СПЕЦПРОЕКТ

Mining World Russia 2020

ПЕРЕЙТИ

Ресурсная база Красноярского края

Почти сто лет назад Герберт Уэллс высказался по поводу электрификации в СССР: «Такие проекты … осуществляются сейчас в Голландии, они обсуждаются в Англии, и можно легко представить себе, что в этих густонаселённых странах с высокоразвитой промышленностью электрификация окажется успешной, рентабельной и вообще благотворной. Но осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии».

То же самое сейчас сказал бы мыслитель по поводу масштабного проекта газификации: это утопия. Что мы в действительности имеем сегодня, чтобы уже завтра это стало реальностью? Свой доклад на эту тему представил начальник Департамента по недропользованию по Центрально-Сибирскому округу Юрий Филипцов.

Фото источник: www.centrsibnedra.ru

Нефть не топливо, топить можно и ассигнациями

Ресурсная база углеводородов Красноярского края насчитывает в общей сложности 35 газовых, газоконденсатных и нефтегазоконденсатных месторождений. Оценивая запасы, можно уверенно говорить о том, что прогнозная цифра 2 млрд тонн на государственном балансе весьма перспективна. Дело лишь в том, насколько рационально использовать природные богатства.

Действительная стоимость тех разведанных запасов нефти, которая может быть извлечена и поставлена потребителю, — около 2 млрд тонн. Это огромная цифра, и она будет возрастать. В то же время запасы газа — более 2 трлн. Перспектива программы газификации Красноярска, которую сейчас активно обсуждают, предполагает, что только на начальном этапе нам потребуется до 2 млрд м3 газа в год. При полном переходе на газовую генерацию его потребление вырастет до 10 млрд кубометров.

Чем богаты?

Промышленную добычу нефти на севере ведут на Ванкорском и Сузунском месторождениях, в разработку вводят Тобольское и Лодочное. На юге активно осваивают недра Юрубчено-Тохомской и Куюмбинской групп. В промышленных масштабах газ пока извлекают только на севере — это Мессояхское, Северо-Соленинское и Пеляткинское месторождения для Норильского промрайона и частично Ванкорское. Почему лишь частично?

От Ванкорского месторождения на юг идёт нефтепровод до Пурпе, построенный ПАО «НК «Роснефть». В точке врезки в систему ПАО «Транснефть» в Пурпе происходит приёмка добытой нефти. Как собственник нефтепровода, «Роснефть» обеспечивает свои потребности поставки нефти в трубопроводную систему ПАО «Транснефть». В предыдущие годы, когда холдинг «ТНК-BP» ещё не поглотил ПАО «НК «Роснефть», шёл на крайние меры и вплоть до сжигания, утилизировал добытую для технологических исследований нефть. Но сегодня этот нефтепровод действует, что обеспечивает добычу порядка 20 млн тонн нефти на полке разработки этого кластера.

Что касается газодобычи, ещё с советских времён существует успешный проект от Пеляткинского месторождения через Северо-Соленинское, Южно-Соленинское и Мессояхское до Дудинки и Норильска.

Сегодня дешёвую газогенерацию в Норильском промышленном районе со всеми его социальными, добывающими, горно-обогатительными и металлургическими производствами обеспечивает добыча газа на этих месторождениях.

Газопровод принадлежит ГК «Норникель» и прекрасно работает. Через Енисей построили подводный переход как для газа, так и для конденсата, который в небольших количествах, но всё-таки имеется в этом газе.

Ванкоргаз

ПАО «Газпром» предоставило НК «Роснефть» и ПАО «Лукойл» квоту на транспортировку определённого количества голубого топлива в свою газотранспортную систему.

Однако сегодня она не отвечает потребностям «Ванкора», убеждён Юрий Филипцов.

В будущем количество добытого газа будет ещё больше. Со временем, когда нефтяные оторочки будут исчерпаны, фокус сместится на добычу с газовых шапок, которые на Ванкоре, на Сузуне и Тупуре с Лодочным тоже имеются. Пока вопрос остаётся открытым: уже сегодня, несмотря на поставку газа в сети «Газпрома», НК «Роснефть» вынуждена на Ванкорском месторождении закачивать газ обратно в пласт — это колоссальные убытки.

Фото источник: www.centrsibnedra.ru

На юге Красноярского края промышленная добыча началась со строительства ответвления от нефтепровода ВСТО и ответвления до Куюмбы и Юрубчено-Тохомского месторождения от нефтепровода «Куюмба-Тайшет».

В 2018 году добыча на этих месторождениях достигла первых миллионов тонн.

По плану в 2019 году она должна достичь 8–10 млн м3.

Нефть этих месторождений значительно более газонасыщена, чем нефть мезозойских месторождений: порядка 150 млрд м3 газа растворено в нефти.

Проблема заключается в том, что нефтепромысел не нуждается в большом количестве газа для генерации электроэнергии, поэтому, чтобы минимизировать убытки, нефтедобытчики вынуждены искать подземные коллекторы и закачивать газ обратно в пласт.

Если газ сжигать на факелах, траты будут ещё больше.

Фото источник: www.centrsibnedra.ru

Действие нефтепровода ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий океан) резко увеличило промышленное производство добывающих компаний Иркутской области.

Ресурсная база региона по чёрному золоту немного меньше, чем в Красноярском крае, по газу, напротив, существенно выше.

Из почти 5 трлн м3 газа, стоящих на государственном балансе, чуть больше половины принадлежат «Газпрому», но более 2 трлн — независимым производителям.

Преимущество ПАО «Транснефть», по словам Юрия Филипцова, в том, что она даёт равный доступ всем недропользователям, которые предлагают «свою» нефть и транспортируют её, чего не скажешь о ПАО «Газпром».

«Сила Сибири»

Одна из крупнейших газовых магистралей современности проходит по территориям трёх субъектов РФ: Иркутской области, Республики Саха (Якутия) и Амурской области. Сегодня практически построена труба от Чаяндинского месторождения до Благовещенска, но по этой трубе независимым производителям от ПАО «Газпром» не поступает ни кубометра газа.

Поэтому рассчитывать приходится только на «свои» запасы.

Одна из крупнейших газовых магистралей современности проходит по территориям трёх субъектов РФ: Иркутской области, Республики Саха (Якутия) и Амурской области. Сегодня практически построена труба от Чаяндинского месторождения до Благовещенска, но по этой трубе независимым производителям от ПАО «Газпром» не поступает ни кубометра газа. Поэтому рассчитывать приходится только на «свои» запасы.

Справка


Подгазовая залежь, или нефтяная оторочка — это часть нефтегазовой или нефтегазоконденсатной залежи, в которой газ занимает существенно больший объём, чем нефть.

Фактически это тонкая прослойка нефти между значительно большей по объёму газовой шапкой и водоносным слоем.

Главная особенность освоения нефтяных оторочек связана с прорывами газа и воды к добывающим нефтяным скважинам. Эффективная разработка таких ресурсов требует внедрения новых технологических решений при бурении сложных скважин, поиска способов подъёма жидкости с высоким содержанием газа и высокой точности интегрированного проектирования.


Сегодня, утверждают эксперты, ситуация дошла до такого состояния, что в месторождениях Иркутской области, которые не содержат нефтяных оторочек, недропользователь практически возвращает топливо в нераспределённый фонд. Так, Иркутская нефтяная компания возвратила порядка 10 млрд м3 газа на двух месторождениях.

Ресурсная база Красноярского края

В цифрах она меньше, чем в Иркутской области, — более 2 трлн м3 газа. Из них запасы независимых недропользователей, таких как ПАО «НГК «Славнефть» на Куюмбе и АО «ВСНК» на Юрубчено-Тохомском месторождении, — более 1,5 млрд кубометров.

Тот углеводородный газ, который сегодня попутно извлекают с нефтью, но не находят ему применения, очень мог бы пригодиться в Северо-Енисейском районе.

Не столько для народного потребления, сколько для золотодобывающих компаний ПАО «Полюс» и ООО «Соврудник» (входит в ОАО «ЮГК»). Ответвление от Юрубчено-Тохомского и Куюмбинского месторождений на запад до Северо-Енисейского — не такое уж и большое.

Группа компаний «Полюс» по Олимпиадинскому и по другим месторождениям защитила запасы, в полтора раза превышающие то, что было на момент начала промышленной добычи на Олимпиаде.

Сегодня они расширяют карьер — завтра уже перейдут к подземной добыче золоторудного сырья. Как обстоит вопрос с обеспечением электроэнергией? В настоящее время две нитки с Братской ГЭС обеспечивают потребность в электроэнергии ГОКов «Полюса».

омпания предусмотрела и собственную резервную электрогенерацию: уголь добывают на Кокуйском месторождении на Ангаре. Кроме того, в холодное время года по зимнику от Юрубчено-Тохомского месторождения завозят неподготовленную нефть — она малосернистая, практически безасфальтеновая. Меткое выражение Дмитрия Менделеева про ассигнации как нельзя лучше характеризует ситуацию.

Проблемный узел

Начать с Северо-Енисейского района, а потом — Приангарье, Красноярье и дальше на Восток. Бурятия сегодня не развивает свой богатый сырьевой комплекс из-за дефицита и дороговизны электроэнергии. Не могут стартовать многие проекты Забайкалья, например, цементное производство в Чите.

Решение проблемы эксперт представляет себе следующим образом: организовать диалог производителей газа, региональных властей и недропользователей. Первым участие в газовой программе даёт существенные бонусы: повышение рентабельности и снижение издержек. Последние, если нуждаются в электроэнергии, получат экологически чистый, стабильный на долгие годы источник газогенерации. Почему этого до сих пор не произошло?

Потенциальная опасность для всех сторон заключается в сроках проектирования и строительства горно-обогатительных мощностей: их перенос на неопределённое время грозит поставщикам газа колоссальными убытками.

В 2017 году в Забайкальском крае группа компаний «Норникель» ввела в разработку Быстринское золоторудное месторождение, которое, естественно, нуждается в энергообеспечении. Тогда же речь шла о поставках газа от ПАО «Газпром». По словам Юрия Филипцова, компания предложила такую цену, что выгоднее стало построить около 200 км линий электропередач с Харанорской ГРЭС, комбинируя с угольной генерацией, и таким образом обеспечить электроэнергию для горно-обогатительных комбинатов и добывающих предприятий Быстринского месторождения. Дефицит электрогенерации актуален и для крупнейшего золоторудного месторождения Сухой Лог, принадлежащего ПАО «Полюс».

Если вопрос взаимодействия между предприятиями будет решён на уровне регионов, организация добычи природного газа в промышленных масштабах и генерация электроэнергии могли бы дать дорогу многим горнодобывающим проектам.

Фото источник: www.centrsibnedra.ru

Газификация позволит также облегчить экологическую нагрузку на населённые пункты. Например, для всех поселений, расположенных вдоль Транссиба в Красноярском крае, для этого необходимо 3,7 млрд м3 газа.

Однако «Газпрому» далеко не до проблем красноярцев, будь то чёрное небо или электроснабжение крупнейших добывающих предприятий, которые пополняют бюджет не только края, но и страны. На переднем плане — вопросы Турецкого потока и Европы, где газ потребляют больше в десятки раз.

А в Красноярье голубое топливо прямо под ногами. Наглядный пример — посёлок Богучаны. Под землёй там разведано большое месторождение газа, и таких мест в регионе немало.

Поделить газ на всех

Перспективные территории страны распределяют независимые Роснедра. Чтобы получить разрешение на промысловые работы, каждый предприниматель в любой форме собственности может подать заявку на участие в конкурсе или аукционе. Выигрывает тот, кто предложит большую цену. Например, в Норильском промышленном районе лицензионные участки в собственности АО «Таймыргаз» и АО «Норильскгазпром». Это дочерние предприятия ПАО «ГМК «Норильский никель»», которые не имеют никакого отношения к ПАО «Газпром».

Фото источник: www.centrsibnedra.ru

Действие нефтепровода ВСТО дало толчок развитию Иркутской нефтяной компании — тоже независимой. Свой вклад внесли иностранцы: представители Китая и Японии приняли участие в строительстве газоперерабатывающего комплекса в городе Усть-Кут. Сегодня он даёт пропан-бутановую смесь, в перспективе — выпуск полиэтилена высоких марок. Газом обеспечены и производство, и близлежащие посёлки.

Что касается мастодонта отрасли, привилегия ПАО «Газпром» — экспорт за рубеж любым иностранным компаниям. ПАО «НК «Роснефть» в лице Игоря Сечина также пытается отвоевать доступ на продажу газа на международном рынке. Игроки отрасли уверены: это прицел вряд ли на развитие РФ. Поэтому независимым производителям стоит отталкиваться от обратного — развивать территорию внутри страны, а именно Сибири.

Текст: Надежда Гесс

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №2, 2019

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.