Остановить эпидемию золотой лихорадки

Споры вокруг трагедии на реке Сейба до сих пор не улеглись. Шутка ли — 17 погибших. Но дело не только в этом.

События, произошедшие в октябре в сибирской золотодобывающей артели, едва ли можно назвать «обстоятельствами непреодолимой силы». Чем дальше эксперты разбираются в этой истории, тем очевиднее становится: предпосылки трагедии намного глубже, чем незаконно установленная дамба.

Прорыв дамбы на Сейбе
Фото: spasem.tayaty.ru

Жители деревень и посёлков юга Красноярского края бьют тревогу.

Они уверены: на Сейбе история только началась. Если не принять меры, трагедия может повториться. И под угрозой не только работники золотодобывающих предприятий, но и существование целых населённых пунктов.

И вот жители сёл и посёлков Красноярского края уже обратились к руководству «Енисей Золото» с просьбой уйти с их земли — просто оставить идею вести здесь добычу. Дело было несколько месяцев назад.

Сегодня активисты мыслят шире: они предлагают пересмотреть правила заявительной выдачи лицензий, приписанные в пресловутом приказе Минприроды № 583.

Чем не угодили старатели?

Если вбить в Google запрос «село Таяты Красноярского края», поисковик выдаст дивные фотографии: сибирская деревня в окружении сибирской природы. Этакая местная Швейцария.

Глава Таятского сельсовета Фёдор Иванов болеет за свою малую родину: говорит, что за 15 лет в должности миллионов не нажил, да и вообще покидать село не собирается, поскольку любит эти места. Поэтому лично заинтересован в том, чтобы поселение жило.

А оно, в общем-то, расцветает: сегодня в Таятах 730 жителей — на треть больше, чем 12 годами ранее. Многие семьи здесь многодетные, да и нередки случаи, когда люди переезжают в эти спокойные удалённые места.

В сети есть несколько объявлений: «Куплю дом в Таятах». Жители дружно говорят о том, что село их — благополучное. Развивается сельское хозяйство — даже у главы сельсовета есть корова, к тому же неплохо пошёл экотуризм.

Сельчане уверены: всё это в одночасье закончится, если на реке Таятке начнётся золотодобыча. А она начнётся, поскольку лицензии на геологоразведочные работы уже выданы. А за геологами придут люди на экскаваторах, придут драги.

«На примере близлежащих приисков на реках Чибижек, Копь и Амыл с их притоками мы хорошо осведомлены о последствиях добычи россыпного золота.

Подобное предприятие вблизи села, несомненно, приведёт к социально-экологическому бедствию, не только нанесёт непоправимый ущерб природной среде, но и однозначно поставит под угрозу существование его жителей, напрямую зависящее от состояния окружающей природы и в первую очередь от чистоты рек», — пишут в открытом обращении к золотодобытчику — ООО «Енисей Золото» жители нескольких населённых пунктов Каратузского района.

Прорыв дамбы на Сейбе
Фото: spasem.tayaty.ru

«Для нас эти реки — это источники питьевой воды. Участки будущей добычи накладываются на сенокосные угодья, необходимые нам для ведения сельского хозяйства. Если посмотреть на карту, то видно, что лицензионные участки покрывают порядка 10 населённых пунктов в этом районе. А ещё невооружённым глазом видно, что на этих реках большой перепад высот. Промывка золота требует создания определённых сооружений, и на примере Сейбы (я выражаю соболезнования всем пострадавшим) мы видим, насколько это опасно», — подчёркивает Фёдор Иванов.

Конечно, простые сельские жители — это не экологи и не специалисты по промышленной безопасности. Но зато они своими глазами видят, что происходит в их регионе с приходом старателей.

На ручье Дремучка с 2019 года идут геологоразведочные работы — силами всё того же ООО «Енисей Золото».

«Несмотря на заявляемый поисковый характер работ, Министерство лесного хозяйства Красноярского края предоставило компании в аренду лесной участок, предназначенный также и для добычи полезных ископаемых. В настоящий момент вырублен лес в водоохранной зоне, изменено русло ручья, ведутся горные работы на большой площади и промывка грунта со сбросом отработанной воды прямо в ручей», — пишут жители уже двух районов в другом обращении — на этот раз губернатору Красноярского края.

По информации Минприроды, в Российской сырьевой базе велико значение россыпей, заключающих 12% запасов золота страны и обеспечивающих 23% его добычи

По обращениям активистов контролирующие органы провели проверки. Министерство экологии и рационального природопользования и Министерство лесного хозяйства Красноярского края выявили нарушения пользования водными и лесными угодьями, а лабораторные исследования воды — техногенное загрязнение воды.

Ручей Дремучка небольшой — порядка 6 км, а вот шлейф от загрязнений разносится по рекам намного дальше. И мы говорим только о начале геологического изучения на первом из семи утверждённых участков.

Копай глубже

Вообще-то, жители сибирских сёл не нанимались спасать мир — они вышли на защиту своего дома.

Однако корень зла активисты видят не в особенностях работы конкретного недропользователя, а в несовершенстве системы в целом. И обращение к губернатору, которое составили взбудораженные люди, — это не эмоции сельчан, отстаивающих старый уклад жизни: авторы оперируют фактами.

«Долгое время россыпной золотодобычей занимались в основном крупные компании — не может выжить предприятие на одном небольшом участке. Зайти в этот бизнес было трудно: большие пошлины, большие требования и риски.

Отмечу также, что все известные богатые месторождения, открытые ещё советскими геологами, были распределены между крупными добытчиками. Чтобы идти дальше, требовались геологоразведочные работы.

И в 2016 году Министерство природных ресурсов формулирует приказ № 583, который фиксирует новый порядок согласования участка недр для геологоразведочных работ. Это нововведение существенно понижает планку: теперь на рынок золотодобычи может зайти предприятие с небольшим капиталом.

Вроде бы всё правильно: развивается малый бизнес, меньше бюрократии, уходит монополия. Но теперь у предприятия может не быть ни хорошей техники, ни природосберегающих технологий.

А теперь посмотрите, как меняет рынок приказ № 583. В 2017 году было выдано пять лицензий. В 2018 году — 35, а подано 157 заявок. Данных за 2019 год пока нет, но прогноз — больше 100 лицензий.

Если дела пойдут такими темпами, то в 2020 этих лицензий будет больше 200. И когда это всё закончится? А закончится тогда, когда недропользователи придут на последний ручей», — уверен общественный активист, житель села Таяты Сергей Рябцев.

Прорыв дамбы на Сейбе
Фото: spasem.tayaty.ru

Спикер также напомнил, что, хотя новые правила распространяются и на другие полезные ископаемые, в реальности так заметно меняется ситуация именно в отрасли добычи россыпного золота. 63% всех лицензий, выданных по заявительному принципу в 2016–2017 годах, — это лицензии на золотодобычу.

Из тех, что уже выданы в 2019 году, таковых 90%. И 85% из «золотых» лицензий — это разрешения на россыпную золотодобычу.

«Я абсолютно уверен, что цель введения новых правил была благая. Но не мне вам рассказывать, насколько предприимчивыми могут быть наши люди.

Закон истолковали именно таким образом, как мы можем наблюдать.

Сегодня на рынок золотодобычи выходят компании, которые либо отделились от крупных холдингов, либо являются обычными строительными предприятиями», — отметил Сергей Рябцев.

«К примеру, ООО «Енисей золото», ООО «Казырское» являются микропредприятиями с уставным капиталом 10-12 тысяч руб., среднесписочная численность сотрудников — два человека, не имеют в своём штате всех необходимых специалистов и не располагают собственной материальной базой и достаточными финансовыми средствами для осуществления деятельности», — пишут в своём обращении к губернатору жители районов, где скоро полным ходом будут вести золотодобычу.

Прорыв дамбы на Сейбе
Фото: spasem.tayaty.ru

Добавим к этому, что такие вот небольшие компании едва ли проведут достойную рекультивацию, покидая отработанный участок.

Максимум — разровняют бульдозером. Геологи и экологи говорят, что после таких работ на месте бывших месторождений образуется лунный пейзаж — лет этак на 30.

Молчание — золото

Вообще примечательно, что вся эта история крутится вокруг общественных активистов. Они следят за состоянием рек, они изучают законы, они ищут причины и формулируют требования. А что же контролирующие органы?

В предыдущей статье мы уже писали о том, что после сисимской трагедии началась волна проверок, причём строгих, с решительными мерами. Однако в ситуации, сложившейся вокруг Таят, такой активности пока не наблюдается.

Проблему вынесли на обсуждение на круглый стол, прошедший в Союзе журналистов Красноярского края.

На встречу пригласили и представителей Росприроднадзора. Пригласили, как и положено, официальным письмом, где были перечислены вопросы для обсуждения. Их был целый список: о соблюдении природоохранного и трудового законодательства, о будущем нетронутых сибирских рек, а также о помощи пострадавшим при аварии на Сейбе и реальности выплат.

Под будущую золотодобычу в Курагинском районе уже занят участок земель сельскохозяйственного назначения площадью 127Га в том числе в границах населённого пнукта.

От участия в беседе Енисейской межрегиональное управление Росприроднадзора отказалось с формулировкой: «Проанализировав вопросы, центральный аппарат Росприроднадзора признал участие специалистов нецелесообразным, так как вопрос выплат потерпевшим и безопасности труда не входит в наши полномочия». Техника чтения по диагонали.

Зато российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов поведал интересные факты о тех землях, из-за которых сейчас разгорелся весь сыр-бор.

Впрочем, вся эта информация не является секретной — достаточно сопоставить имеющиеся в открытом доступе факты.

«В ноябре 2017 года прошли общественные слушания по вопросу создания особо охраняемой природной территории микрозаказника «Жаровский» в Курагинском районе Красноярского края.

Через две недели после слушаний документы были поданы на государственную экологическую экспертизу.

Там их продержали максимальное время — 60 дней, после чего вернули, поскольку не была перечислена плата за проведение экспертизы в установленном порядке. Заявку снова подали, продержали полмотора месяца, после чего опять вернули.

И третий раз закинули авторы невод, причём формулировка заявки не менялась. Смысл в том, что границы микрозаказника федеральным Министерством природных ресурсов и экологии не утверждены до сих пор.

И пока шёл этот процесс передачи туда-сюда документов, золотодобывающая компания подала заявку и получила лицензию на добычу россыпного золота в границах пока так и не случившегося микрозаказника. Такое вот удивительное совпадение», — рассказал Александр Анатольевич.

Любители и профессионалы

Общественный мониторинг сегодня в принципе выходит на новый уровень. И работа идёт прямо по сценарию старой шутки: профессионалы построили «Титаник», а любитель — ковчег.

«Последние годы мы занимались мониторингом водных объектов, в частности, в Красноярском крае. Эту работу мы проводили в рамках экологической коалиции «Реки без границ», помогали нам специалисты из Центра спутникового мониторинга.

Мы проводили съёмку определённых площадей, на следующий день расшифровывали космоснимки с фактами реальных загрязнений. За полевой сезон — 2018 мы выявили 63 факта загрязнения водных объектов — можете представить, насколько мощных, учитывая, что на снимках они были заметны.

Информацию мы предоставляли в надзорные органы.

Но в 2019 году мониторинга по Красноярскому краю не было — мы ушли в другие регионы, поскольку Енисейский Росприроднадзор перестал реагировать на наши обращения», — объяснил Александр Колотов.

18 природоохранных общественных организаций инициировали обращение к Владимиру Путину с просьбой прекратить выдачу лицензий на добычу россыпного золота

С чем связано такое игнорирование тревожных сигналов — непонятно.

Ведь, по сути, общественные организации взяли на себя мощный пласт работы надзорных органов. Здесь на самом деле не хватает рук — территории у нас огромные, инспекторы физически не успевают за всем уследить.

Однако в Амурской области, Забайкальском крае, где мониторинг вили и ведут, общественники находят общий язык с Росприроднадзором.

И специалисты разбирают обращения, выезжают на место, доходит даже до лишения лицензий. Хотя климатические условия-то тоже не располагают к путешествиям.

«Изначально мы прекрасно взаимодействовали с надзорными органами Красноярского края. Мы много работали по северу Красноярского края — районам Северо-Енисейска, Мотыгино, в Приангарье. Но как-то у нас случилась показательная история.

Мы акцентировали внимание Росприроднадзора на одной артели старателей, которую систематически ловили за руку по факту нарушения природоохранного законодательства. Росприроднадзор сначала очень живо реагировал, даже затеял процесс отзыва лицензии, а потом взаимодействие прекратилось, и артель до сих пор работает», — привёл пример Александр Анатольевич.

На Сейбе и Сисиме с экологической точки зрения всё тоже не было гладко.

Общественники выявили шесть случаев загрязнения в 2018 году, а в сентябре они зафиксировали особенно заметный шлейф мути: протяжённость загрязнения составила 240 км.

Предположив, что такое явление может быть связано с аварией на гидротехническом сооружении, наблюдатели написали обращение в Роспотребнадзор.

В ответ специалисты посоветовали им самим съездить на место, взять пробы, а потом уже писать пугающие письма.

«Трагедия на Сейбе не видится мне неожиданностью. Без надлежащего надзора и контроля деятельность добывающих предприятий может обернуться катастрофой», — подытожил Александр Колотов, ещё раз подтвердив, что для опасений жителей Курагинского и Кататузского района есть реальный повод.

Я к вам пишу

Сегодня природоохранные организации Сибири и Дальнего Востока вместе с жителями районов, где вот-вот начнётся золотодобыча, требуют ни много ни мало изменить законодательство.

Речь, конечно, идёт о заявительном принципе лицензирования на россыпную добычу золота.

Есть разные варианты — как именно сформулировать ограничение.

Звучало предложение ограничить выдачу лицензий на работы на нетронутых реках — то есть тех, где золотодобыча ещё не велась. Другой подход — на тех участках, которые имеют прямое воздействие на населённые пункты. Или же вообще рубануть сплеча: отменить заявительный принцип в отношении россыпной золотодобычи.

Жители сибирских сёл, составивших обращение губернатору Красноярского края, прибавляют к этому необходимость участия представителя местной администрации в рассмотрении заявок о предоставлении права пользования недрами.

То есть они вроде как и сейчас участвуют, но всё больше на бумаге.

Скажем, стратегия социально-экономического развития Каратузского района до 2030 года включает создание туристско-рекреационной зоны. Но какой уж тут туризм, когда в русле чистой сибирской реки, вода которой сейчас пригодна для питья, будет течь неопределённого состава жидкость.

Прорыв дамбы на Сейбе

Да и перспективу аварии гидротехнического сооружения едва ли удастся преподнести как сибирский экстрим. За тем, чтобы не было противоречий, и смогут проследить представители местной администрации.

В общем, у нас сформировался полноценный экологический фронт.

Но пока волнения есть, а подвижек нет: Александр Колотов и его коллеги написали письмо уже не в региональные службы, а в Кремль.

Им ответили: мягко, аргументированно и изящно отказали реализовывать идею запрета россыпной золотодобычи. Вот выдержки из письма, которое Александр Анатольевич опубликовал на своей странице в Facebook.

«Месторождения россыпного золота являются рентабельными, легко отрабатываются и обеспечивают занятость населения в значительной части российских регионов, включая ДФО».

«Запрещение предоставления новых лицензий на геологическое изучение или разведку и добычу россыпного золота по причине недостаточно эффективного надзора за соблюдением недропользователями условий пользования недрами не решит проблем, а наоборот, может усугубить их. Названный запрет приведёт к безлицензионному пользованию недрами и будет способствовать усилению криминогенной обстановки в районах самовольной добычи и дополнительному ущербу окружающей среде».

«Решение проблемных вопросов, связанных с охраной окружающей среды, может быть осуществлено за счёт соблюдения ими требований законодательства в области окружающей среды».

Что ж, доходчиво и логично.

Но всё-таки стрижка только началась.

СПРАВКА

Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев в августе 2019 года обращался в Роснедра с инициативой запрета дальнейшей выдачи разрешений на разведку и добычу россыпного золота в регионе

ЭКСПЕРТ

Александр Колотов, 
российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ», исполнительный директор Красноярской региональной общественной экологической организации «ПЛОТИНА»
Александр Колотов,
российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ», исполнительный директор Красноярской региональной общественной экологической организации «ПЛОТИНА»

«В последние годы нас поддерживает Фонд дикой природы. И мы договорились совместно провести ретроспективный анализ загрязнений, возникших на территории Красноярского края от работы золотодобывающих компаний в 2019 году.

Мы выявим точки, где эти загрязнения были систематическими, и эти данные передадим в центральный аппарат Росприроднадзора — через голову нашего регионального, раз уж с ними нет взаимопонимания.

Ещё одна наша инициатива — создание школы общественно-экологических инспекторов, хотим её запустить весной. Туда мы пригласим неравнодушных людей из районов Красноярского края, чтобы дать им некоторые основы в этой области, они сдадут экзамены, получат корочки и вместе с ними хоть какие-то рычаги воздействия.

Красноярск в этом плане активничает, а мы хотим распространить эту практику не только на краевой центр, но и на регионы, где, как показывает практика, и происходят основные нарушения».


Текст: Анна Кучумова

Понравился материал? Подпишитесь
на отраслевой дайджест и получайте подборку статей каждый месяц
.

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №1, 2020
Союз горных инженеров

Подпишитесь
на ежемесячный дайджест актуальных тем
для специалистов отрасли.

Исключительно отраслевая тематика. Никакого спама 100%.