Оборудование для обогащения
Узнать больше Свернуть
Развернуть

HAVER & BOECKER NIAGARA - специалист в области конструирования и производства машин для обогащения минерального сырья горнодобывающей промышленности, строительных и вторичных материалов.
Телефон: +49 251 97 91 57
email: info@haverniagara.com

Подробнее Свернуть
Нашли ошибку? Выделите ее мышкой
и нажмите
Ctrl + Enter
Поделиться:
Вы уже голосовали

Промышленность и санкции: у кого есть план Б?

14.06.2022

Что ни год — то новый вызов для бизнеса. Только российская горно-металлургическая промышленность научилась жить в условиях коронавирусных ограничений, только кривые объёмов добычи вновь поползли вверх, как на нас свалилась новая беда — санкции и уход с рынка крупных поставщиков критического для отрасли оборудования.

Отрасль накрыла новая волна неопределённости: как продолжать работу и планировать новые проекты, когда условия задачи меняются с завидной регулярностью?

горно-металлургическая промышленность

Без европейских поставок

Техника и оборудование, санкции и импортозамещение — эти темы на все лады обсуждают участники абсолютно всех отраслевых мероприятий сегодняшнего дня. Глобализация сделала своё дело: долгие годы формировались партнёрские отношения между поставщиками решений и их заказчиками со всего мира, совершенствовались логистические цепочки. Одним махом многие достижения прошлых лет оказались разрушены.

Генеральный директор ФГБУ «ВИМС» Олег Казанов, выступая на Международном металлургическом саммите «Металлы и сплавы» представил такой расклад, опираясь на собственный опыт и комментарии специалистов добывающей отрасли: чем сложнее, технологичнее оборудование, тем оперативнее нас от него «отключают».

«На нашем предприятии сейчас осуществляется программа технологического перевооружения, в этом году в план было приобрести 33 единицы импортного оборудования: геофизического, аналитического и технологического. От поставок аналитического оборудования нас отключили мгновенно. А вот если есть возможность купить оборудование в России или Китае, если есть аналоги, но ограничения уже не такие жёсткие», — поделился наблюдением г-н Казанов.

Есть в отрасли прецеденты, когда предприятия не получили уже оплаченного импортного оборудования. В такой ситуации оказалось, например, АО «Уралэлектромедь», которое ещё до начала спецоперации ждало поставок оборудования от своего партнёра из Финляндии.

Сроки по объективным причинам менялись: сначала мешал коронавирус, потом сложности закупки микроэлектроники, и в конце концов АО «Уралэлектромедь» получило письмо, в котором поставщик сообщал, что приостанавливает работу с компаниями из РФ. Это при том, что на 95% оплату заказчик уже произвёл. Как ситуация разрешится, пока непонятно.

«Ряд крупных российских предприятий традиционно заказывали продукцию у иностранных поставщиков, и именно они больше других попали под удар, получив отказ в поставке уже законтрактованного оборудования. Я полагаю, что это история с продолжением.

Пострадали и те, кто уже имеет импортное оборудование, комплектующие для которого стали недоступными. Отчасти эта ситуация коснулась и нас, ведь по требованию заказчика мы включаем в проект импортные элементы. Больше всего опасений связано с автоматикой — об этом говорят все участники рынка. Но на опережение скажу — альтернативные варианты есть.

Есть менее болезненные сценарии, когда западное оборудование было только заложено в проект. Тут потребуется время для изменения документации, возможно, сдвинутся сроки сдачи проекта, но и здесь по многим позициям российские поставщики могут заместить иностранные решения», — прокомментировал сложившуюся ситуацию генеральный директор АО «НПО «РИВС» Анатолий Хасянов.

горно-металлургическая промышленность

Задача, у которой есть решение

Действительно, из всех возникших на повестке дня вопросов, задача поставок оборудования видится участникам рынка самой простой: можно искать, можно обращаться к поставщикам из «дружественных» стран. И сегодня специалисты добывающих и перерабатывающих предприятий, признавая, что проблемы есть, не говорят об этом как о трагедии.

Так, главный технолог проекта ООО ГРК «Быстринское» Владимир Марьясов, участник того же Металлургического саммита, рассказал, что несколько проектов, которые реализовывала компания, оказались в подвешенном состоянии: перспективы работы с иностранными поставщиками оборудования пока туманны. Предприятие работало с решениями Metso Outotec и FLSmidth, которые «временно прекратили» сотрудничество с российскими компаниями.

Владимир Марьясов уверен, что проблему эту удастся решить, что сложившаяся ситуация — это не навсегда, ведь иностранные компании сами заинтересованы в российском рынке. При этом ГРК «Быстринское» уже смотрит в сторону Китая, идут активные переговоры со здешними производителями, кроме того, есть вариант сотрудничества с поставщиками из Индии.

Что же касается комплектующих для уже работающих агрегатов, то в компании не исключают варианта приобретения их у тех же «топовых» европейских поставщиков и доставки их каким-то непривычным кружным путём.

«Запчасти для оборудования FLSmidth можно приобрести и альтернативные, созданные в том же Китае, потому что компания порядка 90% своего оборудования производит именно здесь. С Metso Outotec ситуация иная, мы сейчас ищем варианты, но, что касается футеровки, то необходимые элементы сегодня производят и компании из России», — отметил г-н Марьясов.

С реализацией производимого концентрата у ГРК «Быстринское» проблем не возникло, поэтому производство продолжает функционировать в прежнем режиме.

Руководитель проектов по технологии «Полюс Красноярск» Владимир Максименко напомнил о других сложностях, с которым столкнулись современные обогатительные предприятия: есть проблемы с реагентами, ведь химический концерн BASF тоже покинул российский рынок.

Но с нами остались китайские поставщики, с которыми сегодня выстраивает отношения компания «Полюс Красноярск». При этом г-н Максименко отметил, что компания заблаговременно вела работу по диверсификации пула поставщиков, поэтому уход иностранного партнёра не слишком сильно ударил по производителю.

Ещё одна сложность, о которой напомнил Владимир Максименко, — это прекращение сотрудничества с иностранными консультантами: «Полюс Красноярск», как и многие другие компании, осталась с приостановленным договором на руках. Сегодня задачи иностранных консультантов золотодобытчик планирует решать своими силами.

Хотя тут есть нюанс. Да, уровень специалистов иностранных и российских консалтинговых компаний сегодня примерно одинаков, и в этом смысле уход первых не так уж и страшен. Однако есть у этих специалистов и другая функция  — они выступают в качестве «проводников» биржевых денег. И здесь ещё предстоит понять, насколько критично исчезновение этого звена цепочки.

горно-металлургическая промышленность

На перспективу

Однако специалисты признают, что закупка оборудования — это только вершина айсберга. Допустим, можно приобрести китайские или иные аналоги, можно поставить на импортозамещение. Но дадут ли эти решения тот же результат, который могли обеспечить те самые «топовые» машины и агрегаты, которые сегодня оказались «вне зоны доступа»?

«Я бы сказал, что в краткосрочной перспективе текущие изменения рынка не очень сильно повлияют на деятельность добывающих компаний. Отмечу только, что ограничение конкуренции неизбежно повлечёт за собой рост цен. Даже российские поставщики выставляют другую стоимость — просто потому, что могут.

В долгосрочной перспективе мы обязательно столкнёмся с проблемой доступности современных технологий. Объясню. Любая компания стремится построить максимально эффективный бизнес, что означает внедрение наилучших доступных технологий. Ни в Китае, ни в России их нет: мы сталкиваемся с этим каждый день, потому что постоянно получаем отказы.

Для добывающих компаний эта ситуация влечёт за собой необходимость переоценки эффективности многих проектов, и мы будем принимать решение: браться за этот проект в принципе или нет. Потому что продуктивно можно работать, задействуя современные высокоэффективные решения. А они сейчас недоступны»,  — объясняет технический директор Быстринского ГОКа Алексей Цой, участник конференции «Золото и технологии 2022».

С тем, что российская горно-металлургическая промышленность в ближайшие годы просядет с точки зрения технологий, согласен и генеральный директор Kopy Goldfields Михаил Дамрин, хотя он и признаёт, что данная отрасль пострадала меньше других. Проявится этот теологический регресс, например, в том, что компании вынужденно уменьшат глубину извлечения полезного компонента.

«Допустим, мы сумеем заменить Metso и Siemens на некоторые китайские бренды. Это оборудование будет уже другого качества, при этом стоить оно будет дороже: ограничение конкуренции заставит нас покупать менее эффективные решения по более высоким ценам. Это увеличит себестоимость производства, но, вероятно, некритично. Я думаю, что, если не будет новых негативных тенденций, развитие отрасли продолжится»,  — говорит Михаил Дамрин.

При этом специалист очень осторожно говорит о новых проектах и далеко идущих планах. Оно и понятно, ведь слишком много в этом уравнении неизвестных: на каких условиях будет осуществляться акционерное финансирование, смогут ли банки выдавать долгосрочные кредиты?

«Пока непонятно, как будет выглядеть новый бизнес-порядок в России: качнёмся ли мы в сторону плановой регулируемой экономики с сокращением возможности предпринимательства, или движение будет в сторону послаблений для рынка, чтобы тот за счёт своих внутренних механизмов попытался найти устойчивое положение?» — рассуждает г-н Дамрин.

Пока эксперт оптимистично фиксирует движение в сторону второго варианта, отмечая различные формы поддержки предпринимательства. Если эта тенденция сохранится, то отрасль «выживет», считает генеральный директор Kopy Goldfields. Хотя технологического шага назад нам всё-таки не избежать.

горно-металлургическая промышленность

Жить в эпоху перемен

Невозможность планирования начальник технического отдела инженерно-производственного управления АО «Уралгидромедь» Константин Тимофеев называет в числе важнейших современных сложностей: «никто не строит планов не то что на год, но даже на квартал, с трудом удаётся заключать договорённости на месяц». Это коснулось даже предприятий в структуре холдинга «УГМК», хотя такие вертикально-интегрированные системы выглядят самыми устойчивыми.

«Будучи частью холдинга, мы решаем больше тактические задачи, чем стратегические — установки по последним нам спускают «сверху». Пока мы фиксируем снижение объёмов производства медной катанки, по остальным позициям всё на прежнем уровне.
Однако мы не можем планировать объёмы сбыта, а также объёмы поставок сырья, потому что часть сырья мы всё-таки закупаем за рубежом.

Конечно же, «УГМК» обладает собственной ресурсной базой, однако наше предприятие находится в конце производственной цепочки. Таким образом, мы зависим от производителей черновой меди, а они сегодня не готовы точно прогнозировать свои объёмы.

Почему? Да потому что выплавка черновой меди сопряжена с производством большого объёма серной кислоты, а сбыт этой продукции во многом определяется спросом со стороны производителей удобрений. Этот рынок сегодня тоже нестабилен.

Кроме того, сами медеплавильные заводы зависят от добывающих и перерабатывающих предприятий, которые поставляют сюда сырьё. Получается вот такая длинная цепочка. Я уверен, что нас ожидает снижение объёмов производства, вопрос — насколько», — рассуждает Константин Тимофеев.

Специалист также рассказал о процессах, которые идут на многих, если не на всех современных предприятиях: на всякий случай участники рынка прорабатывают различные сценарии: от снижения объёмов производства на 20, 30 или 50% до временной остановки. Все надеются на то, что пессимистичный сценарий не будет реализован, но всё же предполагают его.

Ключевой задачей для всех производств сегодня является перепланирование бюджета и минимизация собственных издержек, так что некоторые проекты непременно пойдут «под нож». Как правило, это «социалка», кроме архиважных начинаний, ремонтный фонд некритического оборудования, капстрой.

Компании стремятся перераспределить затраты таким образом, чтобы, во-первых, не отказываться от закупки запланированного необходимого оборудования, цены на которое заметно выросли, а во-вторых, сохранить заработную плату сотрудникам и сам штат.

«Сложности есть, их достаточно. Но отмечу, что ни один важнейший проект ни «Уралэлектромедь», ни другие предприятия «УГМК» не остановили», — заверил Константин Тимофеев.

Меньше ГРР

Участники рынка уверены, что текущие сложности обязательно коснутся и геологоразведки. Это закономерно, ведь в кризисные периоды компании традиционно сокращают ещё и инвестиции в ГРР. Как отметил Михаил Дамрин, первоочередной задачей становится «не потерять то, что есть». Хотя в недавнем интервью «Интерфаксу» глава Минприроды РФ Александр Козлов уверенно сказал, что рисков невосполнения МСБ в 2022 году он не видит, ведь в нынешнем году добывающие компании планируют вложить в геологоразведку 450 млрд рублей против 408 млрд прошлого года.

«На данный момент по итогам совещаний с компаниями мы видим, что снижение инвестиций в геологоразведку не планируется. Прогноз 2023 года тоже стабильный», — сказал Александр Козлов.

Он, правда, отметил, что до сих пор не ясны действия иностранных недропользователей: то ли они уходят, то ли остаются, продают или передают свои доли в совместных предприятиях.
А вот Михаил Дамрин абсолютно уверен, что в ГРР произойдёт спад.

Случится это просто потому, что в отрасли стало гораздо меньше инвесторов, готовых войти в проект: ставки непонятны, долгосрочное планирование невозможно.

Даже АО «Полиметалл», известное своей активностью в геологоразведке, в частности, работой с юниорными компаниями, сегодня несколько сбавляет обороты. Нет, начатые проекты «Полиметалл» намерен продолжать, конкурс юниоров в этом году состоится, но несколько изменятся критерии отбора.

«Мы будем смотреть на проекты, направленные на воспроизведение существующих перерабатывающих комплексов, а вот долгосрочные инициативы сегодня не столь интересны», — отметила руководитель дирекции технологий и совместных проектов «Полиметалла» Тамара Головина.


Поделиться:
Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №3, 2022
Еще по теме

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спецпроекты
Уголь России и Майнинг 2022
Спецпроект «Уголь России и Майнинг – 2022» глазами dprom.online. Обзор XXX Международной специализированной выставки в Новокузнецке: обзоры техники,...
MiningWorld Russia 2022
Обзор технических решений для добычи, обогащения и транспортировки полезных ископаемых, представленных на площадке МВЦ «Крокус Экспо» в Москве....
Рудник Урала 2021
Главные события выставки «Рудник Урала-2021» в рамках спецпроекта dprom.online. Полный обзор мероприятия: «живые» материалы об участниках и их...
В помощь шахтёру
Путеводитель по технике и технологиям, которые делают работу предприятий эффективной и безопасной.
Уголь России и Майнинг 2021 | Обзор выставки
Спецпроект dprom.online, посвящённый международной выставке «Уголь России и Майнинг 2021» в Новокузнецке. Репортажи со стендов компаний-участников,...
Mining World Russia 2021 | Обзор выставки
Спецпроект MiningWorld Russia 2021: в прямом контакте. Читайте уникальные материалы с крупной отраслевой выставки международного уровня, прошедшей...
День Шахтёра 2020
В последнее воскресенье августа свой праздник отмечают люди, занятые в горной добыче. В День шахтёра 2020 принимают поздравления профессионалы своего...
Уголь России и Майнинг 2019
Спецпроект dprom.online: следите за выставкой в режиме реального времени.

Ежедневно: репортажи, фотоотчеты, обзоры стендов участников и релизы с...

COVID-2019
Спецпроект DPROM-НОНСТОП. Актуальные задачи и современные решения. Достижения и рекорды. Мнения и прогнозы. Работа отрасли в условиях новой...
Mining World Russia 2020 | Репортаж и обзор участников выставки
Международная выставка в Москве Mining World Russia 2020 – теперь в онлайн-режиме. Показываем весь ассортимент машин и оборудования для добычи,...
популярное на сайте
Ежедневные новости. Актуально и кратко. Присоединяйтесь к телеграм-каналу Свернуть

Подпишитесь
на ежемесячную рассылку
для специалистов отрасли

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.