольная пыль — вещество почти химически инертное. Но если человек много лет живёт в регионе с повышенной концентрацией этого нестрашного вроде бы компонента, ничего хорошего в этом нет. Уголь, выступающий в качестве адсорбента, усиливает влияние других химических элементов. К тому же специалист напомнил о вреде угольной пыли для машин и механизмов.

«Подвижные части машин и механизмов, на которые воздействуют частицы угольной пыли, имеют повышенный абразивный износ и увеличенную интенсивность коррозионных процессов. Угольная пыль также создаёт множество проблем в системах управления и цепях питания техники, в том числе в связи с повышенной взрывоопасностью пылевой угольной взвеси, особенно в закрытых пространствах с высокой температурой и недостаточной вентиляцией», — комментирует специалист.

Конечно, далеко не только Россия возит уголь морем — такая задача есть у Австралии, у стран Европы, но на митинги пока ходят только жители Дальнего Востока. При этом член общественного экспертного совета по экологической безопасности, сохранению окружающей среды и воспроизводству биологических ресурсов в Приморском крае Андрей Беловодский уточняет, что природные условия Дальнего Востока подливают масла в огонь, и советует всем тем, кто считает возможной простую трансляцию опыта других государств, «приехать в январе в Ванино и погулять там немного рядом с угольными терминалами, чтобы в полной мере ощутить на себе климатические условия района и оценить степень их воздействия на разнос пыли».

«Пыль над угольными терминалами Дальнего Востока поднимается зимой в морозы, при низкой влажности и сильных ветрах. Причём уголь в порты поступает по железной дороге уже высушенный и вымороженный сибирскими морозами. Таких условий перегрузки, как в портах Дальнего Востока, нет больше нигде», — подчеркнул специалист в интервью PrimaMedia.

Восточный порт
Фото: vostport.ru

«Проблема пыления при открытой перевалке действительно очень актуальна, причём не только для городов Дальнего Востока — для любых терминалов, особенно если рядом населённые пункты. Частицы пыли попадают в грунт, в подземные воды, какая-то часть остаётся в виде взвеси — люди этим дышат. Жить в таких условиях — это то же самое, что работать на вредном производстве, только на предприятиях люди сознательно носят СИЗ.

Другие страны тоже сталкиваются с этой проблемой, поэтому накоплена достаточно обширная практика решений. Но из-за наших суровых зим мы не можем просто взять и транслировать чью-то готовую технологию. Я давно занимаюсь этим вопросом, и мне неизвестна система, которая полностью решала бы проблему в условиях нашего климата», — считает региональный менеджер ООО «Мартин Инжиниринг» Тарас Ищенко.

Поэтому нам необходимо собственное, отечественное решение проблемы.

Рубить сплеча

Отечественное решение — это обычно рубануть сплеча: запретить — и конец проблеме.

«Эту работу нужно выполнить в срок. За полгода вы должны показать результат, который увидят люди и соответствующие контрольные структуры. Работа стивидорных компаний по перевалке угля, не выполнивших поручение президента в 2020 году, будет остановлена. Открытой перевалки угля в городе [Находка] не будет», — сказал приморский губернатор на встрече со стивидорными компаниями.

Стало быть, будет закрытая — такая перспектива уже обсуждается давно и на все лады. При этом генеральный директор АО «НМТП» Владимир Григорьев уверен, что происходит подмена понятий и мало кто отдаёт себе отчёт в том, насколько сложен процесс перехода на истинно закрытую перевалку.

СКАЗАНО

После того как юный житель Находки сообщил о проблеме непосредственно президенту, Владимир Путин потребовал от участников рынка максимально учитывать экологические требования. При этом он сказал, что «естественно, полностью отказаться от перевалки угля открытым способом невозможно, это вкладывалось десятилетиями».

«Необходимо закрыть все участки, на которых возможно возникновение пыления. Это, во-первых, зона выгрузки угля из железнодорожных вагонов, во-вторых, склад хранения и, в-третьих, точка погрузки на судно», — рассказал специалист в интервью ИА «Морвести.Ру».

Первая задача может быть решена с помощью закрытых вагоноопрокидывателей — такое оборудование используется в современных терминалах по всему миру.

Второй пункт сложнее, и, по словам эксперта, именно «закрытый склад» чаще всего ассоциируют с более общим понятием «закрытая перевалка угля». Чтобы такое помещение было безопасным, недостаточно поставить просто ангар: понадобится ещё и система аспирации, вентиляции и пожаротушения.

Мало того, что это затраты совершенно другого порядка, так ещё и сокращается полезная площадь склада. Кроме того, такое хранилище нельзя будет использовать для других видов груза, если спрос на уголь вдруг упадёт (а 2019 год ясно продемонстрировал, что «вдруг» — это очень даже возможно).

«Порту нужно уметь оперативно перестраиваться под альтернативную грузовую базу. От этого в том числе зависит реализация стратегических задач экономики и социальная устойчивость региона», — говорит г-н Григорьев.

Ну и третий момент — погрузка на борт судна — рождает схожие проблемы. Технически, говорит эксперт, это можно сделать, в частности, используя судопогрузочную машину. Правда, придётся изменить ещё и конструкцию причала, что также ограничивает возможность его перестройки под другие виды груза.

«Поэтому говорить о переходе угольных терминалов на полностью закрытую перевалку рискованно с точки зрения долгосрочных задач экономики. При этом для обеспечения экологической безопасности работ по перевалке угля открытым способом в мире существуют проверенные на практике технологии, которые позволяют минимизировать воздействие на окружающую среду, не создавая дополнительных социально-экономических рисков для региона», — считает Владимир Григорьев, подчёркивая причины, по которым угольные терминалы всего мира отдают предпочтение открытым системам и разного рода технологическим решениям, способствующим уменьшению пыления.

«Проблему угольной пыли при открытой перевалке решить можно, способов для этого предостаточно, но в первую очередь это упирается в вопрос размеров финансирования этих мероприятий. Существуют технологии строительства закрытых терминалов, когда уголь выгружается из вагонов, хранится, сортируется и грузится в балкере, не попадая на открытый воздух. Другая технология, по которой работают некоторые зарубежные терминалы малых и средних размеров, — перегрузка угля в специальные контейнеры, которые в таком виде и грузятся на судно. Но на крупнейших терминалах мира, как и в новых российских угольных портах, закрытой перевалки угля нет. На то есть ряд причин, в первую очередь себестоимость строительства, а для России ещё и отсутствие строительных норм проектирования крупных угольных складов. Но в этом случае главное даже не деньги. Все технологии закрытой перевалки угля таят в себе другую страшную угрозу, о которой знают не понаслышке шахтёры. Речь идёт о высокой взрывоопасности воздушной угольной взвеси, что намного катастрофичнее собственно запыления», — соглашается
Илья Мартынов.

Не пустой звук

И нельзя сказать, чтобы дальневосточные компании сегодня игнорировали проблему, жалобы жителей и возможности этих самых технологий, которые позволяют снизить пыление.

Так, ещё в 2018 году «Восточный Порт» стал участником пятистороннего соглашения: оно предусматривает реализацию мероприятий для перехода на технологии перевалки угля, которые минимизируют негативное воздействие на окружающую среду. И компания модернизировала систему орошения угольных складов, заменила дождевальные установки, установила ветропылезащитные экраны, регулярно осуществляет экологический мониторинг — силами собственной лаборатории. А на одном из стакеров специалисты установили новейшую систему орошения.

«Исключительно важно, что новая система орошения позволяет бороться с пылью на вершине стрелы стакера — по сути, одном из главных её очагов, — что исключает пыление в момент выгрузки угля на склад», — подчеркнул директор по вопросам охраны окружающей среды АО «Восточный Порт» Сергей Мазуренко.

«Дальтрансуголь» же при развитии мощностей терминала вообще намерен следовать звучащим требованиям и создать закрытую линию выгрузки вагонов. Впрочем, и о текущем своём терминале компания говорит, что тот «оснащён новейшей системой пылеподавления».

Что касается негативной оценки работы «Порта Ванино», прозвучавшей от губернатора Хабаровского края Сергея Фургала (напомним, что в рамках Российского инвестиционного форума чиновник даже говорил о возможности закрытия терминала), то сама компания всячески подчёркивает свою верность экологическим идеалам.

«В рамках плановых надзорных мероприятий за 2019 год Роспотребнадзором было отобрано более 600 проб воздуха, из них почти 400 проб на установление чрезмерного пыления. Ни в одном случае не было установлено превышение ПДК», — отметили в пресс-службе. Впрочем, судя по количеству сообщений «экологического» содержания на сайте компании, вопрос этот для них не праздный — игнорировать поступающие претензии не удаётся.

«Терминал Астафьева» не проходит мимо идеи закрытой перевалки. Он уже построил закрытый двухуровневый контур пылеветрозащитных экранов по периметру территории погрузочного комплекса, а сейчас реализует второй этап работ — строит навесную арочную конструкцию над зоной грузового железнодорожного фронта терминала. В конце прошлого года компания сообщила, что в терминале начала работать закрытая конвейерная линия.

Так что, может быть, той самой всеобъемлющей «закрытой перевалки» в Приморье и не случится, однако её элементы всё же появятся — уже появляются.

Комплекс мер

По словам наших экспертов, проблему может решить только комплекс мер — причём на каждом этапе.

Илья Мартынов рассказал о возможностях систем аспирации — для удобства он предложил разделить их на пассивные и активные. К числу первых он отнёс укрытия конвейерной ленты в виде арок из листов нержавеющего металла (гладких, крепящихся на раму из профиля или гофрированных самонесущих) или же полимеров (это может быть сотовый поликарбонат, ПВХ и т. д.), а также стационарные защитные экраны.

Второй вариант включает в себя системы водяного или водоэмульсионного орошения (гидромониторы, дождевальные установки, системы спринклерного орошения) и системы фильтрации воздуха (фильтры различных типов с нагнетателями воздушного потока).

С экранами, конечно, проще, однако это только половина решения проблемы. Системы орошения же имеют очевидные недостатки: дополнительные затраты на ГСМ, на обслуживание парка техники и персонала. К тому же часто возникают трудности с подвозом воды и реагентов в труднодоступной местности. Специалист также подчёркивает, что системы, использующие в работе только воду, недостаточно эффективны: вода испаряется, значит, эффект пылеподавления лишь временный.

угольный терминал
Фото: portmanagement.ru

Что же касается систем фильтрации с принудительным нагнетанием воздуха, то здесь требуется периодическая замена фильтров, а также ремонт и замена движущихся частей механизмов.

«На данном этапе в своих проектах мы используем системы пассивной аспирации в виде укрытий конвейерной ленты, закрытые узлы пересыпа с конвейера на конвейер и брезентовые чехлы на подвижной стреле мобильных радиальных телескопических конвейеров-телестакеров, которые постоянно модернизируются.

Например, в одном из портов Владивостока к системе пассивной аспирации добавляется система циклонной фильтрации. На очереди установка комбинированной системы аспирации в порту острова Диксон: в дополнение к укрытиям конвейерной ленты монтируется система спринклерного орошения и система вытяжных вентиляторов с фильтрами. В порту Тамань планируется к установке так называемая система «сухой туман», один из подвидов систем спринклерного орошения, где основной акцент сделан на минимально возможном увлажнении материала, что достигается за счёт специальных ультразвуковых форсунок, позволяющих добиться мельчайших размеров водных частиц, оказывающихся в воздухе. Таким образом, увлажняется только пылевая взвесь, которая затем осаждается, не увлажняя сам транспортируемый материал», — рассказал Илья Мартынов.

Тарас Ищенко также говорит именно о комплексе мер.

«Я не раз сталкивался с ситуацией: специалисты наших угольных предприятий побывают на выставке, скажем, в США, увидят там какие-нибудь форсунки, которые хорошо себя показали, и, вернувшись, считают их панацеей. Но на деле этот вопрос намного более сложный, многосторонний.

По сути, пыление возникает в тех местах, где транспортируемый материал сбрасывается. Таких точек несколько — и решения требуются разные», — говорит специалист.

Лазейки для пыли

В каком-то смысле поиск универсальной волшебной палочки, взмах которой разом решит проблему, — это одна из причин, почему она до сих пор на повестке дня. Тотальный запрет открытой перевалки можно отнести к тому же списку. И вот вроде бы уже подключён административный ресурс, есть даже поручение президента, а жители продолжают выходить на антиугольные митинги.
Второй существенный момент: поручение президента — это всё же не закон.

«Экологическое законодательство в России довольно мягкое. Да, есть административное давление, но для участников рынка это далеко не всегда стимул. Самые жёсткие экологические требования сегодня в законодательстве Германии. Там вообще в угольной отрасли происходят существенные перемены, потому что штрафы за несоблюдение экологических требований такие, что они бьют по кошельку бизнеса.

Я пока не вижу такого рода законодательных инициатив в России. Оно и понятно: отрасль к ним не готова. И у нас стараются соблюсти баланс между чистым воздухом и интересами бизнеса, чтобы вся отрасль в итоге не остановилась. У нас штрафы весьма посильные, компании-нарушители не разоряются, выплачивая их», — рассуждает г-н Ищенко.

А ещё наш собеседник поделился наблюдениями: если к проекту терминала или другого угольного объекта имеет отношение иностранный подрядчик или проектировщик, скорее всего, решения, направленные на минимизацию пыления, будут заложены изначально.

В качестве примера он привёл новое оборудование в порту Тамань: производитель конвейеров здесь немецкий, подход к экологическим вопросам — соответствующий. Российские компании на сегодняшний день относятся к этим вопросам куда менее трепетно. Сегодня, когда цена на энергетический уголь заметно упала, экологические начинания в этой отрасли, которые требуют дополнительных инвестиций, вообще приживаются неохотно.

«Наша компания предлагает комплекс решений для модернизации конвейерного транспорта. Мы уделяем особое внимание тем самым точкам пересыпа, которые и являются основными источниками пыли. Наши решения можно устанавливать на действующих конвейерных системах, они могут быть запроектированы изначально. Наша головная компания расположена в Германии, и наши специалисты накопили существенный опыт в своём деле. У нас есть конкуренты — производители схожих элементов, однако именно мы продвигаем их комплексное внедрение.

Я не могу сказать, чтобы угольщики сегодня не уделяли внимания проблемам пыления. На многих предприятиях в России сегодня есть те самые элементы системы — наши или других производителей. Но именно комплексный подход пока непопулярен», — рассказал Тарас Ищенко.

В терминалах пробуют разные варианты — какие-то оказываются эффективными, какие-то нет.

Г-н Ищенко отметил работу уже упоминавшейся компании СУЭК («Дальтрансуголь» — её дочка), которая реально ищет решения. Но снежные пушки, о которых ещё недавно так много говорили, показали себя неэффективными, химреагенты, ориентированные на снижение пыления, специалист «Мартин Инжиниринг» назвал вариантом нерентабельным.

«Бестолковые мероприятия»

Общественники, ведущие борьбу с угольной пылью в Находке, правда, выразились покрепче. Председатель ОЭС Александр Агошков назвал все предпринятые меры «бестолковыми мероприятиями»: хотя на решение проблемы потратили уже более миллиарда рублей, эффекта пока не видно. Обсуждение состоялась на прошедшем недавно заседании Общественного совета по экологической безопасности, сохранению окружающей среды и воспроизводству биологических ресурсов в Приморском крае.

системы пылеподавления
Фото: vostport.ru

Общественники раскритиковали все предпринятые меры, заявили, что используемые средства пылеподавления не работают, а проблемными зонами назвали именно те участки, где ведут свою деятельность крупные компании, о которых шла речь выше: мыс Астафьева и район посёлка Врангель.

Досталось и системе датчиков мониторинга состояния воздуха: по словам представителей общественных организаций, представленные открытые данные всегда говорят о «зелёной» обстановке, то есть без нарушений, а более подробная информация доступна только специалистам. При этом жители своими глазами видят угольную пыль.

У Росприроднадзора, впрочем, своя правда: специалист объяснил, что датчики фиксируют соответствие ПДК, а не полное отсутствие выбросов, и всячески поддержал их установку: с помощью таких систем, между прочим, недешёвых, можно мониторить ситуацию и анализировать причины превышения — когда таковые будут зафиксированы.

Да и вообще, Дальневосточная транспортная прокуратура заявила, что в последние три года количество жалоб жителей на угольную пыль заметно сократилось.

«Сегодня у стивидоров есть понимание необходимости и технического перевооружения, и постоянного мониторинга экологической ситуации, у нас сложился конструктивный диалог», — сказали в ведомстве.

ЭКСПЕРТ

Ведущий инженер ООО «СТАКЕР» Илья Мартынов
Ведущий инженер ООО «СТАКЕР» Илья Мартынов

«Наиболее эффективным способом борьбы с угольной пылью, на мой взгляд, является использование комбинированных систем аспирации. Например, одновременное использование пассивных и активных методов. На конвейерный став устанавливаются самонесущие металлические укрытия из гофрированного профиля, внутри укрытия вдоль конвейерного става прокладывается магистраль для подачи водоэмульсионной жидкости и через определённые промежутки — блоки спринклерных оросителей. Также внутри укрытия устанавливаются системы фильтрации циклонного типа. Комбинация всех этих решений позволяет добиться высокой эффективности пылеподавления и пылеудаления. Если говорить о минусах, то это стоимость эксплуатации, она оказывается довольно высока».

Текст: Кира Истратова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №2, 2020

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.